Хорошие поздравления с днем рождения парню своими словами от девушки

Хорошие поздравления с днем рождения парню своими словами от девушки

Хорошие поздравления с днем рождения парню своими словами от девушки


Хорошие поздравления с днем рождения парню своими словами от девушки

Хавен П. фон. Путешествие в Россию / Пер. Ю.Н. Беспятых // Беспятых Ю.Н. Петербург Анны Иоанновны в иностранных описаниях. Введение. Тексты. Комментарии. - СПб.: БЛИЦ, 1997. - С. 303-364.

Педер фон Хавен

ПУТЕШЕСТВИЕ В РОССИЮ

Прибытие в Кронштадт

26 июля 1736 года я прибыл в Кронштадт на русском судне, кото­рое под названием пакетбота1 делало тогда каждое лето по два рейса между упомянутым городом и Любеком. Равным образом другое та­кое же судно ходило в Данциг. [Нашим] судном командовал морской лейтенант, и экипаж составляли 60—80 матросов, не считая много­численных морских кадет и волонтеров. Целью такого плавания было улучшение и поддержание сообщения между Россией и Германией, а также перевозка пассажиров и посылок между обоими государствами и обучение моряков.

Известие о Кронштадте

Я беру на себя смелость сразу же описать Кронштадт, поскольку позднее для этого, пожалуй, не представится благоприятной возмож­ности. Кронштадт был заложен одновременно с Петербургом в 1703 году императором Петром Алексеевичем. Поначалу это была лишь маленькая крепость для обороны гавани, получившая наименование Кроншлот, пока в 1721 году император не присвоил ему названия Кронштадт вследствие заметного его роста и значительного умноже­ния населения2. Под этим именем он известен и сегодня; лишь некото­рые авторы, писавшие о нем до 1721 года, называют его Кроншлотом.

Он расположен на острове Ретусари3 между Ингерманландией и


[304]

Карелией, как раз там, где река Нева впадает в Финский залив Бал­тийского моря. Таким образом, с востока он ограничен рекой Невой, текущей от Санкт-Петербурга; с запада его омывает открытое море; с севера — тот рукав Невы, который отделяет его от финляндской про­винции Карелия, и с юга — рукав названной реки, который течет в море между этим островом и Ингерманландией. Город обширен, имеет прямые и широкие улицы и состоит из многих неплохо построенных зданий, среди которых русские церкви, дворец Меншикова, четыре построенные императором и арендуемые купцами красивых больших здания с фундаментными стенами, а также значительные дома адмира­лов и других весьма видных господ, имеют великолепный вид с моря. Лучшая русская церковь, поставленная в 1718 году, внутри красивее, чем снаружи4.

С северной стороны вода, отделяющая Кронштадт и весь остров Ретусари от Карелии, не так глубока, чтобы там можно было плавать, разве только на маленьких судах. С южной же стороны река Нева настолько глубока, что по ней могут пройти даже самые большие ко­рабли. Ингерманландия находится на расстоянии доброй четверти мили от Ретусари и Кронштадта. Но ширина глубокого места вблизи города вряд ли превышает тысячу шагов. Кроме того, невозможно войти [в гавань] без разрешения из стоящей на море крепости и бата­рей на суше.

Население Кронштадта состоит из людей самых разных наций, как и в Петербурге, поэтому ведет самый различный образ жизни. Здесь, как и во всех других городах по всей России, существует свобода отправления религиозных обрядов. Однако до сих пор, насколько я помню, люди ни одной веры, кроме русской, не имели в Кронштадте достаточно сильной общины, чтобы возвести настоящую церковь. Поэтому богослужение каждой секты происходит пока в особом доме, или собрании. Интересно, что в 1714 году объявился в Кронштадте пленный шведский офицер, уроженец Кенигсберга. Он, поскольку там тогда не было духовных лиц, не только проповедовал трем религиоз­ным общинам, но и совершал все таинства и крестил детей по вере каждого, как того желали, пока спустя несколько лет этому его заня­тию не положили конец5.

О крепостных сооружениях

Крепостные сооружения этого города состоят из крепости, которая собственно и называется Кроншлот, расположенной на юго-юго-вос­точной стороне, и из других превосходных тройных сооружений. Кре­пость стоит на песчаной отмели, размеры которой каждый год


[305]

увеличиваются или уменьшаются наносимым рекой Невой песком. Другие крепостные сооружения устроены достойным удивления образом в море: зимой, когда вода замерзла, убрали лед и забили в дно сваи. Затем на них построили настоящие укрепления, каменные и деревян­ные. Когда льда не стало, караульные солдаты стали добираться на свои посты и обратно на веслах. Сооружения — тройные и образуют, кроме того, три гавани. Во внешней гавани стоит весь русский воен­ный флот. В средней — только купеческие суда. А во внутренней близ берега находятся лишь малые суда, в основном принадлежащие кронштадтским жителям, либо же другие большие корабли, стоящие под погрузкой или разгрузкой. Помимо этих морских гаваней здесь несколько тысяч человек на протяжении многих лет работали над со­оружением верфи, а также рыли для удобства торговли несколько больших каналов, из которых тогда было уже готово лишь весьма немногое, но работы шли полным ходом6.

О флоте

Русский военный флот у Кронштадта состоял, вероятно, приблизи­тельно из сорока больших линейных кораблей, однако большинство их не было исправно и не в состоянии выйти в море. Можно было насчи­тать не больше 14 кораблей, которые в случае опасности были бы пригодны для плавания. Это тем более удивительно, что ежегодно в Петербурге и Архангельске строили 2—4 военных корабля для усиле­ния кронштадтского флота7. Но несмотря на это он по-прежнему оста­вался настолько же слабым, как и прежде. Ибо сколько строилось новых кораблей, столько же из старых каждый год приходило в негод­ность. Главной причиной тому считали особенность воды в этой гава­ни, вот почему работы по устройству новой гавани, в шести милях от Ревеля, начатые императором Петром Первым, опять возобновлены8.

Относящийся к этому флоту личный состав постоянно находится на квартирах в Кронштадте и насчитывает, кажется, 6000 матросов, по­мимо тех, которых держат в Архангельске, Ревеле, Астрахани и иных морских городах, а также моряков, в то время откомандированных на реки Дон и Днепр для службы на флотилиях против турок9. Все эти матросы — природные русские, выписанные из мест, расположенных в этом государстве на больших реках и озерах, а потому привычные к воде и морскому делу. Следовательно, можно весьма легко увеличить численность матросов настолько, насколько нужно и желательно. Их, однако, не считают добрыми моряками, так как в юности они учились плавать на малых судах, употребляемых на реках и озерах и к тому же построенных на столь особый русский манер, что их не приходится


[306]

Изображения только в архиве


[307]

сравнивать с другими, и уж менее всего с военными кораблями. Да еще на флоте были вынуждены ввести различные иностранные слова с русским окончаниями, настолько непонятные матросам, что они совсем не хотят им учиться. Наконец, немалую путаницу вызывает на флоте то, что иностранные, главным образом английские, офицеры по-русски понимают плохо, а то и вовсе ничего. Стало быть, нет ничего удиви­тельного в том, что когда несколько лет тому назад адмирал Гордон стоял у Данцига с эскадрой из 12 военных линейных кораблей10, он, как ни старался, так ни разу и не сумел выстроить их в линию.

Большинство флотских офицеров — природные русские, которые обучались в Петербурге как кадеты и потом отведали морских плава­ний между чужими странами. Но среди офицеров есть несколько ино­странцев, преимущественно англичан-католиков, или якобитов. Адми­рал Гордон — шотландец, он из рода генерала Гордона, который с всего несколькими полками в Троицын день укротил и разбил 16000 стрельцов11. Эти стрельцы — собственно, солдаты старого русского войска, поднявшие восстание, когда император Петр Алексеевич нахо­дился в своем первом заграничном путешествии12.

Вице-адмирал Бредаль — норвежец13, и ниже я скажу о нем по­дробнее.

Знаменитый и любимый императором Петром, да и всеми очень любимый и высоко ценимый Крюйс тоже был норвежцем14; он давно уже умер и оставил сына, который тогда находился на русской служ­бе15.

Адмирал Вилъстер тоже был из Дании16, но он не особенно славен. Адмирал Сивере, по происхождению датчанин, тогда еще был жив, всеми почитаем и душевно любим, хотя и, впав в немилость, должен был жить в своих имениях, так как не сумел заставить себя уступать заносчивости графа Миниха. Тогда на русском флоте было лишь не­сколько датских офицеров, из которых двое теперь уже умерли.

В этом году на Кронштадтском флоте произошла большая переме­на. Я не имею здесь в виду галерный флот, у которого свой особый штат офицеров и матросов и который совершенно самостоятельно рас­положен в Петербурге, не имея ничего общего с корабельным флотом. В этом последнем, говорю я, произошло примечательное изменение.

Все матросы получили оружие, как солдаты, а именно шпаги, ру­жья и багинеты, и теперь должны помимо морского дела обучаться еще и всему военному. Это явно сделано с целью более успешно при­менять их на флотилиях против турок. Весь офицерский штат был также изменен и устроен по английскому образцу в лучшую для офи­церов сторону и, без сомнения, с целью поощрения, дабы быть


[308]

употребленными на Азовском море более добровольно. По этому новому штату морской лейтенант получил жалованье и ранг премьер-майора, морской капитан — полковничьи ранг и жалованье, контр-адмирал, или шаутбенахт, — ранг и жалованье генерал-майора, вице-адми­рал — ранг и жалованье генерал-лейтенанта, а великий адмирал17 — ранг и жалованье генерал-фельдмаршала. Следовательно, морские офицеры получили на три чина, или ступени, выше, как в лейб-гвар­дии. Инженерный и артиллерийский корпус получил на два, а кавале­рия — на один чин выше. Кроме того, моряки получили настолько великолепную форму, что ее едва разглядишь под роскошными галуна­ми. Чины капитан-командора и капитан-лейтенанта упразднены, а но­сившие их офицеры были либо повышены в звании, либо отправлены в Астрахань и другие морские города служить там остаток жизни с обычным жалованьем и рангом. Твердо установлена также числен­ность офицеров, она согласно этому устройству должна составлять: один великий адмирал, 2 адмирала, 4 вице-адмирала18, 8 контр-адми­ралов, 36 капитанов и 144 лейтенанта19. И если при императоре Петре Первом содержание военно-морского флота обходилось ежегодно в 1115000 рублей20, то теперь, пожалуй, по произведенному устройству он стоит не меньше. В Кронштадте имеются также превосходнейшие русские морские склады.

Вот что я счел необходимым сообщить о Кронштадте, который повсеместно знаменит как своими укреплениями, отличившие устроен­ными и к тому же плотно уставленными несколькими сотнями пушек, так и своими морскими гаванями, складами и флотом, и он с полным правом считается оплотом Петербурга и ключом к нему.

Поездка в Петербург

После нескольких дней пребывания в этом городе я поехал дальше в Петербург на ординарном ишаке21, который ежедневно до ледостава совершает рейсы между Кронштадтом и Петербургом. Петербург на­ходится в 30 верстах к востоку от Кронштадта, что составляет добрых четыре датских мили22.

Обычно в Петербург прибывают поздно вечером, так как прихо­дится плыть против течения и почти постоянно лавировать, поднима­ясь по реке Неве. Но поскольку в тот раз нам благоприятствовал добрый ветер, мы находились в пути недолго. Кроме того, время для нас не тянулось медленно благодаря открывавшимся повсюду превос­ходным видам. Недалеко от Кронштадта стала видна та гора на Ин-германландской стороне, где добывают, хотя и в небольших


[309]

количествах, превосходнейший красный и белый мрамор. Затем местность по обе стороны становится весьма ровной.

По берегу расположены прекраснейшие загородные дворы, и по мере приближения к Петербургу они стоят все ближе друг к другу23. Среди всех их наилучшим является Петергоф. Этот дворец стоит на Ингерманландской стороне посередине между Кронштадтом и Петер­бургом. Он роскошно построен и к тому же обширен, так что императ­рица постоянно живет здесь со всем своим придворным штатом на протяжении четырех летних месяцев — июнь, июль, август и сен­тябрь.

Неподалеку от этого дворца есть городок, в котором живут одни трактирщики и где могут снять жилье и развлекаться приезжие, а также жители Петербурга. Местность приятная, так как расположена непосредственно у реки Невы и чудесно выглядит. Однако в этом увеселительном дворце прежде всего надо обратить внимание на расположенный при нем несравненный сад с искусными фонтанами и украшениями. По мнению большинства людей, сад ни в чем не уступа­ет Версальскому. И это тем более удивительно, что он находится почти под шестидесятым градусом северной широты. Однако ниже я в другой связи еще расскажу, почему местность вокруг Петербурга, не­взирая на холодные зимы, тем не менее летом столь же плодородна и приятна, как в других, более теплых странах. Кроме того, деньги, искусство и усердие заменили Петергофу то, в чем отказала ему при­рода.

Петербурга я не увидел до тех пор, пока уже не оказался в нем. Ибо хотя местность вокруг него ровная и город открыт, но край такой лесистый, что леса подобны плотной стене. Наконец по реке поворачи­ваешь на юг, направо, и тогда взору вдруг открывается чудесный вид красивейшего города.

По обеим сторонам реки стоят прекраснейшие каменные здания, все одного типа, четырехэтажные и окрашенные в желтый и белый цвет. Не менее получаса плывешь с хорошим ветром вверх по реке Неве и постоянно на обоих берегах видишь такие дворцы, пока нако­нец не подплывешь к корабельному мосту, ведущему с Дворцовой стороны24 на Васильевский остров25. Однако самое красивое в этой панораме, постоянно находящейся перед глазами, когда вплываешь в Петербург, — это крепость, представляющая собой не меньшее укра­шение, чем расположенный внутри нее кафедральный собор; его высо­кий и красивый шпиль сверху донизу покрыт настоящим золотом и горит огнем. И куранты, не похожие ни на амстердамские, ни на лейденские, чрезвычайно приятно звучат при каждом ударе колокола.


[310]

Я должен также сказать еще о реке Неве, что она между Крон­штадтом и Петербургом очень широка и изобилует маленькими ост­ровками и песчаными отмелями, вследствие чего всем большим купе­ческим судам приходится оставаться в Кронштадте, а военные кораб­ли, ежегодно строящиеся в Петербурге, не могут пройти туда без помощи приспособлений, которые моряки называют камелями.

Прибытие в Петербург

Я прибыл в Петербург 30 июля по старому стилю, принятому в Рос­сии и по которому впредь буду называть все даты. Испокон веку русские употребляли иудейское летосчисление, пока император Петр Первый не ввел христианское. Но новый стиль он не пожелал принять — руковод­ствуясь, без сомнения, теми же соображениями, что и английский король Вильям26. Сей монарх, когда ему в Регенсбурге предложили такое, отве­тил, что хочет сначала обсудить этот вопрос с астрономами. Он и спросил их, можно ли с принятием нового календаря избежать всех високосных годов. Астрономы ответили, что это совершенно невозможно, все равно пришлось бы, как и прежде, устанавливать високосный день не только каждые четыре года, но и еще один раз в сто лет, и тем не менее полной точности достичь все-таки не удастся. На это король сказал, что посколь­ку новый стиль доставляет так много затруднении, то он в своем государ­стве скорее склонен сохранить старый. Император Петр Алексеевич не­однократно по разным поводам припоминал эту историю. Однажды некий [иностранный] министр представил ему, насколько малы преимущества и велики хлопоты, доставляемые ему его союзниками, и заодно предложил войти с его королем в новый союз, отказавшись от прежнего. Тогда император поведал министру упомянутую историю, добавив, мол, по­скольку не может быть уверен в том, что и в этом новом альянсе не наступит високосный год, то предпочитает сохранить старый союз. Когда парижские теологи из Сорбоннского коллежа 15 июня 1717 г. в состав­ленном там на латыни исполненном доводов и рифмованных созвучий проекте27 хотели установить мир между русской и римско-католической церквами и предлагали императору принять его, он прибег к ответу, взя­тому из той истории. И он частенько вспоминал ее, когда кто-либо высту­пал с новым предложением, которое не годилось или же ему казалось сомнительным, будет ли это новое лучше прежнего.

Живу на Аптекарском острове

Прожив пару дней в гостинице, я получил на Аптекарском острове лучшую квартиру у одного доктора медицины, которого знал по уни­верситету Гельмштедта и который год тому назад был выписан оттуда


[311]

в Петербург, чтобы занять место профессора ботаники — науки, в коей весьма сведущ28. Первой моей обязанностью было зарегистриро­ваться в полицейской конторе, ибо тогда было опубликовано предписа­ние о том, что всякий, без единого исключения, не имел права прожить трех дней на одном месте без регистрации. Наверно, то была мера предосторожности против шпионов. Бродяг этим нельзя было при­жать, поскольку такие люди обычно проводят на одном месте лишь ночь или две.

Полиция в Петербурге

Полиция была впервые введена в России императором Петром Алексеевичем. Но тем не менее она теперь во всем так строга, как вряд ли где-либо еще. Ночные караулы устроены целиком по гамбург­скому образцу. Свою службу они часто исполняют усерднее, чем это необходимо. Примером тому может послужить следующий случай. Однажды было опубликовано полицейское распоряжение о том, что никому не дозволяется после десяти часов вечера ходить по улицам без фонаря. Некий генерал шел как-то поздно по улице со своим слугой, несшим впереди фонарь. Караульные, тотчас это заметив, собираются, окружают генерала и после краткой беседы и спора отпускают его слугу, поскольку он был с фонарем, а генерала, не принимая никаких объяснений, отводят в караульное помещение, где ему пришлось си­деть до тех пор, пока слуга не доложил об этом полициймейстеру, и генерала выпустили.

Помимо таких караулов постоянно имеется сильный и многочислен­ный солдатский караул у полицейской конторы, который тут же безот­лагательно приводит в исполнение приговоры полициймейстера. Число других, более благородных, полицейских, служащих в одном только Петербурге, составляет, вероятно, несколько сот человек.

Полициймейстером в Петербурге был генерал и кавалер ордена Александра Невского. Это был очень строгий и усердный господин, который за всем присматривал сам. И поскольку его власть простира­лась гораздо шире, чем власть полиции у нас, он часто после краткого суда приказывал приводить в исполнение строгие и неожиданные при­говоры. Однако при всем том там все же смотрели сквозь пальцы на соблюдение субботы, пьянство и проституцию.

К примеру, по поводу последнего хочу упомянуть о случае, проис­шедшем вскоре после моего приезда. Одна потаскушка средь бела дня на улице в каком-то углу предавалась распутству с персом. Полицей­ские служители, явившись, препроводили ее в полицию, где она за полчаса была присуждена к наказанию батогами. Солдаты тотчас при-


[312]

вели приговор в исполнение. Как только она перенесла наказание, ее опять отпустили восвояси, вытолкнув с такими словами: «Вот ты, дочь шлюхи, получила по заслугам; тебе бы распутничать с русскими, а не с персами». Из этого можно заключить, что блуд у русских карается не сурово.

Аптекарский остров, на котором я жил, расположен более чем в датской миле от Дворцовой стороны и Васильевского острова, каковые оба места составляют как бы ядро города. Аптекарский остров также наименее застроен из всех островов, на которых стоит Петербург, и имеет, пожалуй, добрую милю в окружности. Однако на нем помимо Аптекарского сада29 и относящихся к нему трех-четырех строений не насчитывалось и пятидесяти домов. Остальная часть покрыта густым, но красивым сосновым лесом, какой там растет повсеместно. Остров с трех сторон омывают рукава реки Невы шириной 500—600 фавнов30. С четвертой стороны он отделен от острова, называемого Старый Петербург31, маленьким рукавом шириной едва ли более 30 шагов32.

Епископ Новгородский, который жил в Старом Петербурге33, при­казал прорубить через лес перспективы, немало украсившие остров. Однако самое красивое на острове — сад, от которого остров и полу­чил свое название. Сад — убедительное доказательство плодороднос­ти петербургского края. Сад обширен и разбит в новейшей манере. Там находится столь полное собрание растений и деревьев Европы и Азии, особенно в оранжерее, что господин доктор и профессор Сигезбек, бывший директором сада34, неоднократно говорил мне, что среди всех садов, которые он сам когда-либо видел в других странах или же знал по изданным каталогам, ему не известен ни один, равный этому. В мое пребывание в Петербурге туда было доставлено несколько со­тен совершенно неизвестных растений из Китая и Великой Татарии, и доктор много трудился, присваивая им новые названия.

Все аптеки получают растения из этого сада, почему он и именуется Аптекарским. Поэтому в нем постоянно живет аптекарь, единственная обязанность которого — собирать и затем обрабатывать лекарствен­ные травы. Во фруктах в саду тоже нет недостатка, это видно по тому, что аренда фруктовых деревьев дала в том году несколько сот рублей. Однако верно и то, что в большинстве своем эти садовые фрукты не такие большие и хорошие, как у нас и в других краях. В Петербург также ежегодно прибывает невероятное множество свежих и сушеных садовых фруктов — как по суше из Москвы и других мест государст­ва, так и водой из Любека.


[313]

Особенность этого Аптекарского острова и сада, наряду с местопо­ложением, такова, что на протяжении всего лета это самое приятное и веселое место во всем Петербурге. Посему туда ежедневно плавают на судах развлекаться прогулками многие из знати. Среди них мне по­счастливилось завязать знакомство с двумя особами, о которых считаю нужным сказать.

Один — барон фон Гюйссен, бывший сначала военным советни­ком на русской службе, а затем по рекомендации князя Меншикова и гофмейстером злосчастного кронпринца Алексея Петровича. Но потом барон впал в немилость и во время моего там пребывания жил в Петербурге на покое. Этот человек настолько хорошо знал историю и особенности России, как мог бы знать какой-нибудь министр. Однако он научился и помалкивать, ибо молчаливость в таких делах — каче­ство главнейшее для того, кто хочет в этом государстве жить спокойно. И все же порой он позволял себе беседовать со мной о великом счас­тье и горе своего прежнего патрона князя Меншикова. Повод к этому ему дал князь Меншиков, единственный сын князя35, подчас прихо­дивший в сад, но всегда ведший себя весьма буйно и почти неприлич­но. Сей князь был тогда лейтенантом гвардии, и год спустя говорили, будто он пал под Очаковым. Не помню точно, барон фон Гюйссен или кто-то другой сказал мне, что все печатные известия о несчастном падении и особенно смерти кронпринца недостоверны. Обыкновенно пишут, будто он умер в тюрьме от переживаний после смертного при­говора. Но несомненно, что утром [того дня] кронпринц был здоров, а вечером его нашли уже на роскошном парадном ложе с повязанным вокруг шеи большим платком36.

И знакомство с епископом Новгородским

Другим человеком был архиерей новгородский — епископ в Нов­городе. Этот господин покровительствовал реформации духовных лиц, которую проводил император Петр Первый. После кончины императ­рицы Екатерины епископ по приказу Сената об обучении Закону Бо­жьему императора Петра Второго подготовил Предложение, и хотя оно было написано и напечатано только на одном листе, но благодаря своему глубокому содержанию принесло епископу большую славу . В молодости он много лет путешествовал почти по всем странам Европы и Азии. Во всякого рода учености он мало имел, если имел вообще, себе равных, особенно среди русского духовенства. Помимо истории, богословия и философии он обладал чрезвычайно глубокими познания-


[314]

ми в математике и имел к ней несказанно большую склонность. Он знал много европейских языков, умел понимать и говорить на них, однако в своем отечестве не желал изъясняться ни на каком иностранном языке, кроме латинского, разве только в случаях крайней необходимости. В этом языке он был тоже искусен, как наилучший академик. Он порядочно хорошо понимал греческий и древнееврейский и еще в преклонном возрасте со всем прилежанием занимался ими, а также выказывал большую любовь к тем, кто понимал эти языки и мог их объяснить. Помимо многих полезных книг, изданных на русском языке с его позволения и при его поддержке, — например, таких, как «Истинное христианство» Иоганна Арндазв и другие, с ним тогда связывали большие надежды на издание всей Библии на русском и славянском языках вместе с ее толкованием. Епископ был чрезвычайно доброжелателен и готов помочь всем иностранным ученым и прочим иноземцам. Его ежегодные доходы достигали значительной денежной суммы. И поскольку он был человеком одиноким, вообще без каких бы то ни было друзей, так как был не высокого происхождения, из Смоленска, потому что в самой ранней юности лишился родителей, которые умерли, но впоследствии воспитывался на счет императора, то полагали, что он обладал большими средствами. Но средства эти составляли не столь значительную сумму, как, пожалуй, можно было бы предположить. Епископ помимо своей щедрости питал необыкновенно сильную страсть к строительству, которая тоже опустошала его казну, однако оказалась полезной для многих пустынных мест Петербурга. Сей столь превосходный муж после нескольких дней слабости скончался от удушливого флюса 1 августа 1736 года39, прежде завещав все свои средства на божественные и наиполезнейшие учреждения. Незадолго до кончины он показывал проект и план дома, который намеревался построить, и всем предлагал вносить какие-либо изменения или делать на сей счет замечания. Но это, как и многие другие славнейшие дела, со смертью епископа прервалось — к величайшему сожалению многих, да почти всех здравомыслящих людей.

 

Пожар в Петербурге

Возможность для этого знакомства с епископом мне предоставил Аптекарский сад, где я жил и где епископ имел обыкновение прогуливаться из-за своего недуга. Его смерть все же не отняла у меня удовольствия, получаемого от местоположения моей квартиры. Но после его кончины в Петербурге случилось великое несчастье, более значительное и всеобщее. В середине августа, в полдень, ровно в 12 часов начался пожар, за восемь-девять часов обративший в пепел около ты-


315

сячи домов. Пожар случился на Дворцовой стороне, где город был застроен наиболее сильно и плотно. Большинство сгоревших домов хотя и были деревянными, но красивы н возведены по принятым у нас правилам строительства.

 

Средства для тушения пожара

Некий превосходный и заслуживающий доверия автор в своей «Русской истории» сообщает о применяемых в Петербурге средствах тушения пожара, что они столь хороши, как едва ли где-либо еще. Император Петр Алексеевич для этого распределил соответствующие обязанности между всеми высокими и низкими военными и гражданскими служащими. Он сам тоже имел свои обязанности среди этих пожарных и при возникновении пожара всегда являл собой добрый пример остальным, сам участвуя в тушении, и часто с величайшей опасностью для жизни поднимался на дома. Поэтому во все его время, когда тоже были сильные пожары, за один раз никогда не сгорало больше четырех-пяти домов. Упомянутый автор показывает это далее на примере пожара, случившегося в октябре 1718 года40.

Эти средства в 1736 году не были упразднены, более того, улучшены весьма полезными предписаниями. Несмотря на это, в считанные часы среди дня и в безветренную погоду, в месте, где не было недостатка в каналах или воде, обратились в пепел около тысячи домов, хотя огонь возник в доме с фундаментными стенами и спустя целый час еще не достиг какого-либо деревянного дома.

Через год сгорело несколько прекраснейших улиц Петербурга, сплошь застроенных красивыми домами с фундаментными стенами. В Москве обратилось в пепел 20—30 тысяч домов, причем князь и нынешний великий канцлер Черкасский понес убытков на сумму около 20 тысяч рублей- В Ярославле и других больших русских городах в том году пожары были не менее беспощадны. А поскольку средства для тушения повсюду были такими же, как во времена императора Петра Первого, то видно, что в подобного рода случаях дело зависит не от одних только средств; средства и распоряжения — это одно, а их верное и проворное исполнение — это другое.

 

Огонь возник из-за персов

Пожар, возникший спустя год, был, как говорили, устроен убийцей-поджигателем. По этому случаю провели строгое расследование. Подозреваемые лица после мучительных допросов и полученного признания были подвергнуты наказанию. Все другие свободные люди,


316

которые под именем иноземных офицеров пребывали в Петербурге, желая определиться на русскую императорскую службу, получили приказы безотлагательно покинуть страну. Но в том, именно 1736, году с тем большим трудом можно было себе представить, что поджог устроили злоумышленники, ведь ясно было, что пламя вспыхнуло в одном из дворцов персов, которые по неосторожности и разгильдяйству с огнем часто подвергали Петербург опасности, наводя страх. Хотя они и магометане, или, лучше сказать, последователи пророка Али, но все же многие из них еще придерживаются старых персидских суеверии поклонения огню. Поэтому они часто, когда им нужно, разводят довольно большие костры. И когда на всех улицах полыхало, видели, как часть персов весьма радовалась воображаемому могуществу и великолепию своего божества.

Этот азиатский народ выглядит в Петербурге очень необычно. Посему для разъяснения хочу сообщить о причине пребывания персов в городе, особенно затем, что ниже я не раз буду говорить, отчего знать это необходимо.

 

Известие о персидском посольстве и его описание

По свидетельству Корнелия де Бруина41, монархи Персии прежде очень плохо воспитывались в сералях — среди одних женщин и кастратов. Им не приходилось учиться ничему иному, кроме наслаждений, или в лучшем случае — читать что-нибудь из деяний пророка Али, и они наконец начинали питать непримиримую ненависть к турецким и могольским магометанам. Последний персидский монарх — султан Шах Хуссейн, или Шусени, был целиком таков. А потому дела в государстве шли столь плачевно, что и описать невозможно. Это побудило Мира Махмуда, или, лучше и обычнее сказать, Миривейса поднять восстание, занять Испаган и изгнать шаха со всей его семьей. Кроме этого Миривейса, который был принцем Кандахара, персидской провинции в Могольском государстве, где его отец поначалу являлся правителем и потом овладел ею, было много и других мятежников — последователей пророка Али, и почти все они очень жестоко бесчинствовали, прикрываясь религией и чистотой магометанского учения против всех последователей Али во всей Персии.

Затем в 1722 году в Астрахань пришел император Петр Первый с армией в 125 тысяч человек — отчасти для того, чтобы завладеть рекой Дарья, отчасти, чтобы осмотреться в этой стране, а отчасти и преимущественно — для того, чтобы половить рыбку в мутной воде и завладеть несколькими персидскими провинциями, а также и Георгией и защитить принца Мелетинского, искавшего его покровительства42.


317

[Уже] в первый год император достиг намеченной цели — завоевал Дербент, провинцию Гилянь и почти все окружающие Каспийское море земли. При этом он понес немалый урон и на суше, и на воде. На другой год он со своей супругой вернулся из Персии в Москву. В том же году от молодого шаха Шиат Аглу Тахмасиба прибыл посланник. Его звали Исмаил Бек, он просил у императора помощи против мятежного Миривейса и 12 сентября 1723 года от имени своего государя заключил [с императором] союз, состоявший из пяти статей 43  .

Тем временем в Персии все приходило в полное замешательство, чему всячески, как только могли, способствовали турки. Рассказ обо всем этом по порядку занял бы слишком много места. Русская армия решила стоять спокойно, защищая завоеванное. Так и продолжалось до кончины императора. Между тем на персидский трон пришел новый узурпатор по имени Султан Эшреф, происходивший от знаменитого персидского императора Хосроя. Как и Миривейс, он был мусульманином, правоверным. Но затем ему пришлось много потрудиться с братом Миривейса, который намеревался унаследовать после него трон. Принц Тахмасиб все время должен был скрываться и наблюдать за событиями издалека. Россия во всех этих смутах полагала благоразумным держать сторону наиболее могущественного. Поэтому император Петр Второй через генерал-лейтенанта, а ныне генерал-аншефа Левашова44 заключил с узурпатором Эшрефом новый союз из десяти статей, подписанный в Реште, в Гиляни, 13 февраля 1729 года .

В последующие годы дела в Персии шли не лучше, чем прежде, пока наконец генерал принца Тахмасиба по имени Тамаз Кулихан не взошел на трон, на котором ко всеобщему величайшему удивлению пребывает и поныне. С ним императрица Анна Ивановна в 1734 году заключила известный мир, в силу которого России оплачивались издержки, понесенные в Персидском походе; Россия также получала возможность разорвать с Турцией, которая постоянно на всем протяжении персидской войны натравливала на Россию крымских татар. От этого персидского Кулихана в 1736 году в Петербурге находился посланник со свитой, по восточному обычаю, в несколько сот человек на довольствии русского двора.

Все эти персы были хорошо одеты, хорошо выглядели и повсюду выделялись своей внешностью. Их одежды, по обычаю их страны, были следующими. Персы носили желтые либо красные туфли без задников или же сапоги; красные, желтые или синие шелковые верхние одеяния с ремнями, похожие на халаты. У персов были черные бородки и усы. Их шапки были преимущественно красного цвета и польского фасона. Помимо изогнутой сабли они на боку обычно носи-


318

ли еще и кинжал. Все персы были высоки и представительны. Их еда состояла по большей части из молока и рисовой каши. В еде они употребляли столько белого крахмала, что его порой трудно было закупить в достаточных количествах, во всяком случае, платить за него приходилось гораздо дороже. Язык персов — совершенно непонятный и чужой. Правда, некоторые из них умели говорить по-русски. Узнать что-либо достоверно об их религии и обычаях не удалось — кроме того, чтб и так уже всем хорошо известно. Персидских женщин держали на таком отдалении, что увидеть их никому не удавалось, так как персы были сверх всякой меры ревнивы и при этом полагали, что их женщины превосходят красотой всех прочих.

Этим посольством была возобновлена дружба между Россией и Персией, был также подтвержден чрезвычайно благоприятный для России антитурецкий альянс. Потом при другом случае я подробнее расскажу о правящем ныне в Персии Тамазе Кулихане. А сейчас хочу лишь передать его титул, который звучит так: «Тамаз Кулихан, милостью Господа возвышенный и благословением небесного царя наделенный тенью Господа, властелин всего мира, средоточие, пред которым склоняются все народы, обладатель славнейшей в целом мире Персидской монархии, последователь Дария47 и храброго Хосроя48, владетель небесных врат, наисветлейший и наивысочайшии Тамаз Кулихан, поступи лошади коего покоряются все народы, но при этом ничтожнейший пес наисветлейшего Пророка»49.

Восточные монархи очень строго придерживаются церемониалов, особенно же относительно титлатуры. Это видно из речи китайского императора к русскому послу Измайлову50, который в 1721 году возвратился из своего посольства с пышными дарами, однако без отзывной грамоты. На прощальной аудиенции император извлек ценную жемчужину и передал ее послу Измайлову со следующими словами: «Я желаю, чтобы ваш император был в своей стране столь же приятен, чист и ценен, как этот жемчуг. Я не могу ответить ему [письменно], ибо не знаю, каким титулом должен его величать, ведь если преуменьшу титул, то смущу императора, а назвав слишком большим титулом, буду тем несправедлив к себе и к моим подданным»51.

 

Хорошая летняя погода в Петербурге до самого Михайлова дня

Остальное летнее время до Михайлова дня было в Петербурге проведено приятно и весело благодаря постоянной хорошей погоде и всевозможным случавшимся там веселым событиям, для чужеземца


319

очень любопытным. Мы получали добрые вести об успехах русского оружия против турок. Но воздержусь от рассказа об этом до тех пор, пока все сведения не окажутся у меня в руках.

 

Необычная история, приключившаяся в Петербурге с одним студентом

Между тем рассказывали одну странную историю. Жил в Петербурге немецкий студент-юрист, который загорелся неуместной любовью к несравненно прекрасной принцессе, ныне императрице Елизавете. И сама любовь, и вызванные ею поступки были не менее безрассудны, чем дерзки. Не знаю толком, то ли уже за само бессмысленное нахальство студента сделали придворным шутом, то ли он стал им при этой возможности, дабы остудить свою пылкую страсть. Однако хорошо известно, что его удостоили шутовского колпака и посвятили в настоящие придворные шуты, так что все и каждый могли его высмеивать, и в таком звании он и остался.

 

О русских придворных шутах

Для верного понимания этого наказания надо заметить следующее. Есть некая местность, где находится 99 живописных изображений придворных шутов52, а для сотого имеется пустое место. Столько шутов император Петр Первый хотел собрать в действительности, и начало тому было положено удачное.

Эти придворные шуты были двух видов. Некоторые из них на самом деле от рождения были дураками, и этих несчастных император содержал при дворе из сострадания и чтобы ставить их в пример другим как повод для изъявления благодарности Господу за свой разум. Придворными шутами второго рода были те, кто обладал здравым смыслом, однако когда-либо, особенно при исполнении служебных обязанностей, совершил ту или иную глупость либо сумасбродство. Для примера такого последнего приведу следующую историю.

Некий капитан по фамилии Ушаков был послан с важными письмами от своего генерала из Смоленска к киевскому коменданту. Причем капитану велено было ехать как можно быстрее. Он со всей поспешностью проехал верхом эти 50 или 60 миль, но приблизился к городу на пару часов раньше, чем открывались ворота. Посему он кличет стражу, чтобы тотчас отворила их. Караульный офицер то ли не посмел, то ли не сумел удовлетворить это требование, поскольку, возможно, ключи от ворот были у коменданта, и отвечает капитану: мол, потерпите немножко. На это Ушаков принимается браниться и утро-


320

жать офицеру, что пожалуется на него в Смоленске генералу. Потом, пришпорив коня, гонит его день и ночь, пока вновь не приехал в Смоленск, где тотчас изложил генералу свою дурацкую жалобу. За недоставку доверенной ему важной корреспонденции Ушаков был арестован и приговорен к смерти. Но император, услышав эту историю, нашел поведение Ушакова столь забавным и дурацким, что, изменив приговор, сделал капитана настоящим придворным шутом, в каковом положении он отныне и проводил дни своей жизни53. Подобные примеры и явились, вероятно, причиной, по которой влюбленному простаку пришлось влачить свои дни, ведя столь мучительный образ жизни.

 

Прибытие императрицы из Петергофа

С исходом сентября императрица прибыла из Петергофа в Петербург. Во время ее въезда слышалась пальба из нескольких сот пушек — с крепости и стоявших на реке Неве придворных увеселительных судов. Императрица вошла сначала в Летний дворец, но спустя несколько дней с большой пышностью совершила вход в Зимний дворец, где пребывала всю зиму вместе с принцессой Анной и принцем Бевернским54. Принцесса же (и нынешняя императрица) Елизавета имела собственный дворец и штат.

 

Наводнение в Петербурге

В середине октября всю местность Петербурга затопило. В 10 часов утра река Нева начала подниматься, и по истечении часа вся суша находилась под водой. Мы могли плавать по всему саду в лодках и обнаружили, что глубина воды повсюду была полтора алена55 над землей. В таком состоянии все оставалось до двух часов дня, когда река Нева вновь стала спадать. К четырем часам вода уже ушла с суши и с большой силой и шумом снова потекла своим обычным руслом, хотя и была порядочно высока и опасна. В продолжение наводнения вода поднималась совершенно тихо и почти незаметно, без малейшей тревоги, бури или непогоды, которая возникла не ранее, чем спустя несколько дней. Однако перед наводнением несколько дней дул сильный и устойчивый юго-западный ветер. И после того как вода спала, ее быстрое движение производило не меньший шум, чем шумная и бурная непогода 56


321

Не причинило никакого вреда

Однако это наводнение не причинило никакого вреда, так как там уже привыкли к подобным [происшествиям, случающимся] каждую осень, и время от времени принимают следующие меры, посредством которых можно предупредить несчастье.

Грунт ценой неимоверных трудов и расходов во всех должных местах подсыпан землей по берегам и снабжен такими прочными больверками, что вода не может их размыть. Бедняки, возможно, испытывают в своих низких жалких жилищах в том или ином месте некоторые тяготы. Но более всего кажутся подверженными опасности сады и склады купцов в подвалах. Однако что касается первого, то садов в Петербурге немного. В Аптекарском саду все то, что могло быть испорчено водой, было заранее перенесено в его высокую оранжерею, где и находилось в совершенной безопасности. Подвальные склады повсюду охраняются таким образом, чтобы, едва заметят подъем воды, их легко было запереть и сохранить в порядке. И если наводнение причинит какой-либо ущерб тому или иному купцу, то ему следует отнести это на счет собственной неосторожности. Но поскольку в Петербурге многие иностранные купцы являются комиссионерами предпринимателей Голландии, Англии и других государств, то они видят свою выгоду в том, чтобы обращать внимание лишь на то, что каждый год терпят из-за наводнений невозместимый ущерб. Поэтому обычно говорят, что если в Петербурге в какой-то год не случится большого пожара или очень высокой воды, то наверняка некоторые из этих тамошних иностранных факторов обанкротятся.

 

Причины наводнений

Причины этих наводнений, удивительным образом случающихся в Петербурге каждую осень, представляются мне достойными изучения. Теперь это видится тем более легким, что прежде уже изучалось другими. Но в действительности задача труднее, чем кажется, ибо, насколько мне известно, причина еще пока никем удовлетворительно не объяснена. Мне думается теперь, что ее следует искать и она может заключаться в следующих трех вещах: во-первых, в поре года, затем в расположении местности и реки и наконец в ветре.

Что касается времени, то такие наводнения случаются каждую осень в конце октября или начале ноября месяца. Теперь известно, что в это время все воды выше, чем в какую-либо иную пору года. Ибо хотя реки весной, когда тают лед и снег и также льют сильные дожди, конечно, могут и обязательно должны сильно подниматься, однако


322

тогда они зато имеют более сильное и быстрое течение, поскольку их уровень выше уровня открытого моря, в которое они впадают. И, напротив, осенью моря, реки и все большие водоемы поднимаются столь же высоко. Причина тому заключается в следующем. Весной воздух теплеет, поэтому расширяется и, следовательно, придавливает все воды. Осенью же, наоборот, воздух остывает, вследствие чего сжимается и освобождает воде пространство — прибывать и подниматься вверх. Опыт подтверждает сказанное настолько ясно, что в его пользу нет нужды приводить какие-либо примеры, особенно учитывая, что вдаваться в подобные материи моим намерением не является.

Относительно местоположения края и реки следует заметить, что река Нева вытекает из неспокойного Ладожского озера, затем проходит различные пороги, прежде чем, разделясь на многочисленные рукава, образовать острова, на которых заложен и отчасти построен Петербург; затем она между Петербургом и Кронштадтом становится очень широкой, но по мере приближения к Кронштадту все более глубокой и узкой и наконец впадает в тесный Финский залив, который, протянувшись с северо-востока на юго-запад, выходит в открытое Балтийское море.

Весь край вокруг Петербурга до самого Кронштадта очень болотистый и низменный. И если бы наводнения в Петербурге не имели никаких иных причин, то уже само расположение местности и реки Невы могло бы быть для этого достаточным, особенно если учесть удивительную неспокойность Ладожского озера, до причин чего по сю пору никто не смог доискаться, хотя знать их было бы весьма важно.

Однако же прежде всего эти наводнения вызывает юго-западный ветер; вот уже почти 30 лет, с тех пор как туда пришли разумные, ученые люди, замечают, что такой ветер всегда сильно дует на протяжении нескольких дней до начала подъема воды. Этот ветер сдерживает воду в Ладожском озере и в реке Неве и также гонит мимо Кронштадта соленую морскую воду в пресную. Опыты подтверждают, что всегда, когда долго дует юго-западный ветер, между Кронштадтом и Петербургом появляется солоноватая вода. Этот ветер вряд ли способен вызвать наводнение зимой, весной и летом, ибо, как уже было сказано, вода в этой реке течет очень быстро. Кроме того, в северных областях России юго-западный ветер бывает редко. Однако каждую осень на протяжении нескольких дней он обязательно дует в округе Петербурга и северо-восточных областях [России]. Ведь легко понять, что на северо-востоке должно скорее становиться холодно, чем на юго-западе. И когда воздух от холода сжимается, то испарения в еще теплом и более расширенном юго-западном воздухе необходимо долж-


323

ны стремиться туда, где могли бы получить пространство, то есть на северо-восток. Поскольку ветер — не что иное, как быстрое передвижение испарений с одного места в другое, то юго-западный ветер непременно должен наконец несколько дней каждую осень дуть в Петербурге. Поскольку же этим ветром вода задерживается в Ладожском озере и реке Неве, то едва ветер изменит направление или утихнет, не может быть ничего иного, как реке сразу с большой силой устремиться в море, особенно если учесть, что она вытекает из большого Ладожского озера и минует различные водопады, прежде чем прийти к Петербургу. Но поскольку Нева в Петербурге широка, а у Кронштадта становится узкой, то ее можно рассматривать как воронку, которая должна переливаться, если в нее льют слишком много и быстро. При таких обстоятельствах весь край вокруг Петербурга обязательно должен уходить под воду и совершенно затопляться. Кроме того, замечено, что наводнения всегда происходят в полнолуние. Поскольку теперь известно, что вся влага на земле и в земле осенью, зимой и весной убывает и прибывает вместе с луной, то возможно, что полная луна может иметь какое-то отношение к наводнениям. Однако объяснить это нелегко, так как невозможно назвать причину, почему юго-западный ветер должен больше дуть именно в полнолуние, а не в новолуние. Если же от наводнений в Петербурге хотят окончательно избавиться, то я не знаю лучшего способа, чем следующий. Надо, если позволят особенности местности, прокопать канал в море из юго-западного устья реки Невы в северо-восточном направлении, и тем самым легче будет перевести течение реки Невы с южной стороны от Кронштадта, между ним и Ингерманландией, на северную сторону, между ним и Карелией. Тогда, вероятно, вода смогла бы выливаться, какой бы ветер ни был, так как она, собственно, задерживается ветром прежде всего у Кронштадта57.

 

Казнь в Петербурге

Этим наводнением вынесло много черепов и человеческих костей до самой ограды вокруг Аптекарского сада. Их сочли останками людей, погибших в сражении, которое будто бы состоялось на этом острове между русскими и шведами. Это могло быть также принесено со старого немецкого кладбища, прежде располагавшегося на Аптекарском, а теперь устроенного на Сампсоньевском (Samsoe) острове58 . Одно из мест, где в Петербурге производится казнь, тоже находится на Аптекарском острове, и об этом я должен сказать вот что.

В Петербурге и во всей России смертную казнь обставляют далеко не так церемонно, как у нас или где-либо еще. Преступника обычно


324

сопровождают к месту казни капрал с пятью-шестью солдатами, священник с двумя маленькими одетыми в белое мальчиками, несущими по кадилу, а также лишь несколько старых женщин и детей, желающие поглядеть на сие действо. У нас похороны какого-нибудь добропорядочного бюргера часто привлекают большее внимание, нежели в России казнь величайшего преступника.

Как только пришедший с ними судебный чиновник зачтет приговор, священник осеняет осужденного крестом, осужденный сам тоже несколько раз крестится со словами «Господи, помилуй», и затем несчастный грешник предает себя в руки палача и так радостно идет навстречу смерти, словно бы на великий праздник. Палач, являющийся в сем действе главной персоной, часто исполняет свои обязанности очень неторопливо и жалостливо, как плохая кухонная девушка режет теленка. Вообще же достойно величайшего удивления то, что, как говорят, никогда не слыхали и не видали, чтобы русский человек перед смертью обнаруживал тревогу и печаль. Это, без сомнения, отчасти объясняется их верой в земное предопределение и его неизбежность, а отчасти — твердым убеждением, что все русские обретут блаженство, и наконец, отчасти великими тягостями, в которых они живут в сем мире.

 

Похороны

Похороны и проводы умершего простого человека тоже обычно не производят большого впечатления. Правда, тех, кто сколько-нибудь благороден, все еще, по старому русскому обычаю, хотя и вопреки установлению императора Петра Первого, сопровождают плакальщицы, которым надлежит плакать, провожая покойного. Однако вообще я часто наблюдал, как лишь два парня приходили с телом, неся его на плечах на доске почти совершенно нагое, примерно так же, как носят муку к пекарю. Либо же в лучшем случае — в выдолбленном бревне, если покойный был сколько-нибудь благородным человеком. При этом не было никакого сопровождения или церемонии. Однажды два парня в обычной рабочей одежде так притащили тело. Но, словно путь показался им слишком долгим, положили в конце концов тело в пустынном месте на берегу реки, забросали его землей, а поскольку голова высовывалась из-под земли, они сломали шею и наконец с большим трудом зарыли ее в землю. На следующий день они снова пришли туда и понесли тело дальше на кладбище. Это собственными глазами с большим удивлением наблюдал некий благородный человек в местности, где он жил. 59


325

 

Наступает зима

Это было как раз в пору, когда с деревьев облетала листва. Суровейшая зима установилась столь же скоро, сколь и неожиданно. Говорят, один француз, выросший в теплом, мягком и умеренном климате своего отечества, наряду с другими проявлениями недовольства Петербургом, сообщал, что там осень длится три месяца, зима шесть, весна три, а на остальную часть года приходится лето. Это известие вовсе не верно. Лето там наступает с исходом мая и завершается в конце сентября, а стало быть, продолжается полных четыре месяца, каковое время постоянно стоит превосходнейшая летняя погода, хотя частенько бывает довольно-таки сильная жара.

Весна и осень, напротив, очень коротки. Весной можно с удивлением видеть, что вот сегодня все деревья стоят черными и голыми, а назавтра они уже зелены и почки распустились. Осенью, наоборот, на одной неделе может быть лето, а на следующей уже морозная зима. И поэтому, если говорить правду о погоде в Петербурге, то она такова: 14 дней длится осень, 7 месяцев зима, 14 дней весна, а прочие 4 месяца — лето. О каком бы времени года ни шла речь, погоду там все же находят менее переменчивой, чем в нашей стране.

С наступлением зимы все на Аптекарском острове стало столь же нехорошо, насколько приятно было прежде. Поэтому я, выехав с моей квартиры, перебрался на Дворцовую сторону. Здесь все улицы, и без того всегда заполненные людьми, теперь из-за присутствия двора стали еще более оживленными. Можно было также немало наслаждаться, любуясь обильной роскошью и значительностью двора. Но поскольку на сей счет уже достаточно хорошо известно из публичных газет и устной молвы, то я здесь не стану этого обстоятельно описывать. Об одном лишь должен все же рассказать — о том, какое развлечение есть для иностранцев в Петербурге.

 

Опера и комедия

Императрица держала труппу численностью примерно в 70 итальянских певцов. Они получали очень большое жалованье, особенно два певца-кастрата и одна певица — каждый из них имел в год с тысячу рублей установленной платы, не считая подарков. Они и не жалели своих денег, а вели себя, как высокие господа. Эти люди к каждому большому празднику ставили оперу. Кроме того, дважды за неделю они играли комедию и дважды — интермедию.

Оперный, или Комедийный, дом был в Зимнем дворце, он был выстроен в большом овале с двумя галереями вокруг театра, одна над


326

другой. Театр, как и весь дон, изнутри был украшен всевозможной красивой живописью и архитектурными украшениями. Игру [актеров] сопровождала несравненная вокальная и инструментальная музыка. Императрица, которая из-за холода уже не могла развлекаться стрельбой, в чем с нею никто не может сравниться и чем она почти ежедневно забавлялась летом в Петергофе, находила теперь отдых в том, чтобы появляться здесь со всем своим двором всякий раз, когда давали представление оперы, комедии или интермедии. Кроме того, всякому прилично одетому иноземцу, равно как и видным горожанам Петербурга, было дозволено при желании когда угодно посещать театр, да притом без малейшей платы, если только придешь вовремя, прежде чем караул не получит приказа никого больше не впускать. Оперный дом был рассчитан приблизительно на тысячу мест для зрителей. Император Петр Первый за несколько лет до кончины положил основание как этому, так и всем другим видам придворной роскоши, причем исключительно из соображений государственной необходимости. Ибо по складу своему он был великий ненавистник всякой роскоши, игры и забав.

 

Корабельный мост разбирают и складывают на берегу

Зима в Петербурге становилась все холоднее. Из Ладожского озера начали приходить глыбы плавучего льда. Поэтому сочли неразумным оставлять и далее мост между Дворцовой стороной и Васильевским островом. Этот длинный красивый мост весьма искусно составлен и положен на 20—30 баржах, соединенных большими железными цепями. Постройка моста обошлась в кругленькую сумму, да и содержание его требует не меньше. Потому-то всякий, кто летом по нему едет или идет, должен платить мостовые деньги61. Теперь мост, поскольку за него ежедневно опасались из-за плавучего льда, разобран, и каждая баржа с относящейся к ней частью построенного на ней моста положена на берегу реки, где и останется лежать до нового ее вскрытия.

 

Переправа в Петербурге

Этот мост — вообще единственный на весь Петербург через реку Неву. Между остальными островами летом надо плавать либо на простых ишаках, которые каждые пять минут подходят и отходят от самых удобных для переправы мест, либо же на лодках, называемых верейками, которыми река Нева часто просто кишит. Осенью через реку плавать опасно. Тем не менее русских это ничуть не страшит —


327

наоборот, они столь же охотно, как и весной, готовы переходить через нее, когда следует опасаться, что в любое мгновение [лед] треснет. Проявляя такую удаль, многие уже и расстались с жизнью, несмотря на то, что у мест переправы выставляется караул, запрещающий всякий переезд или переход, пока он не безопасен.

Река течет с наибольшей скоростью между Дворцовой стороной и островом, именуемым Старый Петербург. В некоторых местах ширина реки составляет добрую половину четверти мили, и там вода течет весьма сильно. Некий русский инженер предложил императору Петру Алексеевичу устроить через реку дугообразный мост. Правда, этот проект довольно опасен, учитывая большую глубину и ширину реки, а еще более из-за ее быстрого течения и мощного ледохода весной и осенью. Но при такой ширине реки под мостом был бы не диаметр, как полагает некий автор, а хорда. Если же принять во внимание другие невероятные дела, осуществленные в России, проект не так уж нелеп, как он описан упомянутым автором, который сравнил его с идеей постройки моста от Земли до Луны62.

 

Река Нева замерзает

В середине ноября река Нева покрылась льдом. Ночью много льда нанесло с Ладожского озера. А поскольку река у впадения в море узка, то льду ничего не остается, как остановиться там, где река широка. Причина, по которой лед ломается на Ладоге, состоит не в чем ином, как в удивительной неспокойности этого озера. Ибо в нем на глубине такие же частые ветры и бури, как на поверхности. Следовательно, если плавучий лед с Ладоги не встанет у Кронштадта и потом все выше и выше до Петербурга и дальше, то река Нева из-за своего быстрого течения могла бы не замерзнуть даже в самую суровую зиму, о чем и свидетельствует опыт. Но Петербургу беспокойная Ладога служит этим на пользу. И можно с уверенностью предположить, что там вполне можно ожидать ледохода зимой, ведь бурная Ладога неспособна долго оставаться спокойной.

Начавшийся ночью ледоход спустя считанные часы прекратился. И уже утром можно было переходить и переезжать реку, так как большие льдины столкнулись с такой силой, что во многих местах раскололись и взгромоздились одна на другую. Кроме того, той ночью стоял трескучий мороз и стужа.


328

 

Ледоход

Здесь надобно еще упомянуть, что осенней порой у Ладожского озера и далее вниз по реке Неве выставляются караулы. Часовые, заметив, что лед раскалывается, должны оповестить об этом пушечным выстрелом и послать конного гонца в Петербург, где, таким образом, могут к этому заранее спокойно приготовиться.

Весной ледоход очень медленный и обычно продолжается две-три недели, так как устье реки при впадении в море весьма узкое. Лед лежит тоже долго и взламывается не прежде, чем совсем будет растоплен солнцем, так что в Петербурге могут стоять прекраснейшие и теплейшие летние дни, когда через реку Неву все еще ходят и ездят. Когда лед ломается, то потом он несколько дней идет весьма медленно, так что по реке можно беспрепятственно плавать, куда пожелаешь, без малейшего страха и повреждений [судна].

 

Езда на санях...

Как только река замерзла, сразу начался сильный снегопад, продолжавшийся до тех пор, пока все не стало однообразным и ровным. Это всем принесло большое преимущество и удобство. Сразу же, по обыкновению российских северных городов, появились извозчики, они стояли на всех углах улиц со своими санями и салазками, чтобы их нанимали люди, ездящие в городе по делам.

 

...Приятна и удобна...

Поэтому зимой видишь очень мало идущих пешком людей, но почти все по улицам едут. Благородные господа и люди, каждый по своему положению и обстоятельствам, обычно имеют собственные сани с одной, двумя или четырьмя лошадьми, а также с форейторами. Иностранцы же и простолюдины могут с величайшим удобством воспользоваться санями извозчиков, и я часто наблюдал, как их нанимали офицеры и другие благородные люди.

Такие сани устроены весьма просто. Они столь узки, что в них может сидеть всего один человек, и не выше локтя от земли; в них впряжена лошадь, на которой сидит парень или мальчик извозчика, чтобы смотреть перед собой, так как в России на впряженных в сани лошадей не надевают бубенчиков — на очень многолюдных петербургских и московских улицах они производили бы слишком много шума и беспорядка и поэтому были бы бесполезны.

Когда кому-то надо ехать, он только крикнет: «Извозчик!» (Jschvo-schiec). Тот тут же подъезжает, а часто и раньше, чем его позовут, со


329

словами: «Изволишь садиться» (Jsvollesti Seditka). Если человеку самому известно, где находится нужное ему место, то он может быстро туда доехать, зная лишь следующие русские слова и крича парню извозчика, когда требуется: «Ступай», «прямо», «направо», «налево», «стой» (Stupai, Pramo, Naprava, Naleva, Stoj). Это быстрое средство транспорта почти совершенно незаменимо в обширных Петербурге и Москве.

За каждую версту платят одну копейку. А поскольку всю дорогу мчат галопом и за час таким образом могут преодолеть больше датской мили, то есть примерно десять верст, то при катании для удовольствия обычно платят по 10 копеек в час. Здесь я должен также заметить, что по всей России введено и принято, что при встрече двух саней или повозок они обязательно должны проезжать по левую сторону друг от друга. Поэтому и тогда, когда на улице множество саней, можно сидеть с выставленной наружу правой ногой, так как кучера, если кто-то забудет об этом правиле, всегда кричат друг другу: «Направо!» (Naprava) .

 

...И путешественникам полезна

Однако не было бы хорошо, если бы в России зимой не имели от санного пути никакой иной пользы, кроме удобной езды, без которой в крайнем случае можно было бы обойтись. Санный путь служит еще и тем, кому в этом обширном государстве надо путешествовать, а также величайшему удобству торговли.

Что касается первого, то для путешественника езда в санях — чудесное занятие. Ведь в России и летние, и зимние транспортные средства такие, каких, пожалуй, нигде, кроме Швеции, больше нет. Дороги повсюду ровные, твердые и прочные, о чем я при другом случае еще расскажу. Ездят так быстро, удобно и дешево, что это во многих отношениях достойно всяческого удивления.

Здесь я не намерен ничего говорить о курьерах и верховой почте в этом государстве, которые невероятно скоры. Обычная верховая перевозка писем, осуществляемая дважды в неделю между Москвой и Петербургом, должна преодолевать расстояние в добрых 110 датских миль за три с половнной-четыре дня. Нет также ничего необычного в том, чтобы на почтовых лошадях, на перекладных, проехать между названными городами за три дня. Но всего удобнее, дешевле и быстрее воспользоваться зимой санным путем — во-первых, потому, что дорога по другую сторону от Москвы еще не готова и часто идет через большие болота, по которым лучше всего ехать, когда они замерзли. Во-вторых, потому, что обязательно надо иметь собственную повозку


330

или сани и на станциях лишь менять лошадей, поскольку сани не так легко ломаются или же их по крайней мере можно в случае поломки быстро починить. Между тем как с экипажем часто можно в пути оказаться в весьма скверном положении. Кроме того, все дорожные экипажи и сани в России устроены так, что в них надо лежать, как в постели, и тогда в санях совсем не трясет; правда, про экипажи этого не скажешь. Все эти сани и экипажи — крытые, так что из них не просто выскочить, а потому опрокинуться в экипаже — более опасно, нежели в санях. Ну и, наконец, поскольку поездка в санях очень дешева — за пару перекладных почтовых лошадей дают лишь две копейки с каждой версты, то есть зимой поездка между Москвой и Петербургом обходится всего в 14—15 рублей, а за пару нанятых крестьянских лошадей тот же путь стоит 7 рублей, — то летом за поездку в экипаже приходится платить вдвое больше. Поэтому санным путем в Петербург приезжают многие иностранцы из всех краев государства; туда по приказу прибыли граф Миних и вице-адмирал Бредаль63. Многие другие старшие и младшие офицеры, получив дозволения, [тоже] прибыли туда из армии.

 

[Удобна также] для торговли

В этом государстве санный путь предоставляет не меньшие удобства и для торговли. Правда, там повсюду есть большие реки и озера, судоходные на протяжении всего лета. Кроме того, прорыт канал вдоль Ладожского озера64, плавать по которому невозможно из-за его бурности. Реки Нева и Волга, а также Волга и Дон соединены каналами65, так что в России можно плавать между тремя морями — Балтийским, Каспийским и Черным. Однако эти плавания все же повсюду сопряжены с большими неудобствами. Поэтому водой перевозят лишь лес, зерно и другие тяжелые грузы. Все легкие товары отправляют зимой по санному пути, и на дороге между Москвой и Петербургом, да и другими крупными городами государства часто встречаются обозы из сотен саней, груженных купеческими товарами. Плата за найм тоже ничтожна — за сани с одной лошадью, на которые обычно грузят товаров несколько более шиффунта66, платят от Москвы до Петербурга три рубля. Ясно, что китайскому и камчатскому иностранным караванам было бы совершенно невозможно преодолеть встречающиеся на пути большие озера, реки, болота и скверные дороги, если бы они не старались проезжать по ним зимой на санях.


331

Посты

В ноябре месяце наступил один из тех больших постов, который русская, или греческая, церковь соблюдает гораздо строже, нежели католическая. Всего в году четыре таких поста. Первый продолжается восемь недель перед Пасхой. Второй начинается сразу после Троицы и продолжается до дня Петра и Павла, то есть до 29 июня по старому стилю. Третий длится весь август. Четвертый и последний начинается 15 ноября и продолжается до 25 декабря, то есть до Рождества. Однако здесь надо заметить, что эти строгие правила воздержания не распространяются на приходящиеся на время постов праздники. Но, напротив, каждая среда и пятница в продолжение всего года являются недельными днями поста, и если прибавить их к годовым, то всех вместе выйдет около семи месяцев.

 

Праздники

Праздник св. Николая отмечался 6 ноября с большим шумом, угощением, пирами, катанием в санях и другими увеселениями. Праздники Рождества и Нового года проходят теперь с неменьшим торжеством. В Рождество принято, что различные духовные лица ходят и поют у больших и знатных господ, как прежде у нас делали школьники. Император Петр Алексеевич однажды отменил это пение, но затем оно появилось вновь и приносит священникам порядочный доход.

Однако самым большим был праздник Крещения. В этот день святится вся вода в России; в Петербурге это происходило следующим образом. Русские отмечают сей праздник в память о крещении Христа и об Иоанне Крестителе. Они полагают, что Христос был в этот день крещен, и поэтому ввели такое освящение воды.

Как только в 11 часов закончилась утренняя церковная служба, императрица со знатнейшими придворными и большим числом высоких священников соответствующей процессией вышла из церкви, направляясь к возведенному на реке Неве театру, так плотно обнесенному столбами, что его сквозь них трудно было разглядеть. Затем высокий епископ произнес перед присутствующими краткую речь, потом совершил освящение, сопровождаемое немногими обычными обрядами. Как только это кончилось, с крепости по кругу выстрелили пушки. Каре из шести полков, или 10—11 тысяч человек, и стоявшая на реке Неве вокруг театра в карауле пешая гвардия тоже салютовали троекратным залпом. Императрица тем временем прежней процессией отправилась во дворец. После освящения можно было видеть, как свя-


332

щенники крестили на Неве много новорожденных детей. Другие, молодые и старые, голыми прыгали в воду под лед, и два стоявших над прорубью парня сразу вытаскивали их обратно. Кроме того, некоторые люди черпали из реки воду и тут же пили или уносили домой, чтобы сохранить. Из всего этого надо заключить, что русское простонародье считает воду в этот день более святой, чем в другие.

 

Русское крещение

Здесь надобно еще отметить, что русские отличаются от нас в совершении таинств. К таинствам они относят, помимо крещения и причастия, также соборование, венчание и посвящение в духовный сан, равно как другие торжественные помазания и инаугурации. При совершении обряда причастия переламывается хлеб в красном вине и подается причастникам в ложке; этот обряд с согласия духовенства ввел один из царей России, так как однажды во время святого причастия ему в его благочестивых молитвах помешали принять святые дары из рук священника.

Но самое любопытное для наблюдателя — таинство крещения. Правда, русские, как и мы, крестятся во имя Триединого Бога, и неверно то, что рассказывают об этом иначе. Но они целиком окунают [ребенка] в воду. Когда человек другой веры переходит в русскую, чего, правда, давно не бывало, то его перекрещивают, ибо сомневаются, был ли он окрещен должным образом. Император Петр Первый, желая отменить это правило, сделал так, что оно упразднилось само собой, — он предоставил всем вероисповеданиям всевозможную свободу и выказывал большое недовольство, если кто-то менял веру. Когда некий видный офицер стал генерал-майором его службы, то дабы войти в еще большее доверие, пожелал креститься в русскую веру. Но император, говорят, прислал ему бумагу об отставке со следующими словами: коли он (генерал. — Ю.Б.) не желает оставаться преданным Богу в той вере, в которой взращен, то и нельзя надеяться, что он пребудет верным императору на его службе. С тем генералу и пришлось тотчас убраться из государства.

В России крестные отец и мать относятся к своему крестнику с куда большей ответственностью, чем у нас, и с той поры считают себя родными братом и сестрой; поэтому прежде они не могли сочетаться друг с другом браком, но теперь этот обычай отчасти позабыт. Крестник всегда получает при крещении имя того святого, который стоит в календаре на день крещения. Поэтому там часто в зависимости от пола ребенка или по иным причинам с крещением либо спешат, либо же медлят. Однако используют еще и следующий прием: если оттяги-


333

вать крещение ребенка уже нельзя и, стало быть, его приходится крестить в день, на который падает имя святого противоположного пола, то ребенка нарекают по имени того святого, который стоит в календаре следующим. Поэтому русские придают большое значение своему дню рождения, но еще большее — дню именин и крещения. Простой человек из этого последнего извлекает для себя выгоду, почтительно поднося в такие дни всем своим видным знакомым незначительные подарки и получая взамен более существенные. Знатные люди отмечают эти дни величайшим празднеством и угощением.

 

Именины императрицы

Именины императрицы тоже пришлись как раз на это время и отмечались, подобно ее дню рождения и другим праздникам, с большой пышностью. Утром после богослужения выпалили все пушки вокруг крепости. Гвардейские полки выстроились в каре [на льду] реки Невы и трижды салютовали беглым огнем. Между тем при дворе принимались поздравления. В полдень был торжественный обед. Несколько позднее была представлена великолепная опера, на которой присутствовал весь двор; каждая такая опера стоила свыше 10 тысяч рублей. Вечером была видна иллюминация не только во многих местах у [домов] городской знати и зажжены огни в окнах на всех улицах, но также были превосходно и чрезвычайно дорого иллюминованы крепостные верки и валы Адмиралтейства. Они были уставлены многими тысячами ламп и фонарей различных цветов — таким образом, что представляли различные имена и символы. На крепостных верках из желтых, красных, зеленых и синих светильников было составлено полными большими буквами: «Анна Ивановна императрикс», и также все вокруг было украшено художественной иллюминацией, изображавшей лиственный орнамент и эмблемы.

Не менее великолепно были украшены валы Адмиралтейства. Поскольку же и крепость, и Адмиралтейство расположены на берегу реки Невы, а иллюминация продолжалась всю темную ночь напролет, то описать невозможно, как празднично она выглядела.

В 11 часов вечера на реке Неве был зажжен фейерверк, продолжавшийся около часа. Но сколь он был краток, столь же и великолепен. Не могу дать более подробного общего изображения всего этого, достаточно сказать, что все, по сю пору изобретенное в пиротехнике, — все здесь было явлено на деле несравненнейшим и самым дорогим образом.

Должен в этой связи вспомнить, что одна ракета упала в окно дворца, где стояли рядом принцессы Анна и Елизавета, и одна из


334

принцесс пострадала от разбившегося стекла. Это тем более удивительно, что было непостижимо и противоречило всему устройству, да к тому же погода стояла совершенно тихая. Это, без сомнения, случилось тоже в декабре — месяце, в котором принцесса Елизавета лишь недавно взошла на престол67. Однако причиненный ракетой вред не был серьезным.

После фейерверка при дворе начались бал и маскарад, продолжавшиеся до раннего утра. Между тем ночь напролет сияла иллюминация. Все улицы были заполнены санями и людьми, развлекавшимися гулянием и быстрым катанием в санях.

 

Другие праздники

Праздниками, отмечаемыми при дворе столь пышно, были такие: приход императрицы к правлению, день ее коронации, ее тезоименитство и день рождения. Из них три праздника следуют вскоре один за другим зимой, хотя теперь я точно не помню дней и дат. Четвертый праздник приходится на май68 , его я тоже потом, спустя два года, наблюдал. Прочие праздники — именины и дни рождения принцесс, благодарственные праздники по случаю одержанных побед и другие отмечаются только при дворе, с поздравлениями, балами и иными приятными развлечениями. Надобно здесь заметить, что русские празднества, праздники и прочие торжественные дни, называемые Prasnichi, так многочисленны, что если все их отмечать, то пришлось бы больше половины года отдыхать от всякой работы.

 

Предложение о новой школе

Этой зимой в самой крупной немецкой общине было внесено предложение организовать большую латинскую школу. Причиной тому явилась неудовлетворенность большинства иностранцев школой и гимназией при Академии, а потому они либо держали домашних учителей для своих детей, либо отправляли их в Ревель и другие города. И кроме того, объявили, что если церковный совет намерен учредить настоящую латинскую школу, так чтобы она была оборудована при немецкой церкви Св. Петра, то все они послали бы туда своих детей и вообще оказали бы помощь в осуществлении этого дела. Надо здесь упомянуть, что большинство немцев по нескольку лет учили своих детей латыни, арифметике, письму и прочим полезным вещам до того, как приставить к какому-либо ремеслу или иному тоже скромному занятию. И вот к этому времени из зарубежных государств поступили многочисленные добровольные пожертвования на немецкую церковь и


335

школу Св.Петра в Петербурге; среди прочих — сбор в сумме 750 рублей из Дании. Поэтому церковный совет намеревался изменить постоянную и довольно многочисленную школу, еще более ее улучшив и впоследствии расширив, и за это уже действительно принялись, набирая для нее различных учителей. Но поскольку к тому обнаружились препятствия более существенные, чем ожидалось, то пришлось сей раз ограничиться прежним; так оно с того времени и существует 69 .

 

Свобода вероисповедания

В этой связи мне кажется уместным сообщить о разных конфессиях, их свободе и положении в России. Такая свобода была всеобщей и распространялась на все конфессии, за исключением лишь евреев и иезуитов. Ни одной не оказывали большего в сравнении с другими покровительства. Было опубликовано постановление, согласно которому людям нельзя было спорить о религиозных делах, под каким бы предлогом это ни делалось, стараясь внушить другим положения своей религии. Поэтому и неудивительно, что когда спустя год тайно проникший в страну еврей убедил одного русского перейти в его веру, оба были в Петербурге сожжены, хотя императрица неоднократно предлагала им помилование, если они покаются в своей провинности 70.

Любое насилие над совестью строго-настрого запрещено, поэтому всевозможные церковные службы и обряды могут отправляться свободно и беспрепятственно, если только таковыми никого не высмеивают, не кощунствуют и не выказывают ни к кому презрения.

 

Лютеранская община

Из иностранных общин лютеранская — самая большая и многочисленная в России. Во время моего пребывания в Петербурге там было три немецких и одна шведская церковь. При церкви Св. Петра было два пастора, а при каждой из двух других — только по одному. В шведской церкви проповеди говорились поочередно на шведском и финском языках. В Москве были две немецкие церкви, и при каждой из них по два пастора. В Архангельске имелась одна немецкая церковь, тоже с двумя пасторами. В Астрахани существовала немецкая община, и при ней был пастор. Принц Гессен-Гомбургский и граф Миних держали каждый для себя и для немецких офицеров в армии двух кабинет-пасторов.

Кроме того, есть еще немецкая община в Сибири, разбросанная по многим далеко отстоящим друг от друга местам при горных предприятиях. С год тому назад я видел в Галле письмо от пастора этой


336

сибирской общины; он в письме спрашивает у одного немецкого теолога советов по различным вопросам касательно дел совести и заодно пишет, что его епархия имеет несколько сот миль в окружности. Ясно, что по величине такой приход трудно сравнить с приходами в других краях.

Все управление этими немецкими общинами, как в некоторых местностях Германии, было в руках церковного собрания, состоявшего из виднейших прихожан и делившегося на церковный совет, церковных старост и церковных старейшин. Графы Остерман и Миних были тогда виднейшими патронами евангелической общины в государстве.

 

Реформатская община

Реформаты имеют одну церковь в Петербурге, одну в Москве и одну в Архангельске, при каждой из них по два пастора. Были ли в России еще какие-то реформатские церкви, мне неизвестно.

 

Католическая община

У католиков есть одна церковь в Петербурге, одна в Москве и одна в Астрахани. При петербургской католической общине были четыре падре — итальянец, немец, поляк и француз. Здесь надо заметить, что лишь католикам дозволено употреблять в церкви колокола, воспрещенные для лютеран и реформатов. Причина, по-видимому, в том, что эта евангелическая община не смогла примириться с необходимостью звонить в свои колокола в какой-то русский праздник, а все католики это сделали. Эти последние превосходно умеют пользоваться своим правом колокольного звона, в чем я часто с огорчением убеждался, поскольку всю зиму прожил близ католической церкви.

 

Иезуиты

Иезуиты в мае 1719 года были изгнаны из России — отчасти из-за возникших тогда недоразумений между русским и германским императорским дворами; по ходатайству последнего этому ордену было дозволено пребывать в Российском государстве. Отчасти же — из-за опасных махинаций и известной страсти вмешиваться в политические дела, о чем [российский] император недвусмысленно уведомил в своем по сему поводу изданном манифесте, который был прибит на дверях католической церкви.


337

Некий патер-иезуит по имени Энгель был за это посажен под арест вместе со своим коллегой, однако спустя пару месяцев выпущен71, после того как дал письменное обязательство, что никогда не станет мстить, и притом ему было приказано не покидать Петербурга, покуда не завершится следствие по делу московитских и украинских падре. Один иезуит по имени патер Франц подвергался во время этих событий величайшей опасности, так как ироническим письмом жестоко пропесочил одного русского епископа. Примечательно, что следствие выявило в государстве иезуитов больше, чем предполагали; они жили там неузнанными, занимаясь мирской работой. С того времени в России католические падре всегда были капуцинами.

 

А также евреи

Как теперь в России нельзя быть иезуитам, так же там не терпят евреев. Правда, в Петербурге есть придворный еврей, которого держат для ведения переписки, и ему дозволено содержать у себя столько евреев, сколько он может и хочет72. Однако кроме этой семьи никаких других евреев там не найдешь. Император Петр Первый сказал, что евреев не надо изгонять из страны, в которой они живут, но где их нет, туда и пускать не следует73.

В России есть тем большая причина следить за этим, что замечено, что многие русские в тех или иных делах хорошо относятся к евреям. В начале 1726 года обнаружили, что многие русские имели в подвалах тайные сходки, дабы отмечать там по субботам саббат и отправлять иудейское богослужение. Ведь тот, кто знает оба эти народа, легко увидит, что между русскими и евреями большое сходство. Об этом я, без сомнения, еще скажу в другой связи.

 

Прочие вероисповедания

О прочих вероисповеданиях в Петербурге — калмыках, татарах и других — я ничего здесь говорить не хочу. Молдаване хотя и придерживаются, как и русские, греческой веры, но у них своя особая церковная служба. Эти люди, все хорошей наружности, своими странными одеяниями придают Петербургу торжественный облик, ибо ходят в черном, совсем как монахи и монахини...

 

Новое постановление в России

В этом году вышло новое императорское постановление, в силу которого все молодые дворяне должны быть основательно обучены математике, прежде чем будут приняты на службу, а посему большинство должно держать иностранных учителей. Цель этого постановления легко понятна всякому и без моих разъяснений. Выказываемое русскими господами при императоре Петре Первом стремление от-


338

правлять своих чад путешествовать за пределами страны и как следует обучаться необходимым наукам, весьма поостыло. Теперь императрица вновь пожелала подвигнуть их к этому, она очень хорошо видела, насколько вредно для государства, когда его знатнейшие люди не обладают знаниями и не выучены, ведь будучи такими они не любят и не поощряют себе подобных.

 

Русский пост

В  середине  февраля  начался  большой русский  пост,  начался он карнавалом. У русских больше постов и соблюдаются они строже, чем у католиков. Ибо если сложить все русские посты вместе и добавить обычные недельные дни постов —  среду и пятницу, то они в год составят 28 недель. Но самый долгий из всех — тот, что перед Пасхой, называемый поэтому великим постом. Перед ним бывает карнавал, а именно в восьмую неделю перед Пасхой; русские называют его масленой неделей, так как в эту неделю они могут есть масло, но не мясо. А во время настоящих недель поста им нельзя есть мясных блюд, молока, яиц и масла, но только овощи, хлеб, хлебные изделия и рыбу (которую, однако, жарят на растительном масле вместо животного). Правда, имеется установление не столь строго соблюдать посты на флоте и в армии. Но простои русский человек по-прежнему не хочет осквернять дни поста. В армии бывают достаточные причины поститься, как, например, в кампаниях против турок. По стране этот предрассудок столь распространен, что люди отказываются есть из посуды, в а которой была какая-нибудь запрещенная пища. Это часто доставляет иностранным путешественникам значительные затруднения,  так как им приходится возить с собой и все необходимое для питания.

 

Русский карнавал

Карнавал, или масленая неделя, также как и праздник св. Николая приходящийся на 6 декабря, — время, когда словно бы сильная лихорадка охватывает русский народ в деревнях и торговых городах. Большинство мужчин из простонародья ездят по улицам полупьяными с большим шумом и криками и то и дело учиняют разные беспорядки. Однако раньше с этим было хуже — многие еще помнят, что в прежние времена в карнавал ночи не проходило, после которой утром на улицах Москвы не находили бы порядочное число несчастных убитых людей.


339

 

Масленичные игры

Помимо различных игр, обычных на масленицу, русские в эту неделю устраивают себе развлечение, которое чужеземным наблюдателям кажется более опасным, нежели веселым. А именно, в сильный мороз строят из досок гору высотой около 20 локтей с уклоном на лед реки, где ее возводят. Эту деревянную гору до тех пор поливают водой, покуда она вся не обледенеет. По одну ее сторону устраивают на реке каток длиной фавнов в сто, а по другую находится лестница. С наступлением масленицы там все неделю напролет с утра до позднего вечера множество людей обоих полов; они дают оплатившим и построившим это сооружение по одной копейке за каждый спуск с ледяной горы.

И вот они садятся на специальные маленькие санки, ждут, пока их подтолкнут вниз, и с неописуемой скоростью мчатся далеко по катку. В Петербурге в этом году были три такие ледяные горы. Зрителей при этом было столь же много, как и тех, кто предавался развлечению. Поскольку не слыхать, чтобы многие из них калечились, то забава эта, вероятно, не так опасна, как кажется75.

 

Пьянство в пост

Страсть, питаемая русским простонародьем к водке и [прочим] крепким напиткам, особенно сильно проявляется на протяжении поста. Достаточно хорошо известно, что они могут выносить даже азотную кислоту, спирт из оленьего рога и другие крепкие вещи.

Один человек придерживался такого мнения: русскому крестьянину скорее можно доверить на неделю тысячу ригсдалеров76, чем один-единственный сосуд водки. Если дать ему на хранение, с одной стороны, ценнейшие и редчайшие вещи, а с другой — небольшую порцию крепкого напитка, под условием, что если он из первого сколько-то присвоит, то заплатит наказанием батогами, но если тронет второе, то без пощады будет лишен головы, то крестьянин все же не тронет ценных вещей, но, пренебрегая всякой опасностью, прямодушно воспользуется крепким напитком. Упомянутый человек еще полагал: такого русского стаканом водки можно провести сквозь огонь. И сам я часто убеждался в том, что если одарить русского крестьянина добрым стаканом крепкой водки, он падет перед тобой ниц, весьма искренне уверяя, что в благодарность готов тут же расстаться с жизнью.

Потому-то чужестранец, желающий благополучно путешествовать в этой стране, должен возить с собой хороший запас водки, дабы по-


340

чтить ею хозяев на постоялых дворах, точно так же, как перед путешествием по Польше надобно с той же целью хорошо запастись перцем.

Я как-то раз на селе между Москвой и Петербургом почтил одного крестьянина за его услужливость по отношению ко мне бутылкой водки. Так он нет чтобы приберечь — тут же не сходя с места опустошил с женой и детьми всю бутылку, и все они совершенно опьянели и потеряли всякий разум. Однажды ночью я забыл в моих санях несколько бутылок водки, хорошо хранимых с обрезанными и запечатанными пробками, а утром обнаружил, что поскольку пробки вытащить, не удалось, то, не долго думая, отбили горлышки и высосали водку. Вот сколь ужасна страсть русского простонародья к крепким напиткам. Но это видно главным образом в пост, когда все кабаки переполнены людьми обоих полов, не только весело пьющими, но и беспокоящими прохожих неприятными криками и совершенно неприятной музыкой. В такую пору я средь бела дня встречал длинный ряд женщин и девушек, которые, взявшись под руки, во все горло распевали на улицах, совсем перекрывая дорогу, и, пьяные, на каждом шагу спотыкались и валились на землю. Однако подобное странное явление чаще увидишь на селе, нежели в Петербурге.

 

Причины пьянства

Наверно, это можно было бы счесть пороком русского народа. Но, прежде надо принять во внимание, что, во-первых, сказанное относится лишь к черни, причем не ко всей без разбору; кроме того, у нас и у других северных народов подобный недуг почти столь же распространен, хотя его стараются утаить и его проявления окружают большой, тайной. Далее, хоть русские и напиваются в стельку, но зато им приходится тем строже поститься, между тем как другие из года в год могут жить в постоянной сонливости и пьянстве. И, наконец, у русских есть способствующие их страсти к крепким напиткам причины, каких в других краях нет. Одна из таких причин — это, возможно, рабство, при котором простолюдин так угнетаем строгим хозяином, что лишен всех иных развлечений и, пожалуй, можно даже сказать, что устал быть и называться человеком. Другая причина, возможно, в том. что полиция смотрит вообще-то сквозь пальцы на публичные проявления этого порока. Ибо чем больше крепкого напитка будет потреблено, тем больше выгоды правительству, обладающему монополией на все кабаки во всем государстве. А поскольку кабаки приносят в императорскую казну большие деньги, то русские частенько говорят: жалованье солдата — это кабацкие деньги. Тем более что в России ни


341

один человек не дворянского звания не может варить пиво и мед или гнать водку, а все обязан покупать в кабаках. И этот запрет тоже неизбежно должен увеличивать их аппетит.

Главнейшая же причина, пожалуй, заключается в питании и образе жизни; весь год напролет, особенно в пост, русское простонародье не ест почти ничего кроме свеклы, капусты, белого лука, больших огурцов, неаппетитной рыбы и растительного масла. Вот медики и полагают, что если бы русские время от времени не пили крепкую водку, то при такой диете не выжили бы. Опыт свидетельствует о том же. Ибо имеющиеся среди русских немногочисленные трезвенники не живут долго и постоянно выглядят полумертвыми. Потому-то в армиях даже при острейшей нужде и нехватке все-таки всегда заботятся о том, чтобы водка имелась в наличии, ведь при ее недостатке вскоре может распространиться болезнь. И если бы неприятелю при случае удалось перекрыть подвоз водки в русскую армию, то он бы, без сомнения, тем самым выиграл столько же, как если бы лишил русских всего обмундирования и аоенных припасов. Ибо водка и баня — вот два средства, благодаря которым русские живут и поддерживают свое здоровье.

 

Русские лечебные средства

Пороком же этого народа делают излишества в употреблении напитков, ведь некоторые напиваются ими столь неумеренно, что невозможно поверить, что выживут. Я видал, как зимой пьяные люди ложились в снег выспаться, а другие, обнажившись, дабы остудиться, либо катались в снегу, либо же прыгали в холодную воду и купались.

Однажды некий русский комиссар пьяным возвращался из компании. Едва выйдя наружу, он повалялся в снегу. Почувствовав, что благодаря атому превосходно остужается, он еще глубже закопался в снег, так что видна была одна только голова. Затем он заснул и пролежал таким образом несколько часов, а когда наконец опять встал, то, отряхнув от снега одежду, вошел обратно в дом снова развлекаться с бутылкой вина.

 

Обжорство после поста

Подобно тому как русские простолюдины привержены крепким напиткам, особенно в пост, они также не менее невоздержанны в еде, едва пост закончится. Есть такие, кто не спит в последнюю ночь поста, а готовит еду, дабы, едва часы пробьют полночь, быстренько начать есть и как следует набить желудок запрещенными в пост про-


342

дуктами. По сей причине многие в ту пору даже заболевают. Но поскольку, с другой стороны, не слышно, чтобы кто-либо из них умер или занемог от употребления крепких напитков, то, без сомнения, чрезмерное чревоугодие должно быть человеческому телу еще вреднее, нежели пьянство. А посему в первые недели после великого поста всегда свирепствует тяжкая болезнь, обычно горячка, и это лучше всего видно в аптеках, где в такое время обыкновенно полным-полно народу.

Истории об отношении старых русских к медикам и медицинскому лечению весьма забавны, но и определенно, что ныне, пожалуй, не сыщешь народа, который бы лечился больше русских при любом поводе, хотя последние почти всегда делают это, если учесть неправильное питание, без всякого результата. Потому-то в мое пребывание там из всех образованных людей медики процветали больше всех. В особенности недели сразу после больших постов — та верная пора, когда доктора медицины, при всем их достатке все же порой оказывавшиеся в долгах, уверенно могут обещать своим кредиторам выплату.

 

Польза от постов

При всем том от русских постов есть, однако, польза. Они укрепляют весь народ, и благодаря им русских считают самыми твердыми людьми, способными лучше других сносить тяготы и выживать. Благодаря постам обжоры вынуждены иногда расставаться со своим жиром, а потому среди простых русских вовсе не встретишь толстых и тучных людей. Посты приносят императорской казне значительные доходы, о чем выше я уже несколько говорил.

Но посты — главная причина того, что по всему государству всегда держится низкая цена на мясо и жирные продукты. В мае опять наступает большой пост, продолжающийся 5—6 недель, и во время него подрастает весь молодой скот, так что затем кого-то из него можно забить. Поэтому на съестные товары всегда сносная цена. Нет ничего необычного в том, что, особенно в пост, барашек продается за 12—16 копеек, заяц — за 2, серая куропатка или тетерка — за одну копейку и вся прочая дичь по столь же ничтожной цене. Два десятка яиц — за 1 или 2 копейки, фунт животного масла — за 3—4, фунт мяса — за одну и так далее соответственно со всевозможными продуктами питания, какие иностранцы и не соблюдающие строго постов русские приобретают весьма выгодно. Да и едва ли, пожалуй, найдешь страну, в которой было бы больше богатых рыбой больших и малых рек и озер, чем Россия, и ее жителей пост принуждает пользоваться этим превосходным даром природы.


343

Кажется вероятным, что пост поначалу был введен из-за всех названных и, может быть, каких-то еще иных причин, хотя и под предлогом веры и благочестия. Но поскольку эти посты дают также повод ко многому злу, например, к пьянству, о чем выше сказано, то все же очевидно, что подобные богоугодные обманы и уловки, с одной стороны, содержат чаще всего такой же вред, как, с другой, пользу; а следовательно, лучше всего, когда пребываешь в простоте душевной.

 

Русские женщины румянятся

Сообщенное мною по этому поводу о пьянстве относится главным образом к мужчинам. Однако, дабы не обойти молчанием другой пол, я вспомню здесь кое-что об одном пороке, весьма распространенном среди женщин простонародья и что все они делают без малейшего стеснения.

Он заключается в следующем. Каждая, кто полагает себя недостаточно красивой, румянится. Это тем более скверно, что почти все они хорошо сложены и обладают приятной наружностью. Надобно однако знать, что русский народ всю красоту относит к красной краске. Кроме того, красивую девушку называют не иначе как «красна девица» (Krasna Deviza). И поэтому часто видишь женщин, которые, несмотря на бледность, фигурой, наружностью и чертами лица действительно красивы, но которые так уродуют себя румянами и мушками. Румяна изготовляют из какой-то красной древесины, настаивая на ней водку, и они в России могут быть куплены задешево. Ими раз в неделю умываются те, которые внушили себе, что недостаточно приятны, а остаток выпивают. Женщины из простонародья румяниться стесняются не более, чем у нас служанка наряжаться, пудриться и краситься. Поэтому путешественнику не следует удивляться, когда бледные крестьянские девушки просят у него на дороге пару копеек на румяна.

 

Своеобразный обычай

Здесь я должен еще вспомнить о том, что поскольку дурное и суетное быстрее всего перенимается и усваивается от иноземцев, которые должны бы облагораживать народ, то и благородная русская женщина в совершенстве научилась подражать всем французским одеждам, модам и повадкам. Однако вроде бы еще есть немногие, которые не могут привыкнуть подражать чужеземному тщеславию. Посему не следует удивляться, если в Петербурге посреди французского великолепия встретишь летним днем русскую мадам, превосходнейше разодетую в бархат с галуном, однако при этом босую, с туфлями в руках.


344

Другой, вовсе не французский, обычай тоже до сих пор употребим у многих русских. А именно: приветствуя кого-либо и здороваясь, они вместо того чтобы сделать реверанс или книксен, весьма низко и медленно кланяются, согнув спину. Когда гораздо менее значительный человек хочет выразить более благородному свое почтение и верноподданнические чувства, то падает перед ним лицом в землю и вытянув вперед руки. Русские крестьяне, стоят они или сидят, могут исполнить это приветствие так проворно и ловко, что позавидовал бы наилучший танцмейстер. Они проделывают это при разговорах со своими господами и во время ежедневной молитвы. Поистине весьма удивительно наблюдать, сколь много поклонов (Poclons) они могут сделать перед образом, перед которым совершают утреннее или вечернее богослужение.

Русский, входя в комнату, сначала осеняет себя крестным знамением, одновременно склоняясь перед тем образом, который в комнате стоит наверху; затем очень тихо и медленно склоняется перед каждым находящимся в комнате, а те ему отвечают подобным же манером. При этом они не принимаются почти ни за какие дела, только совершают такие приветствия. Я потому решил не обойти вниманием этот обычай, что он по-прежнему бытует, и не только среди всех простых людей, но и среди многих благородных господ и дам и сразу бросается в глаза чужеземцу, хотя подобное он и видит в Петербурге не столь часто, как в Москве и других расположенных дальше в стране городах.

 

Торговля образами

С торговлей образами дело обстоит так же, как и в старые времена. Хотя император Петр посредством предписаний намеревался воспрепятствовать связанным с нею злоупотреблениям, но добился этим немногого. На московских улицах я видел много лавок, полных образов и свеч, перед которыми кланялись прохожие русские, осеняя себя крестным знамением, а также иногда подавая милостыню стоявшим рядом беднякам. В кабинетах благородных русских я видал целые стены, сплошь увешанные подобными божественными изображениями, их стоимость исчисляли большими суммами. В церквах и монастырях этого великолепия без счета. Когда кто-либо продает такие образа, то не должен говорить, что торгует, но что хочет ими поменяться, а кроме того, ни в коем случае не смеет торговаться о цене, к чему в иных коммерческих делах русские очень склонны и являются превосходными мастерами.


345

 

Русские торгуют

Пожалуй, ни один народ на свете не имеет большей склонности к торговле, чем русский. По этой части они обладают всеми теми качествами, что и евреи, да еще и в большей степени. Поэтому также они всегда стараются вести преимущественно сухопутную торговлю, о чем свидетельствуют многочисленные русские караваны. Действительно, во всей Азии и Европе нет такой сильной торговли, как в России. Помимо такой склонности этого народа я в иной связи намерен добавить еще и другие тому причины.

Когда русскому простолюдину удается уговорить дворянина или иностранца дать ему в долг пару рублей, то он тут же открывает лавку, принимается торговать и часто в короткий срок на этом обогащается. То лишь один признак образа действий этого народа в извлечении барыша. Однако вероятно, что такой торговец имеет собственные деньги, которые и использует, притворяясь, будто одолжил у других, дабы его хозяева не отняли у него этих денег. В торговой изворотливости сей народ не имеет себе равных, а посему надобно быть весьма осмотрительным.

 

Русские не нечистоплотны

Русским приписывают еще один порок, а именно неопрятность. Однако на сей счет их обижают напрасно. По всего нескольким рядовым солдатам, которым приходится кое-как перебиваться в поле, полагаясь лишь на самих себя, не следует судить о целом народе.

У благородных русских [в домах] так же приятно, как в других краях. А относительно крестьян могу заверить, что у многих из них обнаружил чистоту большую, нежели в других странах; и напротив — в других краях у крестьян я тоже видал куда большую нечистоплотность, чем у кого-либо из русских78.

 

Но вялы и ленивы

Едва ли можно отрицать, что русские люди привержены лени более, чем другие. Все русские соблюдают дневной сон, но из-за этого утром все же не встают раньше. Да и главное свойство русских женщин — не особенно утруждаться. На селе повсюду есть печи, похожие на хлебопекарные, но сверху плоские, и на печи всегда кто-нибудь лежит и спит день и ночь. Поэтому в языке русских есть выражение, которым человека укоряют в безделье. Подобно тому как мы говорим: «Он постоянно сидит дома за печью», русские говорят: «Он лежит и спит дома на печи».


346

Причина лености этого народа кроется, пожалуй, отчасти в холодном климате; ведь находят, что на Украине и в других южных частях государства люди прилежнее. Да и мы, тоже северные народы, не можем похвалиться особенной расторопностью и деловитостью. Отчасти же в образе жизни русских повинны еда и питье, отягощающие тело. Отчасти и прежде всего — тяжкий гнет, существующий во многих местностях страны, который отбивает у народа охоту к проворству и расторопности. Но несмотря на эту леность, тем не менее в России и по России видно все то, что способно вселить веру, что этот народ может быть самым прилежным и самым добросовестным. Но сам он не использует того, что вырастает и производится в стране, и это следует приписать большой численности и бережливости народа.

 

Национальные достоинства русских

Вот я и рассказал о пороках русского народа, поводом к чему мне послужили посты, — с тем чтобы, наблюдая их строгость, этот народ не сочли более святым и хорошим, нежели иные народы. Но коли так, мне нельзя позабыть и про его национальные достоинства. Ими являются красота, сила, верность, постоянство, смирение и послушание по отношению к начальникам и вышестоящим. На сей счет я мог бы привести много разных примеров и доказательств, если бы не намерение сообщить об этом пространнее в другом месте. Живость ума и одаренность русских достаточно хорошо известны по их склонности к исторической и математической наукам, в которых они значительно выделяются среди других.79

 

В России мало нищих

Я должен здесь добавить еще то, что, как я уверен, служит к великой славе всего народа. В дни проповедей среди русских нет нищих бродяг. В Петербурге на дворах немецкой и шведской церквей видишь целые ряды нищих-иностранцев. Однако не припомню, чтобы когда-либо видел, в том числе и в большой Москве, кого из русских, просивших милостыню. Да и не помню, чтобы во время моих довольно длительных поездок по государству русские нищие просили меня о подаянии. Это следует, вероятно, приписать учению их веры, которое не дозволяет человеку терпеть нужду. Кроме того, в государстве учреждено так, что всех людей, способных что-либо делать, непременно приставляют к работе, а всех остальных благодаря предусмотрительности правительства — щедрости и замечательным пожертвованиям — убирают с дороги. Сюда же еще надо причислить многочислен-


347

ные большие и богатые монастыри, которые императором Петром Первым и его преемниками не были никоим образом ни уменьшены, ни разорены, но лишь так изменены, что являются местами содержания для слишком юных и совсем старых неимущих людей. Однако при всем том за отсутствие нищих следует похвалить весь народ, не склонный к попрошайничеству, чем это и надо объяснять.

Кажется, я слишком отошел от начатой мною темы и рассказываю о вещах, которые, собственно, не относятся к описанию моего путешествия. Однако ведь их полезно знать, да и едва ли у меня будет лучшая возможность сообщить о них, вот я и решил коснуться здесь этого. Теперь я должен отправиться в свое путешествие из Петербурга в Азов, а посему намерен, прежде чем покину сей знаменитый город, сделать краткое его описание и заодно, дабы не позабыть, сказать еще кое о чем.

 

Граф Остерман

В том числе и прежде всего коротко набросаю здесь портреты двоих мужей, которые в Петербурге были всегда уважаемы и которых я знавал; ведь потом у меня не будет столь удобной возможности о них рассказать.

Один из них — Остерман. Сей господин, как и все иностранцы, в наше время привлекавшие в России внимание, добился успеха при императоре Петре Первом. По происхождению он вестфалец, учился в Иене, потом уехал на поиски счастья в Голландию, но оттуда перебрался в Петербург, где стал секретарем при адмирале Крюйсе. Здесь Остерману подвернулся случай войти в доверие к самому императору — отчасти тем, что правильно и быстро выверял счета адмирала, которые император просматривал лично, а отчасти благодаря беседам с императором, в которых весьма смело и удачно говорил по-русски. Затем император взял его в свою службу и использовал при заключении мира с Швецией60. На этом доверенном ему посту Остерман проявил себя так хорошо, что по возвращении был произведен в баронское достоинство. Спустя недолгое время он сделал выгодную партию, женившись на русской даме из очень знатного дворянского рода. Затем при последующих правлениях он не только поднимался от одного почетного поста к другому и стал кавалером ордена, графом и вице-канцлером, но и сохранял при дворе неизменное к себе доверие, хотя лишь немногие из других сановников умерли естественной смертью, большинство же впало в немилость. По этой причине я однажды предложил ему такую анаграмму его фамилии: Osterman. Nam Resto , которую он с удовлетворением воспринял и принял. Его интриги про-


348

тив принцессы, а ныне императрицы Елизаветы, особенно с приходом к власти императрицы Анны Ивановны, тогда не оставались совсем не известными. Однако казалось, что его намерения при этом были добрыми, поскольку принцесса в то время была еще очень юна. Если это и так, то конечный результат показал, что добрых устремлений еще явно недостаточно, чтобы поступки и намерения были столь же удачны, сколь и справедливы.

 

Его портрет

Остерман обладал представительной внешностью и хорошим сложением, но и не менее одаренным разумом — он был и умен, и отважен. Однако некоторые подозревали в нем помыслы, по которым в государственные дела он вкладывал более благоразумия, нежели души. И все же полагали, что иного русский двор тогда бы и не потерпел. В частном общении Остерман был не только обходителен, но со всеми честен и искренен. Свой ум он доказал главным образом в трех вещах. Первая — он никогда не покровительствовал никому из своих друзей. Вторая — он почти всегда притворялся больным, поэтому почти никогда не выходил из дому и не поддерживал с кем бы то ни было особых отношений, благодаря чему избегал многих подозрений и преследований, да и легко мог скрывать свои мысли и намерения. Третье — то, что он женился на природной русской знатной даме. Благодаря этому последнему большинство русских видели в нем своего соотечественника. И еще этим он освободился от скверного прозвища, которым русские господа порой награждают живущих в России немцев. Русские называют их «кургузыми» (curgusi), то есть «короткохвостыми лошадьми». Ибо русские говорят, что у немцев в этом государстве нет ни хвоста, ни имений, ни семьи. А окажись они в немилости, то, считают русские, перенести ее им было бы легко, ведь при этом ни имущество не может быть конфисковано, ни семьи не пострадают. А и то, и другое при подобных несчастливых обстоятельствах весьма обычно в государстве по отношению к природным русским. Еще граф Остерман был очень большим любителем сочинений Мосхейма82.

 

Архиатр Фишер

Другим человеком был архиатр Фишер83. По происхождению он был лифляндец, долго перебивался в Риге, занимаясь практикой как доктор медицины. С приходом императрицы Анны к власти он стал ее лейб-медиком и архиатром. Эта названная последней должность явля-


349

ется в России одной из самых важных и высоких. Верный годовой доход Фишера некоторые оценивают тысяч в 16 рублей84. Он осуществляет верховный надзор за всеми медицинскими делами в государстве. Аптеки всей России, за исключением двух, принадлежат правительству, которое и платит жалованье их служащим, и они, следовательно, тоже учитываются. Но архиатр Фишер был над этим фактотумом. Кроме того, он мог нанимать в армию и увольнять из нее докторов и хирургов, равно как и всех прочих медицинских служащих.

Всякое знахарство в государстве строжайше воспрещено. И любому полковому фельдшеру нельзя иметь никаких иных медикаментов помимо тех, которые ему ежегодно выдаются из императорских аптек. Из сказанного следует, что управление медицинскими делами в этом большом государстве обширно и имеет важное значение. И все это находилось в ведении одного архиатра Фишера. Но если я должен составить портрет этого человека, то не могу написать о нем ничего иного плохого или хорошего, разве только, что это был неразговорчивый и знающий доктор. Медик, который сменил его при императрице Елизавете и тоже вошел в большую милость, — англичанин, обходительный и учтивый; он весьма опытен, много попутешествовал, отлично понимает и говорит на всех европейских языках, даже на датском. Докторской степени он, однако, не имеет85.

О чем я еще хочу вспомнить, прежде чем сделаю сжатое описание Петербурга, — это несколько кратких заметок, возможно, небесполезных для понимания некоторых вещей в дальнейшем изложении. Речь идет о мерах длины и веса, счете и монете.

 

Русские меры длины

Что касается мер длины, то надо отметить, что русская сажень, или фавн, составляет 7 датских футов86. Русские сажени, или фавны, аршины, или локти, футы и дюймы относятся, следовательно, к датским фавнам, локтям, футам и дюймам87 как 7 к 6. Русская верста — ровно 500 саженей, или русских фавнов. Поскольку точная датская миля должна насчитывать 4000 датских фавнов, или 24000 футов, то 7 русских верст лишь на 500 футов длиннее датской мили. При вычислении не требуется такой точности. Стало быть, в градусе будет 102 6/7 версты.

 

Меры веса

Что касается мер веса, то 28 датских лотов88 составляют приблизительно 32 русских лота, или один русский фунт. Русские фунт, лот, квент относятся, следовательно, к датскому фунту, лоту и квенту как


350

7 к 8. Лисфунта90 и шиффунта у русских нет. Но вместо них они пользуются пудом, содержащим 40 русских фунтов, или 2 датских лисфунта и 3 фунта.

 

Счет

Все русские, вплоть до самого ничтожного крестьянина, хорошо обучены счету. Для него пользуются некоей счетной доской, некогда пришедшей в Россию из Китая. Но теперь она столь распространена, что не купишь карманного зеркальца, аспидной доски или календаря без приделанной к нему счетной доски. Она представляет собой доску с 10—12-ю рядами стальной проволоки, с надетыми на нее коралловыми или просто стеклянными бусинками, которые можно передвигать от одного конца проволоки к другому. Самый верхний ряд бусинок означает единицы, второй — десятки, третий — сотни, четвертый — тысячи, пятый — десятки тысяч, шестой — сотни тысяч, седьмой — миллионы и так далее. При помощи этих подвижных бусинок можно легко и надежно производить всевозможные точные вычисления столь же быстро, как с цифрами. Однако описание того, как это делается, заняло бы здесь слишком много места и потребовало бы пространных разъяснений.

 

Монета

Что до русских монет, то самая маленькая из них — полушка, медная монета в четверть копейки. В фунте меди лишь 116 таких монет, поэтому запрещено вывозить из страны и эти, и все другие монеты. Затем следует денежка, тоже медная монета, достоинством в половину копейки. Копейка приблизительно равна датскому шиллингу, по стоимости относясь к нему как 27 к 25. Пять копеек — медная монета, которая имеет наибольшее среди всех русских монет хождение. Гривна — серебряная монета достоинством в 10 копеек. Четверть рубля — серебряная монета достоинством в 25 копеек. Половина рубля, или полтина, — серебряная монета достоинством в 50 копеек. Рубль — серебряная монета достоинством в 100 копеек. Последние четыре названия применяют также для обозначения такого количества денег, сколько стоит каждая из этих монет, независимо от того, идет ли речь о таких монетах или об иных мелких деньгах. Деньги считают также алтынами, каждый стоит 3 копейки, однако монеты в алтын не существует. Есть еще русские дукаты, но увидеть их удается редко.

На русской монете проставлено ее достоинство.  Когда однажды


351

некий господин подал императору Петру Первому совет чеканить на его серебряных монетах [надписи] по-латыни, с тем чтобы она могла ходить и в других странах, император ответил, что предпочел бы, чтобы его монеты за пределами его государства никому не были известны. Помимо ригсдалеров и дукатов в России не принимают никакой другой иностранной монеты, и ее порой нелегко обменять. Вся русская монета чеканится в Петербурге и Москве — из серебра и меди, поступающих с сибирских горных предприятий. Они все более и более развиваются. Теперь вот на Камчатке намерены открыть новые предприятия. За время моего пребывания в Петербурге туда прибыло много немецких горных специалистов, которых приняли на службу и послали в названную местность.

 

Краткое описание Петербурга

Прежде чем на сей раз покинуть Петербург, я должен сделать его описание. Однако сначала хочу кое-что рассказать о его возникновении. Мне тем более хочется описать этот город, что, как могу заверить, он хотя и очень хорошо мне известен, я все же не могу вполне понять составленных ранее его изображений или пространных описаний. Вовсе не хочу обвинить все их в неточности. Но достовернейшее из них опубликовано в 1720 году91; с тех пор город должен был во всем перемениться до неузнаваемости.

 

Его возникновение

Император Петр Первый в 1702 году в войне против Швеции завоевал местность, где теперь стоит Петербург92. Поэтому он сразу разбил там свой большой лагерь таким образом, что кавалерия встала на карельской, а инфантерия на ингерманландской стороне реки Невы93. Приятная местность и удобство этого места для торговли на Балтийском море побудили царя принять решение заложить там значительный город. Затем он овладел островом Ретусари, где построен Кронштадт, о котором я выше рассказывал. Этот остров он потом защитил от шведов, хотя они неоднократно пытались высадить на него десант.

Между тем уже в 1703 году было также положено начало строительству Петербурга, где прежде не было ничего, кроме двух маленьких рыбацких домиков. На строительстве крепости пришлось непрерывно работать многим тысячам людей. На этой трудной, тяжелой, даже почти невыполнимой работе погибло, говорят, свыше 100 тысяч человек.94


352

Каждая дворянская фамилия всего государства получила приказ возвести каменный дворец на том острове Петербурга, который назван Васильевским. Многочисленным купцам из Москвы, Архангельска и других русских городов было приказано поселиться в этом новозаложенном городе. Другие лифляндские и финляндские купцы, совершенно разоренные войной, переехали туда добровольно и с радостью. Сам император избрал его своей резиденцией и сделал его сразу же значительным, переведя туда из Москвы главнейшие коллегии95, свой многочисленный двор, расквартировав гвардейские полки, построив церкви, дворцы, академии, госпитали, склады и многие другие общественные здания. Он не жалел ни денег, ни усилий, чтобы привести город в желаемое для него состояние. Он дал также различные превосходные привилегии жителям города, чем побудил отправиться туда многих иностранцев, а также остаться тех, кто оказался там случайно. Таким образом император Петр Алексеевич продолжал, покуда был жив, повышать значимость Петербурга.

Правившие после него монархи тоже ничего не жалели в стремлении к такой цели96. Поэтому город уже приведен в такое состояние, что уступает лишь немногим, но превосходит многие замечательнейшие европейские города и пишущими людьми вполне справедливо назван чудом искусства97. Однако он скорее подобен ландшафту, который полон больших и малых городов, чем единому городу, так как в длину и ширину простирается более чем на датскую милю и, таким образом, имеет в окружности несколько миль98.

 

Местность

Место, на котором город основан, находится на той же широте, что и Стокгольм в Швеции, а именно под 60-м градусом. Оно состоит из 15 островов, которые на протяжении 30 верст образует река Нева, вытекающая из Ладожского озера и делящаяся на много рукавов, прежде чем у Кронштадта впасть в Балтийское море.

Эти острова, как и вся окружающая местность, — от природы не что иное, как болото, густо заросшее соснами. Однако места, на которых построен Петербург, так заполнены и подняты ветвями срубленных деревьев и привезенной землей, что почти везде к реке Неве и каналам надо спускаться по высоким лестницам.

В густых лесах вокруг города водится множество птиц, которые очень весело распевают и которых император приказал, купив в Москве, доставить туда; они также с того времени значительно размножились.

Поскольку теперь Петербург перерезан и омывается рукавами реки


353

Невы и многими каналами, окружен густым и приятным лесом, имеет наилучшую воду и климат, а также почти всегда постоянную и ясную погоду благодаря устойчивому восточному ветру, то он является не только здоровым, но весьма приятным и удобным местом. Неудобство, испытываемое жителями от осенних наводнений, возмещается тем, что низменное положение местности, которое является одной из причин наводнений, одновременно обеспечивает ее неприступность.

 

Деление

15 островов и часть Ингерманландии, на которых построен Петербург, можно по праву разделить на такие, которые застроены мало, и такие, которые сильно заселены. Среди первых находится Аптекарский остров, о нем я подробно рассказывал в другой связи. Затем следует Сампсоньевский (Samsоe) остров, на котором нет ничего примечательного, помимо двух больших госпиталей — одного сухопутного и одного морского, красиво стоящих на берегу реки; нескольких складов и иных домов. На других мало застроенных островах нет общественных зданий, а только несколько предместий, увеселительные дома и различные стоящие там и сям строения.

Однако все эти острова столь обширны, что если когда-нибудь они будут полностью застроены, каждый из них смог бы сойти за крупный город.

Наиболее застроенных мест собственно четыре. Прежде всего это Ингерманландская сторона, которая названа Дворцовой, так как на ней стоят два дворца. Затем Васильевский остров; далее крепость, находящаяся на самом маленьком острове посреди других островов. И наконец тот остров, который назван Старым Петербургом.

 

Дворцовая сторона

Дворцовая сторона находится на твердой земле Ингерманландии, однако так изрезанной каналами, через которые перекинуто несколько красивых мостов, что тоже может считаться островом. Ее ширина и длина одинаковы и могут быть оценены в две версты, или в добрую четверть мили.

Все улицы — прямые и широкие, а дома на них после вышеупомянутого летнего пожара почти все вновь отстроены с высокими капитальными стенами. Когда вплываешь от Кронштадта, эта часть города находится по правую руку. Сначала видишь Галерный плац, где строятся все галеры. Затем почти версту плывешь мимо роскошнейших дворцов, в которых живут главным образом иностранные министры и


354

иноземные купцы, и приближаешься к корабельному мосту, ведущему на Васильевский остров. О мосте выше уже говорилось.

У этого моста находится Адмиралтейство, оно хорошо укреплено, и там обычно всегда можно видеть один или два стоящих на стапеле военных корабля. У самого Адмиралтейства стоит Зимний дворец, в котором императрица живет в продолжение всей зимы и который представляет собой большое четырехугольное каменное здание в четыре этажа, однако не обладающее сколько-нибудь выдающимися архитектурными достоинствами. Рядом с этим дворцом стоял дворец обер-камергера Бирона, впоследствии герцога Курляндского. Затем на берегу реки было много красивых улиц с каменными домами, в которых жили знатные господа и видные иностранные купцы. Далее — Летний дворец, названный так, потому что в нем жила императрица, когда летом приезжала из Петергофа в Петербург, а также несколько недель до наступления настоящей зимы. Этот дворец тоже стоит на берегу реки, он выстроен из дерева, одноэтажный, однако так красиво раскрашен и имеет столь частые окна из зеркального стекла, благодаря чему с реки можно видеть исключительно дорогую драпировку в покоях, что здание скорее похоже на увеселительный дом, чем на дворец. За ним стоит несколько относящихся к нему больших каменных домов для дворцовых служащих. Сад при нем большой, красивый и хорошо разбитый. Неподалеку оттуда принцесса, а ныне императрица Елизавета имела дворец, где держала свой особый двор.

Здесь я должен вспомнить, что никто в Петербурге не может пройти или проехать мимо какого-либо, этого или другого дворца, не обнажив головы, — независимо от того, виден кто в окне или нет. На некотором удалении от Летнего дворца у реки было несколько больших фабрик. Наконец, надо также упомянуть здесь о Литейном доме, или, как его там называли, Пушечном дворе, где ежедневно отливают бронзовые и иные пушки. Нельзя забыть и о предместье, через которое проезжаешь на пути в Москву и в котором расквартировано несколько тысяч человек пешей гвардии.

Так выглядела в то время Дворцовая сторона на берегу реки Невы, делающей там изгиб. Дальше от реки было много прямых, широких и длинных и хорошо застроенных улиц. Среди всех них важнейшей была та, которая от Адмиралтейства перспективой идет почти половину мили до предместья и выходит на московскую дорогу; об этой дороге ниже еще пойдет речь. По сторонам от этой Перспективы близ Адмиралтейства есть две большие рыночные площади. В нескольких сотнях фавнов друг от друга на Перспективе стояли трое роскошных триумфальных ворот. Не могу обойти здесь молчанием и церкви на Дворцо-


355

вой стороне, среди которых действительно значительные и красивые две русские, две немецкие, шведская и реформатская. Однако самое примечательное — мелочные лавки, стоящие на Перспективе; их числом несколько сот. В них продаются все товары, какие только пожелаешь. Лавки построены четырехугольником, с закрытой кружной галереей. Место, которое они окружают, предназначено для купеческих пакгаузов.

Неподалеку оттуда есть две рыночные площади с лавками вокруг, где торгуют железом, льном, пенькой, повозками и другими такого рода товарами. Помимо этих лавок на всей Дворцовой стороне нигде ничего не продают. Ибо ни одному купцу в Петербурге и во всей России не дозволено держать мелочные лавки в своих домах. Лишь торговцы вином могут иметь винные погреба там, где они живут. И на всех улицах можно видеть порядочно палаток и столов, где продают съестное и питье. Из-за того, что мелочные лавки собраны таким образом в одном месте, многие живущие далеко оттуда горожане Петербурга испытывают значительные трудности с покупкой необходимого, словно обитают в деревне.

 

Васильевский остров

С Дворцовой стороны по корабельному мосту можно перейти на Васильевский остров. Он имеет несколько миль в окружности и едва ли не приближается к Кронштадту. Однако он совершенно не укреплен. А те 57 больверков, которыми он окружен на напечатанных чертежах, до сих пор оставались лишь в замысле. Известно, что император Петр Первый весьма огорчался, что не построил всего Петербурга на одном этом острове, так как хотел его укрепить.

На острове 12 необычайно длинных улиц, идущих с востока на запад, и 6 улиц, идущих поперек тех, с юга на север. Эти улицы, наименованные линиями, не имеют никаких иных названий; например: первая, вторая, третья линия и так далее. В некоторых местах они довольно хорошо застроены каменными домами вперемежку с деревянными. На этом острове находится настоящая петербургская биржа, где ежедневно в полдень собираются купцы. Здесь есть, как и на Дворцовой стороне, мелочные лавки, с которыми дело обстоит так же. Имеющиеся изображения этого острова показывают его гораздо более красивым, чем он выглядит на самом деле.

Однако нельзя отрицать, что по берегу реки прямо напротив Дворцовой стороны остров все же застроен превосходно. А именно, когда плывешь из Кронштадта, то видишь по левую руку на Васильевском острове едва ли не на протяжении двух-трех верст прекрасные дворцы,


356

выстроенные из камня в итальянской манере; их русские дворянские фамилии должны были возвести на свои средства, хотя теперь они стоят больше для красоты, так как их владельцы редко бывают в Петербурге.

За этими прекрасными зданиями следует Кадетская академия99, расположенная у корабельного моста прямо напротив Адмиралтейства, которое на Дворцовой стороне.

В академии — весьма значительном и обширном четырехугольном здании — воспитывается несколько сот морских и сухопутных кадет из природных русских, а также дети иностранных дворян. Учреждение академии достойно похвалы. Но я не получил о ней представления достаточно ясного, чтобы мог здесь кратко ее описать.

Недалеко от Кадетской академии стоят Коллегии, числом 24100 и пристроенные одна к другой как обычные каменные дома. Рядом находится Академия наук со стоящим около нее большим домом, в котором книжный магазин и типография. Эта последняя примечательна, так как в ней можно печатать книги на столь многих языках, как нигде в мире. Над Академией выстроили башню, в которой стоял Теннингенский глобус101. Все преподаватели в Академии, кроме двоих, были, насколько помню, иностранцы, и то были славные ученые мужи; среди них Делиль,  известный и прославленный астроном,  один из самых выдающихся. В ту пору они имели собрания лишь раз в неделю, но затем спустя два года начали или должны были начать преподавать по-настоящему. Патроном Академии был барон и камергер Корф, ставший весьма знаменитым своей ученостью и ведением дел. При Академии имелась также Кунсткамера, где помимо многочисленных редкостей   природы  и   искусства   было   хорошее   собрание   языческих древностей.  Рядом с Академией находилась русская гимназия,  или большая латинская школа,  в которой значительное число учеников обучали весьма ученые, в большинстве своем немецкие преподаватели. Наконец, приближаешься к таможне, где стоит также галерный флот, который, как тогда говорили, состоял из примерно ста двадцати исправных галер.  Большинство жителей Васильевского острова были природные русские, однако вперемешку с иностранцами.

 

Крепость

Близ Васильевского острова, прямо против Зимнего дворца, расположена крепость. Она отделена от упомянутого острова, Старого Петербурга и Дворцовой стороны рукавами реки Невы, которая в этих местах достигает 200—300 фавнов ширины. Крепость представляет собой продолговатый шестиугольник, на котором устроены два стоя-


357

щих прямо напротив друг друга больверка по первому способу Вобана102 — первый с одним и второй с двумя орильонами; два других — по методу Пагана103, и два последние — по Блонделю104. Бастионы, выходящие на широкие рукава реки Невы, не имеют передовых укреплений, однако прочно возведены так называемой стеной с подкладкой. Куртины короткие, и верки от основания до бруствера имеют высоту 30 футов. Линии, расположенные по узкому рукаву реки, отделяющему крепость от Старого Петербурга, укреплены красивыми передовыми верками, устроенными на упомянутом острове105. Внутри под этими крепостными верками повсюду находятся сводчатые подвалы, вход в которые — изнутри крепости, а вид из которых — на реку, через маленькое четырехугольное отверстие в толстой стене. Часть этих надежных помещений сдана купцам под склады, а отчасти они употребляются в качестве тюремных камер и для благородных, и для простых арестантов. В крепости никто не живет, кроме гарнизона. Большая так называемая придворная аптека, которая, говорят, прежде располагалась внутри [крепости] и равной которой наряду с большой московской аптекой нет, пожалуй, во всем свете, теперь находится на Дворцовой стороне. Эта аптека замечательна не только величиной и обширностью здания, многочисленностью служителей и почти невероятным количеством медикаментов, ежегодно в ней изготовляемых и посылаемых в армию, но и ценностями — в ней находятся кувшины и вазы из тончайшего китайского фарфора. Я не смог определить, где прежде находилась эта аптека в крепости, но об этом сказано в описании Петербурга 1720 года106.

Но все же в крепости помимо складов и других значительных домов есть еще одно здание, которое определенно заслуживает быть упомянутым. Это роскошный Петербургский кафедральный собор. Его стоит осмотреть не только изнутри, где похоронено несколько членов императорской фамилии, но он также весьма ценен всей своей архитектурой. Его высокий и при этом тонкий покрытый медью шпиль является наибольшей достопримечательностью всего Петербурга. Он сверху донизу щедро позолочен настоящим дукатным золотом. На нем есть также куранты, которые играют при каждом ударе в колокол и кроме того каждый день на протяжении двух часов. Они изготовлены в Голландии и ничем не уступают столь знаменитым лейденским курантам.

Крепостные верки, строительство которых велось по указаниям императора Петра Первого, сейчас так плотно уставлены пушками, что в праздники их пальба может утомить. Вся эта крепость явно не могла предназначаться для обороны Петербурга от неприятеля, ибо


358

это было бы и бесполезно, и ненужно. Бесполезно потому, что она расположена посреди других островов, которые все открыты более, чем у нас деревни. Ненужно же, ибо вся местность вокруг Петербурга неприступна. Поэтому, без сомнения, император намеревался использовать эту крепость и против самого Петербурга, если такая необходимость когда-нибудь возникнет. Отчасти он хотел иметь надежное место для содержания важных заключенных; отчасти — иметь у себя для русских дворян, не бывавших за границей, образец искусно построенной крепости. Кроме того, она, быть может, была нужна затем, чтобы всегда иметь возможность отступления. Наконец, возможно, для того, чтобы в праздники громко возвещать канонадой всеобщую радость.

Крепость имеет двое ворот, которые по своей архитектуре, скульптурной работе в камне, позолоте и раскраске достойны осмотра. На одном бастионе напротив дворца на голландский манер постоянно стоит флаг. А в большие торжества развевается флаг с изображением русского орла, держащего в своих крыльях и когтях четыре моря — Каспийское, Меотийское (или Черное)107, Белое и Балтийское.

 

Старый Петербург

Между крепостью и Аптекарским островом находится остров, называемый Старым Петербургом. Он имеет в окружности ровно 4 тысячи русских саженей, или несколько больше датской мили. Он весь хорошо и красиво застроен, но заселен в основном одними русскими и людьми азиатских народов. Примечательных зданий, насколько мне известно, там нет, кроме одного маленького домика, который стоит рядом с большими триумфальными воротами неподалеку от крепости — там, где перевоз на Дворцовую сторону. Этот маленький дом — самый первый, построенный в Петербурге, причем собственноручно самим императором Петром Первым, без чьей-либо помощи108. Поэтому также над ним возвели другой большой дом, чтобы его еще вернее сохранить как редкость109.

Вообще же тогда на этом острове были расквартированы кавалерийский полк и несколько тысяч человек пешей гвардии. Старый Петербург, подобно Дворцовой стороне и Васильевскому острову, имеет свои известные и удивительные мелочные лавки. Но показываться там опасно и занятно — а прежде, говорят, было еще опаснее и занятнее — из-за больших скоплений грубых и отчаянных людей, которые там всегда толпятся.

Однажды некий иностранный господин пожелал осмотреться в этих мелочных лавках. Но когда он с шляпой подмышкой пробирался сквозь толпу, один татарин вдруг сорвал у него с головы дорогой


359

алонжевый парик и затем стал его на глазах у владельца бесстыдно продавать прохожим. Упомянутому господину пришлось отправиться домой с непокрытой головой, и никто его не утешил110.

На этом острове, как и на других, есть, конечно, различные церкви и иное, о чем можно было бы рассказать. Однако я здесь это опущу, не усматривая в таких сведениях необходимости и дабы не оказаться слишком многословным.

 

Жители Петербурга

Из приведенного описания Петербурга легко можно заключить, что он ни величиной, ни красотой не уступает ни одному европейскому городу. Император Петр Первый действительно стремился насадить в нем все то, что он нашел добрым в других краях. Жители Петербурга — люди различнейших народов и поэтому ведут самый разный образ жизни. Но из-за этого между людьми и мало близости, мало верности и веры. В этом, может быть, причина того, что Петербург называли высшей школой и что приезжий сразу же по своем прибытии должен выслушать столь много наставлений касательно осмотрительности в словах и поступках. Это также дало, вероятно, повод устроить следующий порядок для отъезжающих.

Каждый, от самого высокопоставленного до самого низкого, пожелав уехать из страны, должен либо обеспечиться ручательством за себя, либо публично барабанным боем известить о своем намерении, с тем чтобы если найдутся люди, которые могут иметь к нему какую-либо претензию, смогли своевременно об этом заявить. И в силу этой, а также других причин, вряд ли где-либо еще так же трудно, медленно и дорого, как в Петербурге, получить путевой паспорт и уехать. Все паспорта представляют в Сенат, на них ставится печать императрицы, потом их подписывают в Полицейской111 и Адмиралтейской коллегиях, а также проводят через другие канцелярии. Сия трудная, медленная и утомительная процедура, которую необходимо пройти для получения путевого паспорта, имеет результатом то, что многие остаются в здешней стране, хотя и охотно ее покинули бы, если бы было возможно выехать без паспорта или получить его с меньшими трудностями.

 

Много языков в Петербурге

Такой порядок выезда вызван, без сомнения, в основном обманами, которые, принимая во внимание разнообразие народов в Петербурге, здесь наверняка встречаются на каждом шагу. Посему, если это стало слишком грубым и очевидным, стараются себя не обнаруживать. И


360

наоборот, множество разных народов в городе дает еще одну особенность. Ведь, пожалуй, не найти другого такого города, где бы одни и те же люди говорили на столь многих языках, причем так плохо. Можно постоянно слышать, как слуги говорят то по-русски, то по-немецки, то по-фински. В моей квартире жила вдова одного английского купца. сыну которой было всего 12 лет, но он вполне хорошо, хотя и неправильно, говорил на восьми разных языках, а именно — английском, французском, голландском, шведском, русском, польском, лифляндском112 и финском. Но сколь много языков понимают выросшие в Петербурге люди, столь же скверно они на них говорят. Нет ничего более обычного, чем когда в одном высказывании перемешиваются слова трех-четырех языков. Вот, например: Monsiieur, Paschalusa, wil ju nicht en Schalken Vodka trinken. Isvollet, Baduska. Это должно означать; «Мой дорогой господин, не хотите ли выпить стакан водки. Пожалуйста, батюшка!» Однако хуже всего портят в Петербурге немецкий язык финны, которые предлоги ставят после слов, имеют в своем языке только один артикль и во всем своем алфавите не имеют ни В, D, F, ни G. В Петербурге надо ежедневно воспринимать с серьезным лицом забавные истории, которые рассказывают о говорящих по-немецки и неверно переводящих слова французах; например, маленькую овечку они называют «мадемуазель овца» и т.п. Говорящий по-русски немец и говорящий по-немецки русский обычно совершают столь много ошибок, что строгими критиками их речь могла бы быть принята за новый иностранный язык. И юный Петербург в этом отношении можно было бы, пожалуй, сравнить с древним Вавилоном.

 

Причины многочисленности населения в Петербурге

Здесь нужно упомянуть о причинах того, почему в Петербурге столь быстро могло собраться такое множество различнейших людей. Но причина почти та же, что и указанная относительно возникновения этого города. Многочисленный императорский двор и относящиеся к нему люди, переведенные из Москвы в Петербург коллегии, академии, многие русские господа, живущие здесь для удовольствия, состоящая из 10 тысяч человек гвардия — все это не могло не сделать город многонаселенным. При этом я не должен забыть, что нет народа, знатные люди которого имели бы больше слуг и считали бы их многочисленность наибольшей роскошью, чем русские. Примером может служить то, что когда рота лейб-гвардии, состоящая из одних дворян, направляется верхами в караул, то за нею обычно следует целая толпа конных лакеев. Нанося русскому господину визит, непременно насчитаешь десяток домашних слуг и столько же горничных у


361

дам. Однако это лучше видно в Москве и далее в стране, чем в Петербурге. Но это, конечно, значительно увеличивает население любого большого города.

 

Торговля в Петербурге

Однако все же главное, что увеличивает население Петербурга, — это торговля. Она приобрела значение большее, чем могли поначалу предполагать. Товары, которые туда доставляют, — это, за исключением немногочисленной одежды и галантереи, главным образом вино. Вывозят же юфти, то есть русские кожи, лен, пеньку, полотно, льняное масло, пушнину, сало, воск, хмель, железо, икру и прочее.

Кроме того, достаточно хорошо известно, насколько необходима русская торговля другим государствам Европы и насколько она значительна. Но теперь она ведется главным образом через Петербург, подобно тому как до возникновения этого города шла отчасти сушей через Лифляндию и Польшу, а отчасти через Архангельск113. В этом последнем городе дела идут теперь, пожалуй, не так хорошо, как в Петербурге, однако же говорят, что он был более выгоден и для отечественных, и для иностранных купцов114, особенно в отношении сибирских товаров.

Иноземные товары, доставляемые в Петербург по Балтийскому морю, везут оттуда дальше в Москву и по всему государству или же в караванах за пределы государства по другую его сторону; частью на судах по рекам, каналам и морям, частью зимой санным путем. Таким же образом со всего государства доставляют в Петербург всевозможные товары — китайские, персидские, турецкие и сибирские, которые с караванами прибывают прямо в Москву.

Достойно удивления, что икру везут свыше 300 миль, а именно из Азова и Астрахани. Многие другие съестные припасы тоже доставляются туда почти столь же издалека.

Несмотря на все это, теперь нельзя, как прежде, сетовать на дороговизну в Петербурге. Цены на одежду, вино и чай там такие же, как и здесь у нас. Все употребляемые в домашнем хозяйстве продукты там можно приобрести за половинную цену, а порой и за треть цены в сравнении с нашими. Однако приезжий, не ведущий домашнего хозяйства, платит за свой стол столько же, сколько мы здесь. В Петербурге многое можно купить куда дешевле, чем здесь. И все прочее продают по умеренной цене, за исключением устриц и лимонов, которые редки и дороги. А поскольку, кроме того, местность приятная и здоровая, то не следует думать, что жизнь приезжего в Петербурге, да и по всей России может стать трудной и огорчительной из-за сурового климата


362

или из-за дороговизны и недостатка чего-либо, предоставляемого природой и искусством. Если такое и случается, то вследствие недовольства чужим образом жизни или, возможно, из страха, если находишься на стороне слабых, перед большей мощью партии сильной; а если попадешь в мощную партию, то перед непостоянством удачи или же из-за других причин, по собственным обстоятельствам каждого, которые лучше всего известны ему самому.

 

Александро-Невскин монастырь

В нескольких верстах от Петербурга стоит монастырь Александра Невского, замечательный как находящейся в нем императорской усыпальницей, где 2 ноября 1723 года была погребена царица Прасковья Федоровна115, так и названным по его имени русским рыцарским орденом Александра Невского, да и другим. Прежде это был лишь маленький монастырь, основанный русским героем по имени Александр или посвященный ему; он в XII веке защищал русскую веру и в битве одолел татар116 на том месте, где теперь на берегу реки Невы построен монастырь, почему его (Александра. — Ю.Б.) и назвали Невским.

Герой был похоронен во Владимире, но в ноябре 1723 г. его прах с большой торжественностью доставили оттуда в этот монастырь близ Петербурга триста или четыреста духовных лиц. Император в честь этого героя учредил рыцарский орден, который впервые был вручен в 1725 году и получил название ордена Александра Невского. Лента ордена — темно-красного цвета. Крест — красной эмали, с вырезанными желтыми орлами. В середине изображен Александр на коне в овале на эмали. Нагрудная звезда — серебряная и в середине имеет две буквы S.A., то есть «Святой Александр», с девизом: «Principibus Patriae»117. Этот орден не такой высокий, как орден Андрея, который носят на голубой ленте и увидеть который случается редко.

 

Отъезд из Петербурга

Я мог бы, конечно, и больше рассказать о Петербурге. Однако поскольку решил писать только о том, что видел сам или что мне достоверно известно, и не хотел бы быть слишком многословным, то намереваюсь отправиться в свое путешествие, надеясь при других случаях удовлетворить любознательность читателя, сообщая о Петербурге надежные сведения, каковые могли бы быть полезны и занимательны.

Перед отъездом из Петербурга вице-адмирал Бредаль предложил мне быть его секретарем. Но поскольку я изучал теологию и здесь, дома, сдал по этой науке экзамен, то основной моей обязанностью


363

было раз в неделю произносить проповеди перед ним и находившимися под его началом иностранными офицерами, принадлежавшими к евангелической вере.

 

В Новгород

Итак, в начале марта упомянутого выше 1737 года я отправился из Петербурга в Азов в обществе одного морского лейтенанта, который был командирован туда с матросами, а также с железом для флота, так что наш обоз состоял из более чем двухсот саней...

 

Еду из Москвы в Петербург

В середине марта месяца118 я поехал из Москвы через Тверь в Петербург, куда прибыл спустя двенадцать дней. На сей раз мне не удалось увидеть Новгород, так как мой ямщик поехал вдоль Ладожского озера. Он, по его словам, сделал это из опасения перед новгородскими ямщиками, которые полагали, что ему не следует наниматься на столь дальние поездки. А ведь в России не менее худо, чем здесь, угодить в безжалостные руки ямщиков и перевозчиков.

В Петербурге я остановился у сеньора Стефана Линдемана, состоятельного и благородного датского купца, который приходится зятем вице-адмиралу Бредалю. Сей благочестивый и разумный человек в первый год моего пребывания в Петербурге не только выказал по отношению ко мне любезность куда большую, нежели та, которой обычно могут ожидать ученые люди в чужих краях, но теперь еще и более умножил ее.

 

В Петербурге нет наемных карет

Во время поста императорский двор в хорошую погоду неоднократно развлекался катанием в санях. Другие петербургские жители по своему обыкновению находили удовольствие в стремительных спусках с ледяных гор, о которых было рассказано при другом случае.

Наконец погода начала меняться, и на улицах так таять, что уже стало нельзя ездить в санях. Но поскольку в этом городе, как и в Москве и других городах страны, все знатные люди держат свои кареты, и там совсем невозможно взять наемную карету или портшез, то приезжему человеку это доставляет большое удобство, ибо ему там, как и здесь, не приходится среди великого множества народа всякую минуту опасаться, что его задавят или что придется часто отходить в сторону в грязь.


364

 

Достопримечательная свадьба

В это время года в Петербурге состоялась достопримечательная свадьба. Но я не могу точно припомнить, было ли это в том году или в первое мое пребывание в городе, за что прошу читателя меня извинить.

Женихом и невестой были знатный саксонский господин с одной из знатнейших придворных фрейлин, и один из них носил фамилию Кейзерлинг119. Они решили публично венчаться — не знаю, по какой причине — в немецкой церкви Св. Петра. Обе принцессы — Елизавета и Анна — вели невесту. Обряд бракосочетания совершал самый старый немецкий пастор. Когда он произносил слово и когда пели, принцесса Анна была очень тиха, набожна и благоговейна. Принцесса же Елизавета была весела, переменчива и во время венчания более применяла свои глаза, нежели уши120. Она, казалось, смеялась над голосом немецкого пастора, о котором его прихожане говорили, что он в юности сорвал голос.

Великолепие всей свиты и чрезвычайно длинную вереницу карет кратко или с большой пользой описать невозможно. Я тогда находился в доме хирурга Лестока, который был врачом принцессы Елизаветы, и после обряда венчания смотрел с ним на всю церемонию и свиту.

 

Барон ф[он] Лесток

Не думаю, что этот сеньор Лесток сам наверняка знает, француз он или англичанин121. Он в нынешние времена столь примечателен, что хочу здесь кратко обрисовать читателю его портрет.

Сему мужу тогда могло быть немногим более сорока лет, но он много попутешествовал и приобрел основательный опыт. Он умел говорить на почти всех европейских языках, обладал превосходными дарованиями и глубоким умом и вел умеренный образ жизни. Он был среднего роста, довольно полон, румян и хорошо выглядел; был любезен, хотя и несколько важен в обхождении. Ныне он тайный советник, архиатр и барон фон Лесток.

 

Императорская фамилия

Поскольку я по тому или иному поводу нарисовал портреты различных высоких и простых персон, то осмелюсь здесь на то же и относительно особ императорской фамилии, пребывавших в ту пору в Петербурге.

Верховная власть в государстве может, конечно, не признавать никакого иного судьи, кроме самого Господа. И посему люди всегда


365

обязаны чтить и почитать образ Божий и в тех, кто либо уже является, либо же предназначен стать особами, облеченными высшей властью. Но я надеюсь, что читатель видит разницу между неправым судом и умеренным беспристрастным суждением, которое с почтительностью выносят по здравом размышлении.177

Сама императрица была героической, здравомыслящей и глубокого ума дамой, всегда милостивой и не желавшей проявлять суровость без крайней необходимости. Тот, кто вознамерится писать ее историю, получит достаточно возможностей доказать и эту, и все другие ее превосходные заслуги. Если сделать беспристрастный вывод из того, что я узнал и слышал от других — как от недовольных, так и от удовлетворенных, то все ее правление было очень добрым и в высшей степени достохвальным.

Принцесса Елизавета была превосходнейше одарена. Она обладала живейшим умом, была решительна, но при этом рассудительна. Единственное, относительно чего можно было бы, кажется, усомниться, было это ее добродетелью или же недостатком, — ее щедрость и даже чрезмерное великодушие в подарках, каковую щедрость некоторые считали противоречащей разумным правилам экономии.123 Ее красоту и очарование не под силу описать даже наиразумнейшим знатокам прекрасного. Она среднего роста, с черными как смоль волосами, румяна и полна.

Принцесса Анна была совсем не так дородна и хотя тоже черноволоса, но при этом несколько бледна. Многие там считали ее, как и принцессу Елизавету, образцом красоты. О ней говорили, что она слишком спокойна, благочестива и кротка. Однако при этом она обладала острым умом. Но казалось, будто этот ее спокойный нрав и слишком большая склонность к европейским обычаям вселяют в народ большее недоверие, чем свободная и открытая веселость принцессы Елизаветы124.

Принцесса Анна постоянно находилась при дворе, как и ее жених принц Антон Ульрих Бевернский125. Этот господин был юн, выглядел здоровым и благочестивым, был тих и впечатлителен. Однако я ни разу не слышал о нем ни дурных, ни добрых отзывов.

Особенностью принцесс является то, что они за год расходовали много дюжин перчаток из выдубленной в Оденсе кожи, которые, говорят, выписывал из Копенгагена в Петербург один датский купец126.

 

Праздник Пасхи в Петербурге

Приблизительно на середину апреля месяца пришлась Пасха, которую русские празднуют целых восемь дней. На этом празднике для


366

иноземца примечательны прежде всего три вещи. Первая — пасхальные яйца, которые люди обоего пола во время этого праздника предлагают друг другу при первой встрече с такими словами: «Христос воскрес» (Christos voscres). Затем они целуются, и от этого не может уклониться никто, даже самый наизнатнейший. Однако подобные поздравления приносятся непременно с почтительностью, без тени легкомыслия. Повсюду можно купить всевозможные крашеные и украшенные яйца, даже по одному и по нескольку дукатов за штуку. Русские священники по поводу этих яиц рассказывают притчи и дают мистическое толкование.

Другое, что можно вспомнить о праздновании этой Пасхи, — колокольный звон. Ибо среди простонародья тот, кто в эти святые пасхальные дни не позвонил в колокол, — считается вовсе никудышным127. А потому постоянно видишь, как на колокольню толпами протискиваются люди, дают стоящему у нее духовному лицу половину или четверть копейки — денежку или полушку за то, чтобы несколько раз ударить в один из колоколов, за каждый из которых есть своя цена и плата. И поэтому на протяжении всего пасхального празднества стоит неумолчный трезвон.

Третье, что надобно отметить на этом празднике, — некие своего рода большие машины, стоящие в городах на самых больших рыночных площадях. Эти машины взяты в аренду определенными людьми. И все пасхальные праздники напролет простые люди обоего пола теснятся там, чтобы за установленную малую плату покружиться на этой машине. Она имеет четыре руки или крыла, и в каждом крыле сиденье, на которое могут усесться пять-шесть человек. Они поднимаются в воздух более чем на 24 локтя и вращаются быстро, как ветряная мельница. Это, как и некоторые другие развлечения, зрителям кажется поэтому очень опасным. Русские учителя толкуют эти быстрые спуски и подъемы как символ воскресения Христа. Когда видишь такое впервые, то кажется, будто сиденья висят на самых концах крыльев ветряной мельницы.

 

Торжественное слово

В эти праздничные дни я слышал соответствующую случаю речь, в которой доказывалось, что Христос был назван Сыном Божиим после своего рождения, царской службы и восстания из мертвых. Однако после я нашел этот вопрос изученным Пирсоном128 в его толковании апостольского символа, со следующими словами: «Отец в первом члене, а Сын во втором». Вообще же речь была столь исполнена учености, что если бы не была торжественным словом, то я вполне мог бы


367

прийти к той же мысли, что и некий весьма образованный иностранец, однажды доверительно сказавший мне: «Я приехал в Россию, полагая, что здесь в стране чему-нибудь научу русских. Однако нахожу, что сначала мне надо бы походить в школу». Так вот, если эту речь называть торжественным словом, то своим содержанием, и больше того — чрезвычайно слабыми талантами оратора она мне понравиться не могла. Куда лучшее торжественное слово услышишь во Франции от ничтожнейших женщин. Как пример этому я мог бы привести славную речь, произнесенную в том же самом году, о котором пишу, одной старой женщиной, обращавшейся к королю Франции после заключения мира с императором129. Концовка по-датски звучит следующим образом: «Таковы постоянные пожелания Вашему величеству от Ваших всеподданнейших, покорнейших и почтительнейших служанок и малых подданных — парижских торговок сельдью...» Это напечатано в «Det Nye Fama», часть XLVIII, стр. 103l130.

 

Праздники

Во время и сразу после Пасхи все при дворе пришло в движение. Оперы, комедии, ассамблеи и концерты чередовались изо дня в день. Тогда как раз наступил большой праздник, который торжественно отмечали с обычной пышностью131, однако без показа фейерверка, так как [лед] на реке Неве не мог ни взломаться, ни держать.

Гвардейские полки стояли в батальонном каре вокруг императорского Зимнего дворца, И я, пожалуй, могу сказать, что солдаты по их возрасту и ранам казались мне такими, какими описывают триариев римских легионов. Ибо в русскую пешую гвардию принимают солдатами только тех, кто прежде долго прослужил на войнах в других полках.

Неделю спустя императорский двор с обычными пышностью и церемониалом перебрался в Летний дворец, а еще через четырнадцать дней весь двор выехал оттуда в Петергоф132.

 

В нюне месяце уезжаю из страны

Становилось все теплее и теплее, и приближалось время позаботиться о путевом паспорте. Я и употребил все законные средства, чтобы его получить133. Датский легационный секретарь, канцелярский советник, а ныне советник Юстиц-коллегии Кефоод приложил для меня все возможное усердие. Он — превосходный, честный, разумный и весьма образованный человек старого склада, всегда готовый оказать услугу своим соотечественникам. Знатные люди в Петербурге


368

говорили о нем, что он живет скромнее и воздержаннее всех других легационных секретарей. Помимо любезной заботы этого человека у меня было такое хорошее поручительство, какого только можно пожелать, — в том, что я никому не задолжал, а следовательно, не был обязан объявлять [по городу о своем отъезде] барабанным боем. А кроме того, от князя, моего прежнего хозяина134 , я имел надлежащий русский паспорт генералитета — такой, какие в той стране годятся лучше всего.

Несмотря на все это, я тем не менее потратил много времени, денег и усилий, прежде чем получил надлежащий путевой паспорт, который по-датски звучит так:

 

Путевой паспорт

«По повелению ее величества российской императрицы, самодержицы всей России и проч., и проч. Сим объявляется всякому, кто должен это знать, что предъявитель сего............... отпущен из России морем. Он должен в течение недели, начиная от указанной ниже даты, выехать из Санкт-Петербурга и в течение месяца пересечь границу. Перед отъездом он должен явиться с этим паспортом в Адмиралтейств-коллегию и в Полициймейстерскую канцелярию. В удостоверение этого и для беспрепятственного продолжения его пути ему выдан настоящий паспорт, скрепленный печатью ее императорского величества и подписями сенаторов».

Затем к паспорту приложили печать и его подписали в пяти разных канцеляриях...136

 

 

КОММЕНТАРИИ

1  Пакетбот — парусное почтово-пассажирское судно водоизмещением 200— 400 тонн, вооруженное несколькими пушками.

2 Официально это название крепости и городу на Котлине присвоено 7 октября 1723 г., под этим днем в Походном журнале Петра I имеется запись: «Крепость заложили на Котлине и нмяновали Кронштат» (Походный журнал 1723 года. СПб., 1855- С. 38). Правда, название «Кронштадт» звучало и раньше, см.: Краткое описание города Петербурга и пребывания в нем польского посольства в 1720 году II Беспятых ЮЛ. Петербург Петра I. С. 149—150. — Согласно А.С.Пушкину, царь впервые назвал Котлин Кронштадтом 22 нюня 1718 г. (Пушкин A.C. История Петра I: Подготовительный текст и Пушкин A.C. Собрание сочинений в 10 томах.   М.,  1977. Т.   8.  С. 292).   В шведской рукописи,  завершенной в  начале 1714 г., тоже встречается топоним «Кронштадт» (Эренмальм Л.Ю. Описание города Петербурга, вкупе с несколькими замечаниями II Беспятых Ю.Н. Петербург Петра I. С. 95), но здесь необходима оговорка, что мы работали не с автографом, а со списком второй половины XV1I1 в. (Ehrenmalm L.J. Rysslands tillständ under Peter I II Uppsala universitetsbibliotek. H-195).


369

 

3  Ритусари, Ретусаари — финское название острова Котлин.

4  Деревянная соборная церковь Св.Андрея Первозванного, поставленная близ канала, была освящена 13 июля 1718 г. (Елагин С.И. Начало Кронштадта. Кронштадт, 1866. С. 21).

5 Заимствовано у ганноверского резидента, сообщившего, что «лютеранская община прежде имела на острове собственного проповедника, но поскольку его жалованье было слишком малым, то в 1714 году он уволился. Вскоре после этого объявился один шведский пленный, по рождению кенигсбергец, плененный в Польше в чине лейтенанта н просидевший несколько лет в Москве, а затем получивший свободу жить, как сможет, где угодно в стране. Наконец он прибыл на остров Ретусари, и поскольку в то время там не было ни одного духовного лица, то он не только читал проповеди общинам трех вероисповеданий, но также совершал все таинства н крестил детей по вере каждого, как просили. Однако в конце концов, по прошествии пары лет, его от этого занятия освободили. Но тем не менее, поскольку ему некуда было ехать и он не имел средств к существованию, его вновь устроили, назначив лейтенантом» (Из книги Фридриха Христиана Вебера «Преображенная Россия» (часть I) Н Беспятых Ю.Н. Петербург Петра I. С. 129). Ф.В.Богемелль, научивший начальную историю немецкой евангелической общины в Кронштадте и знакомый с этим известием, полагает, что оно не лишено какой-то фактической основы, однако требует уточнений (Bogemell F.W. Umständliche Nachricht von der deutschen evangelischen Gemeine in Cronstadt, wie auch von der Erbauung und der den 12. Dec. 1753 geschehenen feierlichen Einweihung ihrer neuen St.Elisabethenkirche. Halle, 1758. S. 22—26). См. об этом наш комментарий в кн.: Беспятых Ю.Н. Петербург Петра 1. С. 137.

6  Верфь — главный канал с его доками — была завершена строительством в 1752 г. Всего при Петре I на территории Кронштадтской крепости начали рыть четыре канала — два продольных и два поперечных (Крепость Кронштадт при Петре Великом. Кронштадт, 1904. С. 30; Шелов A.B. Исторический очерк крепости Кронштадт. Кронштадт, 1904. С. 72 н ел.; Розадеев Б.А., Сомина P.A., Клещева A.C. Кронштадт: Архитектурный очерк. Л., 1977. С. 27—28).

7  В 1727—1730 гг. в Петербурге было спущено на воду шесть линейных кораблей; там же завершили постройку одного корабля в 1733-м и по три — в 1735 и 1736 гг. В Архангельске закончили строительство двух кораблей в 1735 и одного—в 1736 г. (Веселого Ф.Ф. Список. С. 18—21).

8  Речь идет о гавани в Рогервикской бухте в 48 верстах к западу от Ревеля (Таллинна). Строительство началось в 1719 г. и продолжалось до смерти Петра I, затем было остановлено, а вскоре возобновлено. Работы продвигались медленно и в 1731 г. прекратились на 15 лет. Лишь в 1746 г. императрица Елизавета Петровна, посетив  Рогервик,   повелела   «начатую работу продолжать даже до окончания» (Марченко М.К. Петр Великий. Мысли государя о создании военного порта на Балтийском берегу: (Матерьялы). СПб., 1899. С. 99—153; Веселого Ф.Ф. Очерк русской морской истории. СПб., 1875. Ч. I. С. 517—519).

9  Речь идет о русско-турецкой войне 1735—1739 гг.

10  Т.Гордон командовал  в этом походе флотом, состоявшим из 15 линейных кораблей,   7  фрегатов и  7 меньших судов ([Берх В.И.] Жизнеописания  первых российских адмиралов, или Опыт истории российского флота. СПб., 1833. Ч. 2. С. 172—173; Liste de la Flotte Russienne qui a fait voile de Cronstadt vers Danzig //


370

 

 [Schmidt-Phiseldek Ch.] Materialen zu der Russischen Geschichte seit dem Tptle Kaisers Peters des Grossen. Riga, 1784. Th. 2. S. 527).

11  Гордон Александр Патрик Леопольд (Петр Иванович, 1635—1699), шотландский офицер и военный инженер. На русской службе с 1661 г. в чине майора. Генерал-лейтенант (с 1683). В 1694 г. пожалован Петром I также в контр-адмиралы. Участник Чигиринских (1677—1678), Крымских (1687 и 1689) и Азовских (1695—1696) походов русской армии. Здесь П.фон Хавен упоминает о последнем стрелецком мятеже, происшедшем весной — летом 1698 г. 18 июня П.Гордон во главе полка участвовал в подавлении бунта (Брикнер А.Г. Патрик Гордон и его дневник. СПб.. 1878. С. 101—104). Указанная датчанином численность мятежных стрельцов очень преувеличена: правительственное войско, насчитывавшее не более 3 тысяч, превосходило бунтовщиков по численности вдвое-втрое (см.: Буганов В.И. Московские восстания конца XVII века. М., 1969. С. 388—396). П.Гордон оставил дневник за 1655—1698 гг., сохранившийся не полностью. Издан его немецкий перевод с английского: Gordon P. Tagebuch des Generals Patrick Gordon, während seiner Kriegsdienste unter den Schweden und Polen vom Jahre 1655 bis 1661 und seines Aufenthaltes in Russland vom Jahre 1661 bis 1699 /  Zum ersten Male vollständig veröffentlicht durch M.A.Obolenski und M.C.Posselt. — SPb-, 1849—1852. Bd- I — III. О русских переводах (неполных) см. в кн.: История дореволюционной России в дневниках и воспоминаниях. Т. I. XV-XVIII века. М., 1976. № 133 (1), 133 (2), 133 (3). С. 67—68. — Имеется оставшийся не изданным перевод П.М.Майкова за 1685—1698 гг. (РГАДА- Ф- 1646. Оп. 1. Д. 22. 842 л.). О П.Гордоне и его дневнике см. также: Тишин И.Г. Дневник Патрика Гордона II Советские архивы. 1969. № 2. С. ПО—112; Brückner A.C. Alexander Patrick Gordon: Ein Beitrag zur Geschichte Russlands in 17. Jahrhunderte. Leipzig, 1879; Konoualou S. Patrick Gor-dons   Dispatches  from   Russia,   1667  II  Oxford  Slavonic   Papers. 1964.  Vol.   11. P. 8—16.

12 Автор говорит о русском так называемом Великом посольстве 1697—1698 гг. в страны Западной Европы, в котором Петр I участвовал инкогнито под именем бомбардира Петра Михайлова (богословский М.М. Петр I: Материалы для биографии. М., 1941. Т. 2. Первое заграничное путешествие; Левинсон-Лессинг В.Ф. Первое путешествие  Петра I за  границу II Культура и искусство Петровского времени: Публикации и исследования. Л-, 1977. С. 5—36).

13  Бредаль Питер (Петр Петрович, ум. 1756), российский военно-морской деятель.  Норвежец, на русской службе в гребном флоте с 1703 г. с чином унтер-лейтенанта. Служил на Балтийском, Азовском и Беломорском флотах, участвовал в Северной войне 1700—1721 гг, и русско-турецкой войне 1735—1739 гг., в ходе последней командовал сформированной им в 1736 г. Донской флотилией. Совершил поездку в Германию и Данию для вербовки на русский флот иностранных моряков и покупки кораблей. Член Адмиралтейств-коллегий (с 1724), управляющий Адмиралтейств-конторой (с 1725), шаутбенахт (с 1727), главный командир Ревельского (с 1730), Архангельского (1733—1735 и с 1741) портов, главный командир в Тав-рове (с 1735), вице-адмирал (с 1735) ([Берх В.Н.] Жизнеописания... СПб., 1834. Ч. 3. С. 250—279; ОМС. Ч. 1. С. 57—62).

14 Крюйс, Крейс, Крейц Корнелиус (Корнелий Иванович, 1657—1727), один из главных создателей и деятелей российского флота. Голландец, родившийся в Норвегии. В молодости совершил плавания в Индию и к берегам Америки; служил


371

 

в голландском флоте в должности обер-такелажмейстера и весной 1698 г. был принят находившимся в Голландии Петром I на русскую службу с чином вице-адмирала. Участвовал в Керченском походе русского Азовского флота (1699), принимал участие в его строительстве, а также в создании гаваней и крепостей на воронежских верфях и на побережье Азовского моря. В 1702 г. руководил кораблестроением и возведением укреплений в Архангельске. Летом 1704 и 1705 гг. командовал флотом, отбившим атаки шведских эскадр на крепость Кроншлот и остров Котлнн, чем спас зарождавшийся Петербург. До 1713 г. командовал Балтийским флотом. В 1714 г. за гибель 50-пушечкого линейного корабля «Выборг», севшего на мель во время преследования неприятеля, был приговорен к смертной казни, которую Петр I заменил ссылкой в Казань. По возвращении в следующем году из ссылки К.И.Крюйс служил в петербургском Адмиралтействе. В 1717 г. был назначен первым вице-президентом Адмиралтейств-коллегии. Активно участвовал в разработке российского военно-морского законодательства, в том числе Морского устава 1720 г. Адмирал (с 1721 г.) К.И.Крюйсу принадлежат многочисленные сочинения по организации морской службы в России, гидрографии и т.д. См.: Крюйс К.И. 1) Экстракт из журнала, держанного от господина вице-адмирала Крейса на пути из Москвы на Воронеж, с Воронежа на Азов, на Таганрог и в Керчь, а оттуда паки назад к Азову... 1699 г. /I Записки Гидрографического департамента Морского министерства. 1830. Ч. VIII. С. 367—394; 2) Cruys С. Nieuw Pas-Kaart Boek, behelsende de groote Rivier Don of Tanais, na deselfs waaragtige gelegen heudt-strekking, en cours, vande Stadt Woronetz, toot daar hy in Zee valdt met zyn invloeiende stroomen, eilandten, steden, dorpen, kloosters etc... Tot Amsterdam by Hendrick Doncher... [1703]. 2, 16 p., kart. — Крейс К. Новая чертежная книга, содержащая великую реку Дон, или Танаис, по ее истинному положению, расширению и течению, и города Воронежа даже до того, где оная в море впадает, со своими текущими реками, островами, городами, деревнями, монастырями и проч... В Амстердаме от Гендрика Дункера, [1703]. 16 с., карт. — Русские переводы: Крюйс К.И. Розыскания о Доне, Азовском море, Воронеже и Азове, с некоторыми сведениями о козаках, учиненные по повелению Петра Великого вице-адмиралом К.Крейсом в 1699 году и поднесенные царевичу Алексею Петровичу // ОЗ. 1824. Ч. 19. № 53. С. 295—

318; ч. 20. № 54. С. 46—73; № 55. С. 169—203; № 56. С. 471—494. Отрывок (в другом переводе): Крюйс К.И. О нравах и обыкновениях донских казаков II Северный архив. 1824. Ч. 11.  № 18. С. 283—296. — Об атласе К.И.Крюйса см.: Полуденский М.И.  Карты реки Дона, изданные в Амстердаме II Вестник Русского Географического общества. 1856. Ч. 18. № 6. С. 47—55; Геннади Г.Н. Заметка   о   Крюйсовой   карте   Дона   II  Там   же.   1858.   Ч.   22.   №   3.   С.   78, (О   К.И.Крюйсе   см.:   [Верх  В.Н.]  Жизнеописание   российского   адмирала К.И.Крюйса.  СПб.,  1825;  РБС. СПб.,  1903. Том  «Кнаппе — Кюхельбекер». С. 501—507; Беспятых Ю.Н. Крюйс Корнелий Иванович II Морской энциклопедический словарь. СПб., 1993. Т. 2. С. 163; Büsching A.F. Geschichte der evangelisch-lutherischen Gemeinde im Russischen Reich. Altona, 1766. Th. I. S- 115—126).

15  У К.И.Крюйса и его жены Катарины Фогт (Фохт, ум.  1742) были дочь Иоганна (Анна) и два сына — Ян (ум. 1749) и Рудольф. Оба были морскими офицерами; первый служил в голландском, второй в датском флоте (Büsching A.F. Geschichte... Th. I. S. 125).

16  Вильстер Даниил (ум. 1732), российский военно-морской деятель. Согласно


372

ОМС, был шведом. На русской службе с 1721 г. с чином вице-адмирала красного флага. Член Адмиралтейств-коллегий (с 1721), внце-адмирал белого флага (с 1727), исправляющий должность директора петербургской Морской академии и московской Навнгацкой школы (с 1728), главный командир Кронштадтского порта (1729—1730) ([Верх В.Н.] Жизнеописания... Ч. 3. С. 341—354; ОМС. Ч. I. С. 79—80).

17  То есть генерал-адмирал.

18  В немецком переводе книги — не 4, а 2 вице-адмирала (Haven P.von. Reise in Russland / Aus dem Dänischen ins Deutsche übersetzt von H.A.R. — Coppenha-gen, 1744. S. 10).

19 Речь идет о штатах 1732 г. (ОМС. Ч. I. С. ХИ—XIII) и неясно, почему датчанин пишет «в этом году».

20  В последние годы правления Петра I на содержание флота расходовали (приводим округленные цифры) - в 1721 г. — 1143 тыс. руб., в 1723 — 1519 тыс. руб., в 1724 г. — 1400 тыс. руб.  (Веселого Ф.Ф. Очерк русской морской истории. Ч.  1. С. 492—493). В 1725 г. статья расходов на флот была заполнена цифрой 1422 тыс. руб., а в 1734 г. — 1257 тыс. руб. (Троицкий С.М. Финансовая политика русского абсолютизма в XVIII веке. М., 1966. С. 243).

21  Шмак — палубное транспортное судно длиной 18—27 м; в России а первой половине XVIII в. шмаки были двухмачтовыми, с косыми парусами.

22  Датская миля — 7532 м.

23  Речь идет о застроенной загородными усадьбами Петергофской дороге по южному берегу Финского залива (см.; Горбатпенко С.Б.  Расцвет Петергофской дороги II Ленинградская панорама. 1989. № 7. С. 37—40).

24 Топоним «Дворцовая сторона» не встречается в других современных эпохе сочинениях, нет его и на планах города XVIII в. (см.: Кукушкина В.В. Топонимика С.Петербурга XVIII в. по планам города (из фондов Отдела картографии Российской Национальной библиотеки): Названия частей города, слобод, деревень, улиц, площадей,  переулков, набережных, рек,  каналов,  мостов,  островов, садов и т.д. СПб., 1993).

25  Плашкоутный мост через Большую Неву.

26  Имеется в виду Вильгельм III Оранский (1650—1720), штатгальтер Голландии и Зеландии (с 1672) и английский король (с 1689).

27 Датчанин опирается на опубликованный Ф.Х.Вебером латинский текст с немецким заголовком: Beylage des Projects, welches die Sorbonne Anno 1717. dem Czaren wegen Vereinigung der Römisch-Catholischen und Russisch-Griechischen Religion übergeben,   und wovon  im vorhergehenden Tractat gedacht worden //  Weber —  I.  S.  433—444. — В русском переводе Труда отсутствует.

28 Сигезбек Иоганн Георг (ок. 1685 или 1686—1755), директор Аптекарского огорода (с 1735), академик Петербургской Академии наук, профессор ботаники и натуральной истории (1742—1747) (История Академии наук СССР. Т. I. С. 456).

29 Аптекарский огород, основанный в 1713 или 1714 г., стал первым в России ботаническим учреждением. С 1798 г. именовался Медицинско-ботаническим садом, с 1823 г. — С.-Петербургским Ботаническим садом; с 1913 г. — Главный Ботанический сад РСФСР, затем (с 1925) — СССР. В 1930 г. передан АН СССР и со следующего года находится в составе Ботанического института АН


373

СССР, ныне РАН (С.-Петербургский Ботанический сад за 200 лет его существования / Под ред. А.А.Фишера фон Вальдгейма. — СПб.; Пг., 1913—1915. Т. I — III; От Аптекарского огорода до Ботанического института: Очерки по истории Ботанического института Академии наук СССР. М.; Л-, 1957).

30  Фавн (морская сажень) — старинная датская мера длины, равная 1,883 м.

31  То есть Петербургского (Городового, Троицкого, Березового, Койвусаари; ныне именуется Петроградским). В других отечественных и иностранных источниках такое название острова отсутствует.  Нет этого топонима и на планах города XVIII в. (см.: Кукушкина В.В. Топонимика С.Петербурга XVIII в. ...) Правда, П.Н.Столпянский заметил о Петербургской стороне (Петербургском острове), что французы ее зовут Старый Петербург» (Столпянский П-Н. Петербург: Как возник, основался и рос Санкт-Питербурх. Пг., 1918. С. 106).

32  Речкой Карповкой.

33  Точнее, архиепископ; речь идет о Феофане Прокоповиче. Новгородское подворье стояло на Карповке (Терещенко A.B. Опыт обозрения жизни сановников, управлявших иностранными делами в России. СПб., 1837. Ч. III. Вице-канцлеры. С. 207).

34 И.Г.Сигезбек стал профессором позже, в 1742 г.

35  Меншиков Александр Александрович (1714—1764), российский военный деятель, сын А.Д.Меншикова. Начал службу прапорщиком в гвардейском Преображенском полку (с 1731). Участвовал в русско-турецкой войне 1735—1739 гг.  (в ходе которой в чине поручика штурмовал Очаков (1737) и Хотин (1739); участвовал также в войне за «австрийское наследство» 1740—1748 гг., названной П.фон Хавеном «Прусской». Генерал-поручик (с 1757), генерал-аншеф (с 1762). (Бонтыш-Каменский Д.Н. Биографии российских генералиссимусов и генерал-фельдмаршалов. М., 1991 (репринт издания 1840 г.). Ч. I. С. 117—119).

36  Обстоятельства кончины царевича Алексея Петровича 26 июня 1718 г. в каземате Петропавловской крепости остаются неясными, см.: Ефимов С.В. Дело царевича Алексея и политическая борьба в России в начале XVIII в.: Дипломное сочинение. СПб., 1993. С. 105—121.

37  Датчанин явно опирается на немецкий перевод этого сочинения Феофана, опубликованный  Ф.Х.Вебером  в третьей части  «Преображенной  России»: Vorschlag des Erz-Bischöfen von Novogrod, Theophanes, wie der Gross-Fürst Petrus Alexewiz in der christlichen Religion unterrichtet werden soll. Aus dem Russischen übersetzet // Weber - III. S. 186—192.

38  П. фон Хавен разделяет заблуждение Ф.Х.Вебера, полагавшего, что этот труд уже появился на свет на русском языке; см. примеч. 37 к тексту К.Р.Берка.

39  Неточность. Феофан умер 8 сентября 1936 г.

40  П. фон Хавен имеет в виду ганноверского (брауншвейг-люнебургского) резидента в Петербурге Ф.Х.Вебера, который в первой части своей «Преображенной России», впервые опубликованной в 1721 г., описал введенную Петром I четкую организацию тушения пожаров (Weber — l. S. 311; русский перевод: Вебер Ф.Х. Записки. Вып. 9. Стб. 1621—1622). Подробнее дипломат сообщил о том же в Приложении к книге, см. русский перевод: Из книги Фридриха Христиана Вебера «Преображенная   Россия»   (часть  I)  II Веспятых Ю.И.   Петербург Петра I. С. 111—112. — Однако этн сведения резидент позаимствовал у другого немецкого автора — Геркенса, см.: «Описание... столичного города С.Петербурга...» /Пере-


374

 

вод Е.Э.Либталь; предисловие, научная редакция и комментарий С.П.Луппова II Белые ночи. Л.. 1975. С. 217—210.

В немецком переводе глухо: «по свидетельству заслуживающих доверия авторов...», без указания имени или имен (Haven P. von. Reise in Russland. S. 28). — Бруин, Брюйн Корнелис де (род. 1652), голландский живописец и путешественник. В 1701—1708 гг. совершил путешествие в Персию, Восточную Индию, на Цейлон и Яву. Туда и обратно ехал через Россию. Вскоре по возвращении издал труд: «Cornelis de Bruyns Reizen over Moscovie, door Persie en Indie...» Amsterdam, 1711 (Путешествие Корнелиса де Брунна через Московию в Персию и Индию...»); посвященная России часть этого сочинения издана в русском переводе (с французского) П.П.Барсовым: Путешествие через Московию Корннлня де Бруина. М., 1873. — Сочинение — один из самых содержательных иностранных источников о петровской России.

42  Речь идет о Персидском походе армии Петра I.

43 Упомянут трактат из пяти статей между Петром I и шахом Тахмасибом (Тахмаспом), заключенный 12 сентября 1723 г. в Петербурге российскими министрами и полномочным послом шаха Исмаил Беком, «О уступке в вечное Российской империи владение лежащих по Каспийскому морю провинций Гиляни, Мизандерона, Астрабата и городов Дербента и Баку со всеми принадлежащими к ним землями за сделанное от России шаху против бунтовщиков вспоможение» (ПСЗ. Т. VII. № 4298. С. 110—112). П. фон Хавен был знаком с немецким переводом трактата, напечатанным Ф-Х.Вебером во второй части «Преображенной России» (Weber - П. S. 104—105).

44 Левашов Василий Яковлевич (1667—1751), российский военный и государственный деятель. Участвовал во Втором Азовском походе 1696 г., Северной войне 1700—1721 гг.. Персидском походе 1722—1723 гг., русско-шведской воине 1741—1743 гг. Исполнял особые поручения Петра I. Начальствовал над присоединенными к России в результате Персидского похода территориями (1723—1734). Генерал-поручик (с 1727), генерал-аншеф (с 1734). В русско-шведской войне 1741—1743 гг. командовал гребным флотом, потом пехотной дивизией. Первенствующий в московской Сенатской конторе (с 1749) (РБС. СПб., 1914. Том «Лаб-зина — Ляшенко». С. 123—124).

43  Трактат с Эшрефом, подписанный 13 февраля 1729 г. в Реште, по условиям которого к России отходили новые земли на побережьях Каспийского моря и Ширванская область на Кавказе. Россия, в свою очередь, уступала Персии Мазандеран и Астрабад (Юзефович Т. Договоры России с Востоком, политические и торговые. СПб., 1869. С. 189—193; Зонненштраль-Пискорский A.A. Международные договоры Персии. М.. 1931. С. 114).

46  В немецком переводе: в 1733 r. (Haven P. von. Reise m Russland. S. 30). Ho и та, и другая даты неточны. В начале 1730-х гг. Россия и Персия заключили два договора: 21 января 1732 г. РештскиЙ (ПСЗ. Т. VIII. № 5935. С. 614—619) н 10 марта 1735 г. Гянджинский (Там же. Т. IX. № 6707).

47  Имеется в виду Дарий I, древнеперсидский царь (правил в 522—486 до н.э.) из династии Ахеменидов, при которой государство достигло наивысшего расцвета. Государство прекратило свое существование после завоевания его Александром Македонским.

48 Явно имеется в виду Хосрой, Хосров, Хусрав I Ануширван (ум. 579), царь


375

 

(с 531) из династии Сасанидов, при котором Иранское государство достигло наибольшего могущества. Был также Хосрой II Парвиз (ум. 628), царь с 591 г.

49  Заимствовано (с некоторыми изменениями) у Ф.Х.Вебера, которому этот полный титул сообщил «один прибывший из Персии с посольством друг» (Weber — I. S. 337—338; Вебер Ф.Х. Записки. Стб. 1650—1651). Изложенные датчанином выше сведения о персидских смутах тоже скорее всего взяты у ганноверского дипломата, на страницах труда которого часты подобные детальные известия.

50  Измайлов Лев Васильевич (1685—1738), российский дипломат и военный деятель. Выполнял дипломатические поручения в Копенгагене (1706—1707), посол в   Пекине  (1719—1721). Участвовал в войне за  «польское наследство»   1733— 1735 гг.  и  в русско-турецкой войне  1735—1739 гг.   Генерал-поручик   (с   1734) (РБС. СПб., 1897. Том «Ибак — Ключарев». С. 67).

51 Тоже из труда ганноверского резидента (часть вторая). Ф.Х.Вебер процитировал в немецком переводе писанное по-французски письмо из Казанской губернии от начала мая 1722 г. Его автор, по словам дипломата, — некий иностранный офицер на русской службе. Рассказ начинается словами: «Мы здесь получили известие, что отправленный в Китай бывший русский посол Измайлов возвращается обратно с большими дарами, но без отзывной грамоты...» (Weber — П. S. 53).

52  В немецком переводе уточнено: «Есть некая местность, дворянская усадьба, именуемая Дискау. Она расположена в Саксонии, в миле от города Галле, и там находится 99 живописных изображений придворных шутов...» (Haven P. von. Reise in Russland. S. 34). Эти и дальнейшие сведения о шутах взяты датчанином в основном у Ш.Х.Вебера, однако и внесены уточнения. Так, первая фраза в тексте немецкого дипломата звучит глухо: «В некой местности в одном зале есть, говорят, 99 живописных изображении шутов и оставлено пустое место для сотого...» (Weber — II. S. 37).

53  История о капитане дословно заимствована из второй части «Преображенной России» (Weber — II. S. 38). Шут А.Д.Меншикова Прокопий Ушаков по прозвищу Чок упоминается, в частности, в письмах Петра I к светлейшему князю от 17 февраля, 15 и 17 мая 1709 г. (П и Б. М.; Л.. 1950. Т. 9. Вып. 1. № 3065. С. 90; № 3190. С. 178; № 3195. С. 185) и в письме А.Д.Меншикова к царю от 22 февраля 1709 г.   (Там же.   Вып.  2.  Примеч.  к  № 3065.   С. 695).  См.  также: Шуточный патент Петра Великого, выданный думному дворянину Прокопию Ушакову // РА. 1865. Т. 3. Стб. 62.

54  То есть Антон Ульрих.

55  Ален (alen), локоть — старинная датская мера длины = 0, 6277 м.

56  Описано, скорее всего, петербургское наводнение, случившееся не в середине октября, а 21 сентября 1736 г., когда вода в Неве поднялась на 250 см выше ординара (Нежиховский P.A. Река Нева. Л., 1973. С. 93; Приложение. Максимальные годовые уровни воды р. Невы у Горного института (1691, 1703—1971 гг.) при подъемах более 150 см над ординаром. С. 188; Беспятых Ю.Н., Сухачев H.A. Первые в истории города // Нева. 1985. № 3. С. 191). Под 1736 г. отмечены еще два наводнения (24 и 30 декабря), но значительно меньшие (Нежиховский P.A. Река Нева. С. 188).

57 Датчанин, рассуждая о причинах наводнений, придерживается теории, которая позднее получила наименование «стоковой». Согласно ей, сильный юго-западный ветер останавливает течение реки, вызывая подъем ее уровня за счет прибывшей


376

воды. В действительности же природа наводнений икая, Пересекающие Балтику циклоны образуют на море так называемую «длинную волну». Если она входит в Финский залив, то в его горле вспучивается, становится выше в мелководной вершине залива и за счет ветра еще более возрастает (Там же. С. 97—107).

38 Остров с таким названием нам  неизвестен.   Нет его и  на планах города XVJII в. (см.: Кукушкина В.В. Топонимика С.Петербурга XVIII в. ...).

59 Глухая ссылка на Ф.Х.Вебера (Weber — I. S. 130—131; Вебер Ф X Записки. Стб. 1353—1354).

60  Всего музыкантов и артистов (включая старых гольштинских камер-музыкантов, итальянцев, зачисленных в штат в начале царствования Анны Иоанновны, и труппу итальянских комедиантов, приехавшую в Петербург в 1735 г., было, действительно, около 70. Здесь П. фон Хавен, возможно, имеет в виду братьев-кастратов Дрееров (но по штату от 24 апреля 1735 г. один из них получал в год 1237 руб. 50 коп., а другой — 600 руб.) или кастрата Пьетро Мориджи (его оклад составлял 1600  руб.)  и  определенно певицу Р.Рувинетти —  она  получала 900  руб.  в  год (Всеволодский-Гернгросс В.Н. Театр в России при имп. Анне Иоанновне II Ежегодник императорских театров. 1913. Вып. IV. С. 49—50, 52—53. 57).

61 Весной 1736 г. сбор, взимаемый за проезд и проход по Исаакиевскому мосту, был увеличен И составил: «с карет и колясок, парами, по 5 коп., с одноколок и экипажей в одну лошадь по 3 коп., с воза по 2 копейки, с кучеров и лакеев, как и с пеших, по 1 коп., с 10 мелких скотин по 2 коп.» (Петров П.И. История Санкт-Петербурга. С. 305—306).

62 В немецком переводе последняя фраза сокращена и звучит так: «А если примять во внимание другие невероятные дела, осуществляемые в России, проект не так уж несуразен, как он описан упомянутым автором, который сравнивал его с идеей постройки моста от Земли до Луны» (Hauen P. von. Reise in Russland. S. 51). Этот автор — Геркенс (см.: «Описание... столичного города С.Петербурга...» С. 227). А поскольку датчанин нигде не обнаруживает своего знакомства с этим сочинением, то надо предположить, что и на сей раз он воспользовался сведениями, полученными из вторых рук — от того же ганноверского дипломата, повторившего упомянутое рассуждение Геркенса (см.: Из книги Фридриха Христиана Вебера «Преображенная Россия» (часть I), С. 117).

63  Если чуть точнее, П.П.Бредаль в феврале 1737 г. приехал в Петербург еще шаутбенахтом красного флага и вскоре — 23 февраля — был произведен в вице-адмиралы (ОМС. Ч. I. С. 61).

64  Ладожский канал длиной 104 версты, начатый строительством в 1718 г., был завершен в 1733-м. Именной указ о его открытии и о пошлинах с проходящих по нему судов состоялся 19 марта 1731 г. .(ПСЗ. Т. VIII. № 5723. С. 401—403).

65  Речь идет о двух каналах, прорытых при Петре I. Первый — Тверецкнй (длина 1320, ширина 7 сажен) был построен в 1702—1708 гг. между реками Твер-цой и Цной и связал, таким образом, Волгу с Волховом; на канале и Цне поставили пять шлюзов. Это была первая в истории отечественная водная система (Горелое В.А. Речные каналы в России: К истории русских каналов в XVIII веке, Л.; М., 1953. С. 20—23, 72—77). Второй, призванный связать Волгу с Доном, прокладывали между их притоками Камышинкой и Иловлей с 1697 г. Общая длина канала составляла 3,5 версты (3,73 км) (Перри Дж. Состояние России при нынешнем царе... М., 1871. С. 3—4; Бернштейн-Котн С.Б. Волго-Дон: Историко-гео-


377

 

графический очерк. М-, 1954. С. 31—32). В этой связи важно упомянуть о еще одной попытке соединить Волгу с Доном. С 1702 по 1709, затем с 1717 по 1720 г. прокладывали 13-километровый Ивановский канал между верховьями Дона и рекой Шатью, впадающей в приток Оки Упу. Однако завершить строительство не сумели (Миловидов А.И. Ивановский канал, начатый Петром Великим для соединения Волги с Доном: (Историко-географнческий очерк) II Чтения ОИДР. 1892. Кн. 1. [Ъг. III. С. 10, 14, 19—21; Бернштшн-Коган С.Б. Волго-Дон... С. 39—43; Лебедев Д.М. География в России петровского времени. М.; Л., 1950. С. 288—290).

66  Датский шиффунт = 120 кг.

67  Елизавета Петровна заняла российский трон в результате дворцового переворота не в декабре, а 25 ноября 1741 г. Впрочем, П. фон Хавен тогда уже снова был за пределами России; по григорианскому календарю это было 6 декабря.

68  День вступления Анны Иоанновны на престол — 19 января, коронации — 28 апреля, тезоименитства — 3 февраля, рождения — 28 января. Если считать по григорианскому календарю, день коронации приходится на 9 мая.

69  О развитии школы при общине Св.Петра в середине 1730-х гг. изложено в кн.:   Die  St.Petri-Gemeinde:   Zwei Jahrhunderte evangelischen  Gemeindelebens  in St.Petersburg 1710—1910. SPb., 1919. Pag. 2. S. 3—6.

70  Речь идет о казни в 1736 г. капитан-лейтенанта (с 1732) Александра Возницына и Боруха Лейбовича, убедившего его перейти в иудейскую веру (Костомаров Н.И. Императрица Анна Ивановна и ее царствование II Костомаров H.И. Русская история  в жизнеописаниях ее главнейших деятелей.  СПб.,  1913.  Кн.  3.  С. 441; ОМС. Ч. I. С. 84—85). А.Д.Кантемир в «Изяснении» к своей девятой сатире написал об этом: «...В Санктпетербурге 1738 году (так в тексте. — Ю.Б.) мня июля в средних числах сожжен по уложениям блаженныя памяти российских государей бывший морского флоту капитан за то, что принял жидовскую веру и так крепко на оной утвердился, что не смотря правды упрямством своим в страшном на Спасителя Нашего Христа хулении погиб...» (Брайловский С- Девятая сатира Кантемира по вновь найденному списку // ЖМНП. 1892. № 7. Отд. II. С. 74).

71  Сведения заимствованы  у ганноверского резидента  (Weber —  /.   S. 362— 363; Вебер Ф.Х. Записки. Стб. 1658—1659). Однако именной указ «О высылке иезуитов за границу»   состоялся  не в мае, а 18 апреля 1719 г.   (ПСЗ. Т.  V. № 3356. С. 694). В мае же последовало царское повеление на сей счет, которое процитировано в немецком переводе дипломатом (Weber — /. S. 363; Вебер Ф.Л-Записки.   Стб.   1659).   По Ф.Х.Веберу, патер Энгель был заключен в тюрьму «вместе со своим коллегой» — в единственном числе.

72   Шафиров   Исай   Петрович   (1699—1756),   барон,  сын   вице-канцлера П.П.Шафирова. С 1725 г. служил в Герольдмейстере кой конторе, советник Вотчинной коллегии (с 1734), затем служил в Камер-коллегии (с 1737), статский советник в ней (с 1741). Уволен не позднее 1747 г. за пристрастие к спиртным напиткам и к игре в карты (Бычков Ф.А. Барон Исай Петрович Шафиров (1699—1756) а

ИВ. 1886. Т. 25. С. 126—131).

73   Заимствовано из третьей части   «Преображенной  России»   (Weber —  HL S. 59).

74  Далее мы опустили перевод страниц 73—85 оригинала, на которых автор повествует о действиях русской армии и флота в ходе войны против I урции 1735 — 1739 гг.


378

 

75 Иностранные наблюдатели вообще охотно описывали свои впечатления от русских зимних развлечений в Петербурге, см. обзор в статье: Беспятых Ю.Н., Сухачев H.A. Петербургский быт в Россике XVIII в. II Петербург и губерния: Историко-этнографические исследования. Л., 1989. С. 58, 59, 61—62.

76 Ригсдалер — датский талер (иоахимсталер, на Руси именовался ефимком).

77 Комиссар — должностное лицо, в обязанности которого входили заготовка и снабжение войск провиантом и денежным содержанием, учет и контроль личного состава, наличия и состояния обмундирования, комплектование конного парка (см., напр.: Автократов В.Н. Первые комиссарские органы русской регулярной армии: 1700—1710 II ИЗ. 1961. Т. 68. С. 163—189).

78  Далее в немецком издании идет следующий текст, отсутствующий в оригинале, но явно написанный самим П. фон Хавеном:

«Однако скверно, что ни в одном русском доме не встретишь тайного удобства и всегда приходится справлять надобность в поле. Это я говорю не только о деревнях, но и обо всех русских городах, не вполне исключая самих Москвы и Петербурга. Но такое обыкновение считают не чем-то неприличным, а соблюдением Божьего веления, что в подобных случаях надо выйти из-под крова. Одежда приличных людей не столько неопрятна, сколько скудна; в этой стране моются дважды в неделю, дабы содержать тело чистым и здоровым. Зимой многие выходят из бани нагими на холод; это, однако, не столь опасно, как кажется, ведь и не обладающие крепким телосложением иностранцы испробовали это. Пищу и питье русские готовят не так неопрятно, как плохо, но сами пища и питье по большей части совершенно незнакомы иностранцу и не особенно ему по вкусу. Русские пьют своеобразный напиток, именуемый «квас»; они пьют черное пиво, приготовляемое из ржаной муки; пьют скверный мед, едят много рыбы, пищу готовят с постным маслом и употребляют много огурцов и всевозможных сырых плодов. Однако нельзя не отметить различие [простолюдинов] со знатными. Ибо я вполне могу сказать, что генерал Репнин, природный русский, у которого я служил последний год своего пребывания в России, держит настолько хороший стол, насколько это могло соответствовать его положению. Обычно русские рассказывают о себе самих, что если француз, немец и русский пьют в одной компании и в их стаканы падает по мухе, то француз отливает вино с мухой наверху, немец вынимает муху из стакана пальцами, русский же выпивает вино вместе с мухой, поскольку полагает, что вино уже попало в нее. Это следует приписать не неопрятности русских, а их доброму аппетиту. Ведь они и едят, и пьют не по весу, как Корнаро; они также употребляют мед и постное масло не в таких количествах, как Иоганнес де Темпорибус, а следовательно, не могут, невзирая на здоровый климат и свою природную крепость, протянуть нить своей жизни столь же далеко, как оба названных. Можно сколько угодно говорить о твердости русских, выдерживающих сильнейшие тяготы, но можно и быть определенно уверенным, что русские менее всех прочих народов подобны зверю хамелеону, про которого говорят, что он питается воздухом» (Hauen P. von. Reise in Russland. S. 102—103).

79  Далее в немецком переводе вновь идет текст, отсутствующий в оригинале:

Учеба русского дворянства

Говоря здесь об образованности русских, я имею в виду не Академию в Петербурге, но собственно народ, а именно дворянских особ. Они, за исключением немно-


379

 

гих,  не очень сильны в языках, так как учатся разве что понимать и немного говорить по-французски. География им знакома — мне при многих случаях доводилось сообщать тому или иному из них о моем родном городе, и я с удивлением обнаруживал, что они знали этот город и знали, в какой области Дании он расположен. И напротив, при подобных случаях я узнавал от тех, кто не так отдален от нас, что им неизвестно,  находится ли Оденсе на Фюэне, или Фюэн на Оденсе. К истории русские дворяне усерднее, чем ко всем остальным наукам, однако не могу солгать и скажу, что многие из дворян прилагают больше усилий к тому, чтобы сохранить в памяти события, нежели к тому, чтобы вынести о них суждения и осознать их, а посему из этих штудий они не могут почерпнуть столько же, сколько другие, пользы и удовлетворения. Ведь мировая история — это музыка, которая, будучи воспринята внимательно и критически, доставляет человеку большое удовольствие. Мы можем расценивать ее как превосходный концерт. Каждый отдельный малый мир или его часть — это музыкальный инструмент. Всякое изменение в мире —  это удар по струнам. Сами миры, как и перемены в них, находятся в тончайшей гармонии, и на них искуснейше играет Всевышний  Господь. Хотя и случается иногда дисгармония, музыке вновь придается должная стройность, и она звучит еще лучше, отсюда следует, что тот, кто не спеша, со вниманием и критически изучает историю, тот получает от нее такое же наслаждение, как от слушания приятнейшей музыки. Только вот и в ней русские тоже не находят особого удовольствия. Они совершенно не желают ей учиться, но охотно готовы ее слушать. Я повсюду встречался с этим мнением, которое совпадает с моим собственным, и не могу припомнить, чтобы знавал когда-либо хоть одного русского, который бы умел играть на музыкальных инструментах. Один трубач-немец, служивший на флоте в Кронштадте и обязанный обучать нескольких русских, однажды всерьез говорил мне, клятвенно в этом заверяя, что, по его мнению, у него самая тяжелая должность во всей России. Но если музыка у русских отнюдь не на высоте, то французские танцы модны еще гораздо того менее.  И, напротив, русские очень способны к верховой езде н фехтованию. И я должен без тени лукавства признать, что дворянство вообще весьма хорошо воспитано н выучено.

 

В математике

Из математики они обычно занимаются только арифметикой, геометрией и военной архитектурой, причем лишь вопросами практическими. Некоторые из учеников довольно успешно постигают эту науку — настолько, что уже не уступают французам. Другим математическим наукам, а также физике они вовсе не желают учиться. Когда я однажды сказал знатному русскому, как получить щелочь, чтобы сделать очень точные часы, чтобы разница была в две минуты от солнечных, и чтобы они давали точным, установленным в другом месте часам градус на небе, он не только счел такие речи непонятными, но стал яростно убеждать меня в том, что часы в Копенгагене и Москве обязательно и точно одновременно бьют 12 ударов. Другой как-то с тем же пылом уверял меня, что корабль может весить много больше или меньше, чем вода, занимающая его объем. Так что я был даже рад счесть себя оппонентом, а его председателем и в конце концов с выражениями благодарности улизнул. Меня эти математические заблуждения удивляли тем более, что их защитниками были офицеры военно-морского флота. Третий, полагавший себя физиком, однажды пожелал убедить меня в том, что когда гремит гром — это Богоматерь


380

 

едет по небесам, и ни что иное. Я мог бы порассказать еще и другие истории, Но поскольку при этом не могу забыть, что знаю и куда более многочисленные примеры, явствующие о сноровке и образованности русских, то не намерен таким образом противоречить похвалам, которые им вообще-то делаю.

 

В философии

К философским размышениям дворянство приучаться не желает. Однако старые господа стремятся к скупой выразительности и стараются передать по наследству многие моральные и физические законы посредством кратких сентенций, почерпнутых ими из истории и от церковных отцов. Молодые господа, которые в Петербурге либо же в своих путешествиях имели несчастье еще в годы незрелой юности подпасть под влияние сильных и дерзких умов, довольно часто, когда это позволяют обстоятельства, предаются вольнодумству, но оно, правда, им не очень хорошо удается. Однако духовные пастыри не без причины опасаются, что скоро это зло распространится по стране.

Если же я должен наконец кратко описать характер русских дворян, то сначала исключу тех, кто представлял или по-прежнему представляет Россию образцом умений и добродетельности, и некоторых из них потом упомяну. Об иных же я вообще могу сказать, что хотя они, возможно, не очень уступают своим соседям и еще многим другим, но все же их пока не сравнишь с французами.

 

Академии в России

По другому поводу я сообщу об учености русского духовенства. Здесь же на сей счет хочу лишь добавить, что как Академия и гимназия в Петербурге являются лучшей школой для русского дворянства, так и университет в Киеве — самое лучшее место, где учится русское духовенство. Там, говорят, теперь свыше трех тысяч русских студентов. Должен признать, что названный город — для университета самый удобный во всей стране. Ибо, во-первых, жизнь там весьма здоровая и дешевая. Во-вторых, этот город — один из самых свободных во всей России. И, наконец, тамошние студенты могут поддерживать постоянные связи и переписку с польскими учеными, так как Киев хоть и стоит на русской территории, во всем остальном город более польский, нежели русский. Я и сам охотно побывал бы там, но приходится полагаться на сей счет лишь на отзывы других людей (Hauen P. von. Reise in Russland. S. 106—111).

80 А.И.Остерман вместе с Я.В.Брюсом возглавлял русские делегации на двух конгрессах, имевших целью выработать условия мирного трактата и завершить Северную войну против Швеции: Аландском (1718—1719), где сторонам не удалось прийти к соглашению, и Ништадтском, в результате которого 30 августа 1721 г. был подписан мирный договор (ПСЗ. Т. VII. № 3819. С. 420—431; Фейгина СЛ. Аландский конгресс: Внешняя политика России в конце Северной войны. М-, 1959. Гл. IV, V; Никифоров A.A. Внешняя политика России в последние годы Северной войны: Ништадтский мир. М., 1959. Гл. IX, X).

81   Остроумная  игра слов:  лат.  пат —   «действительно,   поистине»;   re-sto — «уцелеть, спастись; сохраняться, длиться».

82  Мосхейм, Мосхайм Иоганн Лоренц (1693—1755), немецкий лютеранский теолог, историк церкви. Профессор Гельмштедтского университета в Брауншвейге


381

 

(1723—1747), затем — Геттингенского (с 1747). Свои ученые труды основывал на тщательном изучении источников (Bonniers Lexikon. Stockholm, [1965]. Bd 10. S. 128).

83 Фишер Иоганн Бернгард (1685—1772), немецкий медик из Любека, доктор медицины (с 1705). Лейб-медик Анны Иоанновны и архиатр (с 1735), заведовал всей   медицинской   частью   в   России   (с   1736).   В   1742 г.   ушел  в   отставку (РБС   СПб., 1901. Том «Фабер — Цявловский». С. 151; Рихтер В.М. История медицины в России. М., 1820. Ч. 3. С. 270-281).

84 В немецком переводе фраза продолжена: «...составляет тысяч 16 рублей, не считая значительных подарков, которые он сверх того получает» (Hauen P. von. Reise in Russland. S. 116).

85 Лесток Иоганн Герман (Иван Иванович, 1692—1767), шотландский дворянин. На русской службе с 1713 г. в звании лекаря. Лейб-хирург Екатерины I (с 1725). Один из главных организаторов дворцового переворота 25 ноября 1741 г., приведшего на престол Елизавету Петровну, и ее первый лейб-медик в ранге действительного тайного советника (с 1741); одновременно главный директор Медицинской канцелярии. В начале правления Елизаветы Петровны имел огромное влияние на государственные дела. Граф (ок. 1745). За политические интриги был арестован и по суду сослан в Углич (1750); освобожден Петром III в 1762 г. (Хмыров М.Д. Граф Лесток // ОЗ. 1866. Т. 165. Март. Кн. 1. С. 29—52; кн. 2. С. 235—258; апрель. Кн. 2, С. 752—767; т. 166. Май. Кн. 2. С. 240—266; июнь. Кн. 2. С. 683—721; РБС. Том «Лабзнна — Ляшенко». С. 323—346).

86 Датский фут — 0,314 м, русский фут = 0,3048 м.

87  Датский дюйм = 2,615 см, русский дюйм = 2,54 см.

88  Датский лот = 13,2 см.

89  Датский квент = 3,3 г. В России XVIII в. не было лота как меры массы (веса), он существовал у нас только со второй половины XIX в. и до введения метрических мер. Не было и квента — был соответственно золотник, равнявшийся 4,266 г.

90  Датский лисфунт = 8,5 кг.

91   Имеется в виду «Anhang von der Stadt Petersburg und denen dabin gehörigen Anmerckungen» (Weber — l. S. 445—490; русский перевод: Из книги Фридриха Христиана Вебера  «Преображенная  Россия»   (часть  I).  С. 102—131),  представляющий собой уточненное ганноверским   резидентом   по  состоянию   на  1719— 1721 гг. описание Геркенса, сделанное по впечатлениям 1716—1717 гг. и опубликованное в 1718 г. (см.: Беспятых Ю.Н. Петербург Петра I. С. 16—20).

92 Точнее, в 1703 г.: 1 мая была взята шведская крепость Ниеншанц, после чего петровские войска беспрепятственно вышли к устью Невы.

93  В ранних немецких описаниях Петербурга, а также у Ф.Х.Вебера: пехота встала на Финской (Карельской), а кавалерия — на Ингерманландской (Ингрийской) стороне (Точное известие о... крепости и городе Санкт-Петербург, о крепостце Кроншлот и их окрестностях... II Беспятых Ю.Н. Петербург Петра I. С. 48; «Описание... столичного города С.Петербурга...» С. 202; Краткое описание большого императорского города С.-Петербурга // Беспятых Ю.Н. Петербург Петра I. Приложение 3. С. 263;  Из книги Фридриха Христиана Вебера «Преображенная Россия» (часть I). С. 102). П. фон Хавен наверняка просто перепутал, поместив кавалерию на Карельскую, а пехоту на Ингерманландскую сторону.


382

 

 

94 Заимствовано у ганноверского резидента, см.: Из книги Фридриха Христиана Вебера «Преображенная Россия» (часть I). С. 103—104.

95  Точнее, коллегии были учреждены уже в Петербурге (в 1717 г.).

96  Неверно. При Петре II, переехавшем со двором в Москву, Петербург стал приходить в запустение, и его возрождение надо связывать с мероприятиями Анны Иоанновны,  в январе 1732 г. вернувшей императорскую резиденцию на берега Невы и много способствовавшей развитию молодой столицы.

Возможно, это еще одна глухая ссылка на сочинение ганноверского дипломата, но он написал несколько иначе; «...не приходится сомневаться, что... в дикой прежде Ингерманландии возникнет восьмое чудо света» (Из книги Фридриха Христиана Вебера «Преображенная Россия» (часть I). С. 131).

98  Тоже от Ф.Х.Вебера: Петербург «занимает такое обширное пространство, что его скорее можно сравнить с ландшафтом из многих поселков, чем с городом, так как в длину составляет добрую немецкую милю, а в ширину немногим меньше» (Там же. С. 106; сравн. также у Геркенса (С. 208).

99  То есть Первый Кадетский сухопутный корпус, размещавшийся в конфискованном дворце А.Д.Меншикова на Васильевском острове.

100  Явная описка, это Здание Двенадцати коллегий.

101   Глобус более известен под названием Готторпского. Однако правомерно и предлагаемое датчанином название, поскольку глобус был привезен в Петербург из шлезвиг-гольштейнского города Теннингена. Кстати, немецкий переводчик книги поправил автора,  назвав глобус Готторпским (Hauen P.  uon.  Reise in  Russland. S. 131).

102  Вобан Себастьен ле Претр де (1633—1707), маркиз, французский военный деятель, инженер. Глава инженерного дела во Франции (с 1669). Построил 33 новых крепости, улучшил до 300 старых. Руководил более чем 50 осадами. Член Парижской Академии наук (с 1699), маршал Франции (с 1703). Автор трудов, в частности, по фортификации.

103 Патан Блеэ Франсуа граф де Мервейль (1604—1665), французский военный инженер. Участвовал во многих осадах и сражениях.  Потеряв в 1642 г. зрение, изучал фортификацию и математику. Автор трудов по этим наукам.

104  Блондель Франсуа (1617 или 1618—1686), французский архитектор и инженер. Директор парижской Архитектурной академии (с 1671).  Ведущий теоретик французского классицизма.

105  Кронверком.

106 Ссылка на труд ганноверского дипломата (см.: Из книги Фридриха Христиана Вебера «Преображенная Россия» (часть I). С. 105).

107  Точнее, Меотийское озеро, или болото (Palus Maeotis) — древнегреческое название Азовского моря.

108  Фраза указывает, по-видимому, на то, что бытовала легенда, согласно которой Петр I сам срубил свой первый петербургский дом. Однако из единственного письменного источника о его строительстве известно лишь, что 24 мая 1703 г. царь «повелел рубить лес и изволил обложить дворец», а 26-го —  «дворца строение работою окончилось» (О зачатии и здании царствующего града Санктпетербурга... II Бсспятых Ю.Н. Петербург Петра I. Приложение 2. С. 259).

109  То есть футляр — павильон с галереей над Домиком Петра I, построенный Д.Трезиин в сентябре 1723 г. (Зяэееа Л.К. Домик Петра I. Л., 1983. С. 14—16;


383

 

Лисаевич И.И. Доменико Трезини. Л., 1986. С. 119—120). Футляр существовал до 1784 г., когда был заменен другим.

110 Взято у Ф.Х.Вебера (см.: Из книги Фридриха Христиана Вебера «Преображенная Россия» (часть I). С. 113), а тот в свою очередь заимствовал эти сведения у Геркенса («Описание... столичного города С.Петербурга...» С. 220). Этот эпизод, изложенный Геркенсом, вольно пересказал ганноверский резидент. Столь же свободно с почерпнутыми у последнего сведениями обошелся здесь П. фон Хавен. Впрочем, три версии настолько разнятся между собой, что можно предположить существование различных (скорее устных) источников.

111 Точнее, в Главной полицейской канцелярии, устроенной по коллегиальному принципу; коллегией ее назвал и К.Р.Берк.

112  То есть на эстонском или латышском.

113  Серией строгих указов Петр I перевел почти всю международную беломорскую торговлю в устье Невы (ПСЗ. Т. V. N. 2732. С. 66; Доклады и приговоры, состоявшиеся в Правительствующем Сенате в царствование Петра Великого. СПб., 1888. Т. III. Кн. II. № 961. С. 1005—1006; ПСЗ. Т. V. № 2737. С. 67—69; Доклады  и  приговоры...  Т.   III.   Кн.   П.   №   1051-   С. 1105—1108;   ПСЗ.  Т.  V. № 2760. С. 77: № 2784. С. 88; № 3115. С. 517—518; Т. VI. № 3930. С. 523).

114  См. более развернутые соображения на сей счет: Вебер Ф.Х. Записки. Стб. 1334—1335.

115  Прасковья Федоровна (Салтыкова, 1664—1723), жена царя Ивана V Алексеевича, умерла 13 октября и была 22 октября (2 ноября) 1723 г. захоронена в Александро-Невском монастыре  (Семевский М.И.  Царица Прасковья.   1664-— 1723: Очерк из русской истории XVIII века. Л., 1991 (репринт издания 1883 г.). С. 204—207). Сведения датчанин взял из второй части «Преображенной России» (Weber - П. S. 111).

116  Не в XII, а в XIII в. — в 1240 г., и не татар, а шведов. Ошибки перекочевали из второй части «Преображенной России» (Weber — II. S. ПО).

117  Дословно переписано из третьей части «Преображенной России» (Weber — HI. S. 38). Орден Св.благоверного великого князя Александра Невского учрежден в 1725 г.,   но не Петром I,   а уже Екатериной I. Principibus Patriae — «За труды и Отечество» (лат.).

115 1739 г.

119 Речь идет о свадьбе, состоявшейся 8 февраля 1737 г., то есть примерно за месяц до первого отъезда датчанина из Петербурга. Описана в Церемониальном журнале 1737 года (6.М., б.г. С. 14—17).

120 В немецком переводе сохранено только начало фразы: «Принцесса же Елизавета была весела» (Hauen P.u. Reise in Russland. S. 504).

121  В немецком переводе иначе: «Не думаю, чтобы кто-нибудь знал, француз этот господин Лесток по рождению или англичанин» (Ibid.).

122  Последней фразы в немецком переводе нет (Ibid. S. 505).

123 Вместо этой фразы в немецком переводе кратко: «Она очень щедра на подарки и весьма великодушна» (Ibid. S. 506).

124 Последняя фраза в немецком переводе отсутствует (Ibid.).

125   В немецком  переводе:   «...принц Антон Ульрих Брауншвейг-Бевернский»

(Ibid.).

126 Последней фразы в немецком переводе нет (Ibid.).


364

 

127 В немецком переводе: «... — тот забытый Богом человек» (Ibid. S 507).

128 Пирсон Джон (1612—1686), англиканский теолог. Руководил колледжем Иисуса (с 1660) и Тринити (Св. Тронцы)-колледжем в Кембридже (с 1662); епископ Честерский (с 1673). Автор многочисленных трудов в области патристики (Meyers Grosses Konversation-Lexikon. Leipzig, 1907. Bd 15. S. 528).

129 Мирный трактат между Австрией и Францией, заключенный 18 ноября 1738 г., спустя три года после завершения войны за «польское наследство» (1733— 1735), в которой участвовали, с одной стороны, Франция, а с другой — Россия, Австрия и Саксония.

130 Ссылка на немецкую газету «Neue Europäische Fama, welche den gegenwärtigen Zustand der vornehmsten Hofe entdecket» («Новая Европейская модна, раскрывающая современное состояние первейших дворов»), в части 48 (1739 г.) сообщившую, что парижские торговки сельдью имели обыкновение поздравлять своего короля по всем торжественным случаям. Вот и на сей раз женщины отправились в Версаль, «дабы возвысить свой голос» (с. 1030). Речь была произнесена 1 июня 1739 г. и напечатана на с. 1030—1031 газеты. П.фон Хавен и по-датски, и по-немецки верно передает смысл заключительных слов женщины, но цитирует не вполне точно {Hauen P.v. Reise in Russland. S. 509—510).

131  Это «торжество коронования» Анны Иоанновны 28 апреля описано в Церемониальном журнале 1739 года (б.м., б.г. С. 18—21).

132  Переход двора из Зимнего дворца в Летний в 1739 г. состоялся 6 мая; о переезде в Петергоф источник умалчивает (Там же. С. 21—22).

133 В немецком переводе: «Я и приложил все усилия, чтобы его получить» (Hauen P.v. Reise in Russland. S. 511).

134  Репнин Юрий Аникитич (Никитич, 1701 —1744), князь, российский военный деятель. Генерал-майор (с 1734), генерал-лейтенант, выборгский губернатор (1744) (РБС. СПб., 1913. Том «Рентерн — Рольцберг». С. 132—136). П. фон Хавен был наставником его сына Александра, страдавшего слабоумием (Там же. С 136).

135  Так в датском тексте; в немецком: «... что предъявитель сего NN...» (Hauen P.v. Reise in Russland. S- 512).

136 В немецком тексте за этой фразой идет еще одна, заключительная: «И потом я уехал иэ этой страны» (Ibid.).

 

Хорошие поздравления с днем рождения парню своими словами от девушки Хорошие поздравления с днем рождения парню своими словами от девушки Хорошие поздравления с днем рождения парню своими словами от девушки Хорошие поздравления с днем рождения парню своими словами от девушки Хорошие поздравления с днем рождения парню своими словами от девушки Хорошие поздравления с днем рождения парню своими словами от девушки Хорошие поздравления с днем рождения парню своими словами от девушки Хорошие поздравления с днем рождения парню своими словами от девушки

Похожие новости:

Красивые картинки поздравления с днем рождения любимого



Поздравление для крестной с днем рождения шуточные



Как сделать искусственную орхидею своими руками из атласной ленты



Как сделать сметану из сливок в домашних условиях рецепт



Документация содержащая материалы в текстовой форме и в виде карт схем