Как сделать так чтобы тебе приснился человек который любит меня

Как сделать так чтобы тебе приснился человек который любит меня

Как сделать так чтобы тебе приснился человек который любит меня


Как сделать так чтобы тебе приснился человек который любит меня
Как сделать так чтобы тебе приснился человек который любит меня

Живой Мозг Человека, и как его исследуют
Наталья Петровна Бехтерева
Введение
Когда я думала о сегодняшней лекции, мне захотелось привести слова, сказанные по поводу мозга, около двухсот лет назад, для того, чтобы мы могли сравнить, что было двести лет назад, что было сто лет назад и что сейчас.
Двести лет назад о мозге, о том, что располагается внутри черепной коробки нашей головы, говорили: «Строение его темно, а функции ещё темнее.» Но надо сказать, в утешение, что двести лет назад и с печенью была примерно такая, же ситуация, ещё много чего не знали о человеке, а о печени даже ходил анекдот:

Один студент на экзамене сказал: «Знал функции печени, но забыл,» — и профессор ему ответил: «Ну, это трагедия, вы же единственный человек, кто это знал!»

Примерно такая же ситуация и с мозгом, только студента не нашлось. Интересно, что 2000 лет назад о мозге знали больше, чем двести лет назад, правда, это было скорее натурфилософское знание. И, как ни странно, кое-что было правильно.
Представления тогда были таковы, что распределяли функции мозга по его тогда ещё не долям, а отделам (передним, средним, задним), и считалось что передние отделы — самые важные, самые умные, решают самые важные вопросы. И это было довольно-таки близко к истине. Считалось, что мыслительную функцию выполняет не вещество мозга, а воздух в желудочках, вот он решал всё за нас.
История науки о человеческом мозге
У науки о человеческом мозге, как и у всякой науки, есть периоды застоя, и есть прорывы.
Крупным прорывом может считаться то, что сделано Сеченовым в XIX веке, Павловым и Бехтеревым в начале XX века. Это базисные представления о функциях мозга. Когда читаешь Сеченова, действительно поражаешься тому, как он хорошо представлял себе свойства человеческого мозга. Павлов распространял свою теорию условных рефлексов на человеческий мозг, и надо сказать, в конце жизни у него это очень неплохо получалось даже в отношении болезней. А Бехтерев, который больше всего занимался строением мозга, связывал с ним функции мозга, в том числе условно-рефлекторную (как говорил Павлов — ассоциативную).
Заглянули ли они в мозг? И, да и нет. Они дали базисные представления о мозге, это конечно и есть заглядывание в мозг, но очень общее и поверхностное.
В 20-х годах начинается история, которая развивается и сейчас, которую можно назвать эпохой, — история открытия электроэнцефалограммы. Это работы Бергера — учёного, который на протяжении нескольких лет подряд записывал электрическую активность мозга. Ему никто не верил, что то, что он записывал — действительно электрическая активность мозга. Тогда он вскрыл череп своему сыну и записал мозговую активность непосредственно с твёрдой мозговой оболочки. Надо сказать, ничего страшного обычно в таких случаях не происходит, хотя звучит это страшновато
Беккер увидел колебание электрической активности мозга. Они были похожи на частокол волн. В 29 году была записана электрическая активность с очень большой частотой, так называемая альфа-активность. Электроэнцефалограмма становится на многие годы великолепным диагностическим приёмом диагностики очаговых поражений мозга, при положительных условных рефлексах активность типа альфа (частая) подавляется, при тормозных условных рефлексах она может усилиться.
Нельзя сказать, что здесь удалось обнаружить области мозга, заинтересованные в обеспечении условно-рефлекторной деятельности, нельзя сказать, что здесь были вскрыты какие-то закономерности, которые не были, бы обнаружены при простых условных рефлексах. Но всё-таки это тоже был какой-то этап, и надо сказать, что с этого времени, электроэнцефалограмма остаётся одним из лучших методов диагностики ряда заболеваний, особенно эпилепсии. Она до сих пор продолжает широко использоваться, в том числе в научно-исследовательских работах, но приходит к жизни снова она только сейчас, в компьютерный век, когда научились из полученной при измерениях активности извлекать дополнительную информацию. Электроэнцифаллограмма — очень важный, очень серьёзный, очень красивый этап в истории изучения мозга.
Настоящий прорыв, в изучении мозга происходит тогда, когда удаётся войти в прямой контакт с мозгом
Метод представляет собой непосредственное вживление в мозг электродов в диагностических и лечебных целях. Электроды вживляются в различные отделы мозга. Толщина такого электрода в диаметре — 100 мкм, он соприкасается с очень небольшой открытой поверхностью. Площадь открытой поверхности мозга разная в зависимости от задач, но обычно она делается под поперечный срез электрода.
Множество электродов вводится в мозг для того, чтобы при заболеваниях, когда приблизительно ясно, где находится очаг поражения, патологической (не достаточной) активности. Электроды позволяют немножко поднять активность, и вот тогда заодно удаётся действительно посмотреть, что же делается в мозгу, и где это что делается, при различных видах деятельности.
Для изучения мозга в него в разных местах вживляют электроды и снимают показания при предъявлении различных заданий. Например, если предъявлен простой арифметический тест, в момент первого предъявления цифры, в момент задачи задания, и в момент выдачи испытуемым ответа в разных зонах мозга реагируют разные нервные клетки. В момент предъявления цифры в соответствующей точке мозга реакция следует очень быстро, реакция эта как бы не очень умная. В другой точке мозга происходит реакция на предъявление задания (например, сложить или вычесть), не очень быстрая. О том, как узнали, в каких местах и на что будет реакция, я скажу потом. Потом в третий точке, через достаточно большой промежуток времени появляется активность, свидетельствующая о том, что есть результат.
Кроме исследования работы мозга с помощью арифметических тестов, проводятся исследования реакции мозга на фразы.
Если предъявляется хорошая правильная фраза, где правильны и грамматика и семантика, мозг реагирует на неё быстро. Если предъявляется фраза, где страдает или грамматика, ответ на неё будет позже. Если страдает семантика, ответ будет ещё чуть позже. Если — и то, и другое, мозг среагирует ещё медленнее. А если предъявить не фразу, а квазифразу (нечто похожее на фразу, но бессмысленное), то ждать реакции придётся ещё дольше. И уже за всем за этим следует очень слабенькая активность, соответствующая двигательному ответу — человек либо нажимает на кнопку, либо говорит «да» или «нет». Что интересно, так это когда предъявляются грамматически повреждённая фраза и семантически повреждённая фраза по отдельности, на их гистограммах прослеживаются как бы части гистограммы, полученной, когда страдает и то, и другое.
Если при изучении реакции на фразу брать показания из других участков мозга, то можно найти точки, где на правильную фразу получается точно такая же гистограмма, а на неправильную — другие. В некоторых точках на семантически неверную фразу вообще не будет реакции нейронов, а так же найдутся точки, в которых не будет реакции на фразу со страдающей грамматикой.
В результате таких экспериментов было показано, что в передних отделах лобных долей находятся структуры, имеющие отношение к обеспечению смысла речи.
Эти факты были получены в последнем десятилетии (1990-2000 года). С помощью этого метода удалось узнать много интересных вещей.
Гибкие и жёсткие звенья
Саморазвитие маркирования мозга (браинметрики) — то есть, обозначения какая область мозга за что отвечает, началось ещё в прошлом столетии. Однако, оказывается, что этот метод маркирования не даёт однозначной информации о мозге. Если проводить подобные опыты день ото дня, то окажется, что мозг очень хитро обеспечивает свою деятельность. Есть зоны, где реакция на фразу есть всегда. Довольно много участков мозга, которые сегодня ведут себя одним образом, назавтра могут отключиться, послезавтра могут снова включиться. Когда мы исследовали значение внешних условий, удалось показать, что система обеспечения мозговой деятельности совсем иная, чем у других видов деятельности. Удалось показать, что она состоит из так называемых жёстких и гибких звеньев.
Жёсткие звенья — это те звенья, которые себя ведут одинаково, вне зависимости от условий, а гибкие — по-разному при разных условиях. Гибкие звенья — это резерв, из которого мозг может черпать тогда, когда приходится решать задачу при неблагоприятных условиях, таких как шум водопада, или тишь кабинета.
К слову: известно, что если человека полностью лишить каких-то внешних сенсорных раздражителей, то у него могут появиться галлюцинации. Это вещь проверенная, особенно через полёты в космос и подводное плавание. Без внешних раздражителей, человеку трудно. Так что небольшой шумовой фон всё же необходим.
Вот такая хитрая система — мозг. Она может работать вся целиком, но это избыточно, целиком мозг работает в очень плохих условиях, когда он на пределе. В нормальных условиях мозг работает с помощью жёстких звеньев и небольшого количества гибких звеньев.
Гибкие звенья дают возможность не только мыслить в самых разных условиях, они так же дают мозгу возможности восстановить свои функции при повреждениях мозга. У нас были и есть больные, у которых в связи с травмами или каким-то другим процессом разрушены классические речевые зоны. Оказывается, что гибкие звенья могут помочь даже восстановлению такой функции, как речь. У нас был больной, который едва произносил слово «мама». Врачи нашли участки гибких звеньев, которые иногда реагировали на речевые пробы, простимулировали их, и больной стал здоровым.
Надо сказать, что здесь не всё так просто. Во время стимуляции может появиться эпилептическая активность, и это не удивительно. При стимуляции мозг вызывается к лишней дополнительной деятельности, и естественно, если это мозг больного (мы только больным вживляем электроды), то может появиться и патология. Однако есть великолепное противосудорожное средство, не подавляющее мыслительные возможности, оно спасло нас и на этот раз. Я говорю об этом средстве как бы вне основной канвы лекции. Есть такое средство, которое может успокоить, из бурлящего мозга человека изъять всё лишнее, оставить только реальные неприятности и приятности и не подавить умственные способности. Но, к сожалению, его применяют не часто, а если что-то беспокоит, используют транквилизаторы. При использовании транквилизаторов очень важно, чтобы больной не садился за руль машины.
Прямая регистрация активности звеньев мозга — это прорыв, это эпоха. И всё-таки, сведения о мозге мы получали по крупицам. Теория жёстких и гибких звеньев, которая полностью себя оправдала, и другие сведения, накапливались годами. Мы не могли в один день получить сколько-нибудь полноценные данные о мозге. Интересные — да, полноценные — нет.
Позитронно-Эмиссионный Томограф (ПЭТ)
Этот метод даёт информацию не об активности какого-либо конкретного участка мозга, а о всём мозге в целом. При сближении психологических проб можно выявить, какие зоны при этом активны. Например, при оставлении активной одной характеристики, скажем, речи, и, вычитая из снятых на ПЭТ показаний собственную активность мозга (снятую на нём же), мы найдём, где же находится зона, отвечающая за речь. Так же можно вычислить местоположение зон, ответственных за регистрацию звука, регистрацию смысла, и т. д. Исследования можно проводить очень прицельно и записать, таким образом, все тонкости.
С возможностями, которые даёт нам ПЭТ мы уже в течении нескольких лет исследуем вершину мыслительного процесса — творческую деятельность. Вот тут-то нам, после нашей доморощенной психологии приходится привлекать настоящих психологов для того, чтобы посмотреть, где в мозгу какая-то новая деятельность, ведь активация той или иной зоны в значительной степени зависит от того, насколько правильно сформулировано задание и какие могут быть ответы.
Если выполняется относительно простая задача, а из неё вычитается чтение, то на томограмме высвечивается участок в левом полушарии. Если выполняется более сложная задача, а из неё опять же вычитается чтение, то в том же левом полушарии задействованы гораздо большие участки. А можно ли увидеть проявление какой-либо активности со стороны ответственного за творческую деятельность правого полушария в этих холодных к нему психологических тестах?
Если вы сравните то, что делается в мозгу при очень сложной задаче на творчество, когда нужно построить рассказ из чуждых друг другу слов, слов разного семантического поля, с более простой (но всё же не очень простой) задачей составления рассказа из близких по смыслу слов (слов одного семантического поля), то окажется, что эта дифференцирующая ситуация выявляет активность правого полушария.
Что интересного можно посмотреть здесь в самое ближайшее время? Мы полагаем, что при творческой деятельности детектор ошибок (левое полушарие) должен отключаться, чтобы не мешать творчеству, хотя ему не плохо было бы проверить творчество на практический результат. Мы хотим посмотреть и уже смотрим всё более сложную деятельность. Нам интересно, в каких условиях мозг дойдёт до предела своих творческих возможностей и что ему может помочь. Но перед нами стоит задача, которую нам, вероятно, не удастся решить, потому что нет ещё такого томографа, который позволял бы смотреть не только какая область мозга активируется при том или ином задании, а ещё и посмотреть, что же в этой области происходит, получить из неё показания, которые мы раньше регистрировали с помощью электродов, то есть импульсную активность, показать её перестройки, то есть исследовать мозговые формы мыслительной деятельности. Конечно, если выявить зоны с помощью томографа и вставить в них электроды, можно что-то измерить, но хотелось бы посмотреть перестройку импульсных активностей. Если речь идёт о фразе, то хотелось бы регистрировать не только то, плохая или хорошая в ней семантика или грамматика, а расшифровать сам мыслительный ход.
С электродами дело обстоит так: они всё реже и реже используются для лечения, поскольку появляются всё новые и новые лекарства. Электроды остались только при эпилепсии. Даже если бы мы могли вживить в мозг много электродов, всё равно во все участки мозга мы электроды вставить не в состоянии, они тонюсенькие, а мозг всё-таки 1,5-2 кг вещества. Значит, в полной мере нельзя и регистрировать то, что происходит в мозгу с помощью электродов, и с помощью ПЭТ.
Нужен новый прибор. Физики будущего, пожалуйста, создайте.
Спасибо за внимание.
________________________________________
Вопросы
- Возможно, ли с помощью электродов вызывать в мозгу зрительные образы?
- Простые зрительные образы, такие как свет-темнота можно вызвать и без вживления электродов непосредственно в мозг. Достаточно приложить электроды к коже. А если нужно вызвать сложный зрительный образ, то лучше этого не делать. Я борюсь против этого направления — вживления электродов в затылочную область для того, чтобы воспроизводить события реального мира с помощью раздражения серого вещества. Это может сильно повредить вещество мозга.
- Что такое сотрясение мозга, и чем оно чревато?
- Сотрясение мозга бывает различной степени тяжести. Как правило, именно сотрясение мозга проходит не оставляя никаких неприятностей в организме. Мозг как бы сидит на стволовых отделах мозга, которые представляют собой нечто вроде стержня. При сотрясении стволовые отделы мозга меняют своё расположение по отношению к полушариям мозга. Если при этом возникли серьёзные кровоизлияния, то тогда состояние будет более тяжёлым. Но всё-таки это не самое страшное повреждение мозга.
- Как вы считаете, ребёнка левшу надо ли переучивать на правшу?
- По этому поводу существует очень много разногласий. Я бы не стала. Правда, переучивание приводит к тому, что человек может пользоваться и правой и левой рукой одинаково, но можно этого и не делать. Однако если вы это сделаете, тоже ничего страшного не будет.
- Не является ли полезной малая доза наркотика, которая позволяет работать пассивным областям мозга в обычной жизни?
- Вы много знаете людей, которые удержались на малой дозе наркотика? Если знаете, то поделитесь, но обычно это преддверие или оправдание для того, чтобы употреблять наркотики.
- Как действует детектор лжи?
- Детектор лжи — это прибор, регистрирующий многие физиологические показатели, в нормальной жизни, не зависящие от сознательного управления. И получается так, что тогда, когда человек лжёт, во всяком случае, теоретически, один из этих показателей должен сработать и показать, что не всё спокойно в организме, в мозгу. Но известно, что люди могут натренироваться и обманывать детектор лжи.
- Какое влияние на мозг оказывают психотропные вещества?
, бывает так, (я не хочу обидеть никого из психиатров) что поступает больной в больницу, его лечат психотропными веществами, а потом очень трудно разобраться, что болезнь, а что от этих веществ. Но это несчастье психиатрии. Это очень сложная наука, и для раскрытия тайн болезней мозга нужен томограф, о котором я говорила, которого ещё нет. Но психотропные вещества опасны.

- Известно, что феноменальная интуиция Ньютона поражала всех своей точностью. Что такое интуиция?
- Интуиция, как мне кажется, это способность человека делать минимальное количество ошибок при решении вопроса с минимальным количеством выведенных в сознание данных. Но я здесь ничего особенно чудесного не вижу. Кстати, в науке очень хорошо сочетание интуиции и логического мышления, потому, что интуиция, иногда, может далеко увести. Хотя, это хорошая штука.
- Иногда ты приходишь в помещение, и тебе кажется, что ты тут уже был.
- Это относится не только к помещению, может казаться, что человека уже видел, ситуация уже была, слова уже говорились. Этот феномен «deja vue» ([дежа вю]- уже видел), он связан с активацией височных долей. При родах иногда сжимается голова, и повреждаются отделы височных долей, они как раз страдают больше всего, и это у многих людей не компенсировано, поэтому бывают разного рода вещи, «deja vue» не самое плохое.
- Газета «Смена» писала, со ссылкой на вас, что в одной из фаз сна наш мозг оказывается отключённым от организма, и что он делает пока не ясно. Скажите об этом что-то.
- Я не знаю конкретно этой публикации в газете «Смена», но я должна сказать, что я как и многие другие не всегда ответственна за то, что публикуется от моего имени. Иногда я об этом узнаю вот таким образом или вообще не узнаю. Бывает ли мозг отключен от тела? При очень глубоком сне бывает, что мозг как бы отключается, но не полностью, потому что если мозг полностью отключится, то, ни сердце не будет биться, ни дыхания не будет.
- В прессе были сообщения о создании в Германии искусственного глаза, на основе видеокамер, передающих изображение в мозг. Как вы думаете, есть ли перспектива такой методики?
- Думаю, что нет, а вот над тем, у чего есть перспектива, мы сейчас работаем, это тоже один из наших интересов. Дело в том, что кожные покровы и нервные клетки развились из одного зачатка. У них есть кое-что общее, в частности в реакции на медикаменты. Сейчас совершенствуется метод по вырабатыванию зрения у людей, лишённых глазного полотна через кожные клетки. Возможно, через них удастся получить информацию в мозг, похожую на зрительные ощущения.

- Правда ли, что умственные способности мозга работают на 5-10%? Можно ли повысить работоспособность?
- Дело в том, что у мозга есть аппарат тренировки. На каждое новое событие, на каждое изменение ситуации, такое как изменение освещённости, изменение звукового окружения, и так далее, мозг реагирует общим возбуждением, происходит активация, а дальше в коре остаются работать только действительно заинтересованные структуры. И, наверное, чем меньше таких заинтересованных структур, тем лучше. Но откуда взяты эти цифры (5-10%) совершенно неизвестно. Так же как цифры вообще по мозгу, по количеству нейронов и так далее, потому что сосчитать всё это очень трудно, это всё приблизительные цифры. И дело в том, что я как раз сказала, что хороший мозг — работает минимумом своих возможностей. Нужно ли активировать мозг? Мозг так устроен, что если нужно, он сам активируется и будет задействован почти весь, но, как правило, это уже патологический случай. Подкорка обычно вся задействована и активна, а кора — очень избирательно.
- Есть ли отличие в работе женского и мужского мозга?
- В общем, есть. И надо сказать, что это статистически тоже проявляется. Например, женщин композиторов и женщин очень хороших художников не так много. И в академии наук женщин не очень много, но это может уже засилье мужчин.
- Есть люди, обладающие феноменальными способностями к счёту и запоминанию. Часто другие функции мозга работают хуже. Как объяснить этот феномен?
- Да, есть такие люди, которые считают очень здорово. Мне кажется, что это люди, которые очень хорошо решают математическую задачу, но быстро это получается потому, что мозг работает в другом режиме времени. Дело в том, что наш режим времени, по которому мы живём — это адаптивный режим времени, наиболее удобный на нашей планете. А мозг может работать в разных режимах, что в принципе доказывается не только счётом, счётом как раз это не доказывается, а доказывается ситуациями, когда человек попадает в экстремальные условия, бывает так, что за секунды он буквально продумывает всю жизнь, видит её.
- Что представляет собой самогипноз и как он влияет на работу мозга?
- На четвёртом курсе медицинского университета люди, как правило, начинают увлекаться гипнозом. И очень мало кто позволит себе не гипнотизировать. И мне кажется, что гипнозом можно пользоваться только в лечебных целях, а самогипнозом нельзя лечиться. Гипнозом широко пользоваться не стоит, потому что всё-таки, это навязывание со стороны чьего-то чужого мозга. Те, кто видели сеансы мягкого гипноза, знают, что действительно очень много чего можно навязать. Кстати, считается, что нельзя навязать что-то, что имеет запрет в сознании человека, например нельзя навязать убийство. Но я не уверена в том, что в хорошо обставленной ситуации гипноз не может на такое подвигнуть. Так что если где-нибудь в зале будут вам показывать гипноз, воздержитесь от того, чтобы быть подопытным.
- А можно узнать, что такое гипноз? Известна ли его природа?
- Теорий по гипнозу много. Что такое гипноз я бы не взялась объяснять. Я могу объяснить этот вопрос студентам, если им нужно было бы сдавать экзамен. Это влияние одного человека, подчинение им себе другого человека. Мне кажется, что детектор ошибок имеет к этому отношение, видимо при гипнозе он отключается и человеку можно всё что угодно навязать.
- Из чего состоит мозг?
- В основном из воды. Но в том числе, из клеток.
- Возможно ли такое, как в фантастических рассказах: в мозг вживляются чипы и даже компьютеры, и возможно ли записывать информацию в мозг?
- Это трудная история. Когда мы начали работать с вживлёнными электродами, в мире было к этому очень диаметральное отношение, в том числе говорилось, что всё это очень страшно. Тогда думали, что можно вводить информацию в мозг. Но пока не расшифрован код мысли, пока мы точно не знаем, как формируется конкретная мысль, ввести такую штуку можно, только она ничего существенного не даст, потому что нет языка, на котором этот чип будет общаться с мозгом.
- Как мозг развивается, и какие преграды есть для развития способностей мозга человека.
- Если вы ничего особенного не будете делать с ребёнком, но если он живёт в человеческой среде, то мозг будет развиваться. Но если вы будете специально развивать ребёнка, мозг будет развиваться лучше. Можете ли вы сделать человека гениальным? Вы можете обеспечить человека очень большим запасом знаний, сделать очень эрудированным, а гениальным нет. Гениальным надо родиться. Это, с моей точки зрения особая генетика и особое развитие, очень быстрое. Были случаи, когда дети были вне человеческого общества, и, я должна с грустью сказать, в нечеловеческих условиях, это бывает чаще, чем случаи как с Маугли, через какой-то период времени, к какому-то возрасту человек не может стать человеком. Получается так, что уже речь невозможна. После, какого возраста человек не может стать человеком? Называют 12 лет, и более ранние сроки, ну, вероятно, кому как повезёт, и зависит от того, каков был этот период. Обычно, если человек живёт в нечеловеческих условиях, в первую очередь его очень плохо кормят. И если не дают ему определённое количество белков, то мозг может очень пострадать.
- Правда ли, что мозг работает по принципу «есть сигнал — нет сигнала»?
- Смотря, в каком смысле. Бывает так, что человек лежит в полной тишине, лишённый всякого рода раздражителей, и всё-таки думает.
- 1) Как легче сосредоточиться?
- 2) Как можно судить о мозге по виду, без воздействия на него?
- А как вы предполагаете судить о мозге по виду? А как можно сосредоточиться — всё-таки лучше не очень переутомляться перед тем, когда вам надо сосредоточиться. Сосредоточение — это довольно большая работа. Спокойное бодрствование — это очень большая работа передних отделов мозга. Так что лучше сосредоточиться после небольшого отдыха.
- Зависит ли любовь от мозга?
- Ещё как зависит. Любовь с точки зрения мозга — это что-то похожее на невроз, что-то имеющее и анатомическую и биохимическую основу. А отсюда вполне существовали и могут существовать приворотные и отворотные зелья. Это химия.
- Как вы относитесь к гипотезе об основополагающем значении развития мозга в младенчестве для умственных способностей человека?
- Об этом я уже говорила, что в младенчестве лучше развивать мозг, чем пускать это дело на самотёк. Правда, делать это надо в зависимости от состояния ребёнка. Хорошо чередовать физическую нагрузку и умственную. Надо научить мозг быстро переключаться.
Тут надо сказать две вещи, про которые забыли. Сейчас папы и мамы, как правило, не мучают гостей стихами своих детей. Раньше бывало так, стоило гостям собраться, как родители говорят: «вы знаете, наш ребёнок выучил новый стишок, послушайте его». И выходил ребёнок, иногда путался, иногда не путался, гости аплодировали, а уже потом бежали к столу. Потом это как-то ушло. И ушло совсем. И ребёнка не стали учить стихам, и в общем, повредили ему память. Это тренировка самого тонкого механизма памяти — считывания. Этот вид памяти тренируется при заучивании не только стихов. Вот второе, что, в общем, ушло совсем, сейчас из школ почти изгоняют математику. Вот уж пострадает тогда мозг как следует! Потому что, не смотря на то, что есть счёты, компьютеры, калькуляторы, нужно чтобы мозг сам тоже тренировался. Нужно, чтобы человек умел считать в уме, чтобы человек много запоминал. Между прочим, мозг любит работать в лёгком режиме. Бывает, ставят диагноз энцефалопатия — с ребёнком что-то происходит, а вот что — не ясно. Звучит довольно страшно. Поэтому с каждым ребёнком надо разбираться, искать ему специалистов. Вообще, родители, вы очень ответственны за своих детей и за то, как вы их воспитываете, и как вы их лечите, смотрите, не перелечите.
- Что такое амнезия? Чем это можно объяснить?
- Амнезия — это потеря памяти. Она бывает разная. Но дело в том, что сейчас по телевидению описаны случаи, что ходят люди по нашей земле и ничего о себе не
помнят. Можно ли такую штуку вызвать? Думаю, что какой-то химией можно. Вообще говоря, некоторые алкоголики допивались до того, что у них полностью страдал какой-нибудь вид памяти, и ответственны за это были особые образования в мозгу.
Лабиринты мозга

Озарение — это жемчужина сознания

Мне хочется верить, что мозг — не только рецептор.

— Если не «рецептор» — то где что?

— Я думаю, мы сможем приблизиться к разгадке, когда изучим мозговой код мыслительной деятельности — то есть подсмотрим, что происходит в участках мозга, имеющих отношение к мышлению и творчеству. Тут пока для меня не все ясно. Мозг впитывает информацию, обрабатывает ее и принимает решения — это так. Но иногда человек получает готовую формулировку как бы ниоткуда. Как правило, это происходит на ровном эмоциональном фоне: не слишком большая радость или печаль, но и не полное спокойствие. Какой-то оптимальный «уровень активного бодрствования». Дважды в жизни формулы теорий, которые затем оказывались очень жизнеспособны, приходили ко мне именно таким образом.

— Феномен озарения?

— О нем знают все, кто занят творчеством. И не только творчеством: эта еще мало изученная способность мозга часто играет решающую роль в любом деле. В новелле Стейнбека «Жемчужина» ловцы жемчуга говорят: для того чтобы найти крупный и чистый жемчуг, требуется особое состояние духа, сравнимое с творческим. На этот счет есть две гипотезы. Первая: в момент озарения мозг работает, как идеальный приемник. Но тогда нужно признать, что информация поступила извне — из космоса или из четвертого измерения. Это пока недоказуемо. А можно сказать, что мозг сам себе создал идеальные условия и «озарился».

Безумие в генах

— А ЧЕМ можно объяснить гениальность?

— Была идея создать в Москве НИИ для исследования мозга одаренных людей при их жизни. Но, ни тогда, ни сейчас никаких отличий гения от обычного человека не нашли. Я лично думаю, что это особая биохимия мозга. Как для Пушкина, к примеру, было естественно «думать» рифмой. Это «аномалия», скорее всего, ненаследуемая. Говорят, что гений и безумство схожи. Безумство — тоже результат особой биохимии мозга. Прорыв в изучении этого феномена произойдет, скорее всего, в области генетики.
— Вы сами как думаете: озарение — это связь с космосом или процессы, которые происходят в мозге?

— Сейчас неподходящее время, чтобы ученые могли высказывать очень смелые мысли. Потому что в Академии наук есть комиссия по лженауке. И наш институт — как бы их «клиент». Они к нам очень внимательно присматриваются. Что касается озарения,… Может ли это быть результатом работы мозга? Да, может. Только я не очень хорошо представляю себе как. Потому что уж больно красивы и совершенны формулировки, которые мы получаем как бы извне.

Моя сегодняшняя работа — изучение творчества, вдохновения, озарения, «прорыва» — когда идея возникает как бы ниоткуда.

— Вы как-то сказали: «Вера, а не атеизм помогает науке…» Верующий ученый способен на большее, чем атеист?

— Я думаю, что да. В атеистах слишком много отрицания. А значит, и негативного отношения к жизни. К тому же религия — это в большой мере наша история. Один крупный ученый (не верующий и не атеист, а где-то между) подсчитал, что самым популярным человеком в истории человечества был Иисус Христос. Хотя бы по индексу цитирования. Библия — сама по себе превосходный материал для научного исследования. В ней, как и во многих других книгах, говорится о существующих, но еще не изученных явлениях.

Оказалось, что человек ничего не забывает. Все, что мы когда-либо видели, слышали, ощущали, хранится, как в банке данных, в височных долях серого вещества и, теоретически, может быть вызвано снова. Скорость воспроизведения информации в ответственных за память участках коры мозга в несколько раз медленнее ее запоминания, и информационный поток как бы оседает в голове.

Показательны в этом смысле случаи, когда люди оказываются на грани жизни и смерти. Многие говорят, что в такие мгновения, а от начала «процесса» до его завершения проходят считанные секунды, в памяти как бы раскручивается кинолента — но только в обратную сторону. Человек видит свою жизнь до самого детства, часто вспоминая подробности, о которых давно забыл. По мнению российского нейрофизиолога, таким образом, мозг в экстремальной ситуации ищет в жизненном опыте схожие моменты, чтобы найти единственно верное решение для спасения организма. Похоже, даже, что при необходимости мозг ускоряет свое внутреннее «биологическое» время в поисках ответа. По мнению Бехтеревой, мозг не просто функционирует, как другие органы тела, а живет собственной жизнью.

Тем не менее, человек не может по собственной прихоти вызывать из памяти абсолютно все, что с ним происходило. Чем мы старше, тем труднее это сделать. С годами память становится избирательной: старики хорошо помнят детство, но часто не могут сказать, что делали накануне. Когда тайны памяти будут раскрыты до конца, убеждены японцы, с такими болезнями, как склероз, будет покончено.

— НАТАЛЬЯ Петровна, вам удалось «поймать» мысль с помощью аппаратуры? Много надежд возлагалось на имеющийся в распоряжении Института мозга человека Позитронно-Эмиссионный томограф…

— Мысль — увы, нет. Томограф не в состоянии тут ничего ни подтвердить, ни опровергнуть. Нужны другие методы и аппараты, они еще не разработаны. Сегодня мы можем судить о состоянии активных точек мозга. В мозгу при проведении специальных тестов активизируются определенные участки…

— Значит, мысль все-таки материальна?

— Причем здесь мысль? Можно сказать, что в этих участках происходит активная работа — например, творческая. А вот чтобы «увидеть» мысль, нужно хотя бы вытянуть из мозга сведения о динамике импульсной активности нейронов и расшифровать их. Пока что это неосуществимо. Да, определенные участки мозга имеют отношение к творчеству. Но что именно там происходит? Это загадка.

— Вы считаете, телепатия существует? Почему мы не можем читать мысли друг друга?

— Обществу чтение мыслей невыгодно. Оно как бы «закрыто» от телепатии. Это инстинкт самосохранения. Если все люди научатся читать чужие мысли, жизнь в социуме прекратится. Если б этот феномен и существовал, со временем он должен был бы угаснуть.

Кто только не пытался заниматься телепатией! К нам в институт приходило множество таких «сумасшедших». Ничего не подтвердилось. Хотя известны поразительные совпадения — например, когда матери чувствовали на большом расстоянии, что с их детьми происходит что-то трагическое.

Я думаю, что эта связь формируется еще в утробе.

— ВЫ знакомы с Кашпировским. Вы пишете, что в нем есть некий «злой огонь».

— Да, в нем есть что-то злое. Его метод — словесное воздействие и «внушение без слов». К сожалению, это происходило, в том числе и во время унизительных для человеческого достоинства экспериментов на стадионах. Он высмеивает людей, с видимым наслаждением заставляет их прилюдно рыдать и заламывать руки. Он упивается безграничной властью. Так может поступать не врач-психотерапевт, а садист. У него невероятное стремление к продуцированию чудес. Его операции с обезболиванием на расстоянии — это же страшно…

— Вы упомянули о снах. Для вас они — не загадка?

— Наибольшей загадкой мне кажется сам факт того, что мы спим. Я думаю, что когда-то, когда наша планета обживалась, выгодно было спать в темное время суток. Так мы и делаем — по привычке. В мозгу огромное количество взаимозаменяемых элементов. Мог бы мозг устроиться так, чтобы не спать? Думаю, да. Например, у дельфинов спят по очереди левое и правое полушария. Говорят, что есть люди, которые вообще не спят.

— Вещие сны, «сны в руку» — это получение информации извне, предвидение будущего, случайные совпадения?

— Сколько за жизнь человек видит снов? Бесконечное множество. Иногда — тысячи в год. А из них вещих получается ну один, два. Теория вероятности. Хотя жил и монах Авель, который предсказывал будущее царских семей, и Мишель Нострадамус, и другие пророки. Как к этому относиться? Я сама за две недели со всеми подробностями увидела во сне смерть моей матери.

Взвесить душу

— НАТАЛЬЯ Петровна, где место души — в головном мозге, спинном, в сердце, в желудке?

— Это все будет гадание на кофейной гуще, кто бы вам ни ответил. Можно сказать — «во всем организме» или «вне организма, где-то рядом». Я думаю, этой субстанции не нужно места. Если она есть, то во всем теле. Что-то, пронизывающее весь организм, чему не мешают ни стены, ни двери, ни потолки. Душой, за неимением лучших формулировок, называют, например, и то, что будто бы выходит из тела, когда человек умирает.

— Сознание и душа — синонимы?

— Для меня — нет. Насчет сознания есть много формулировок, одна другой хуже. Годится и такая: «Осознание себя в окружающем мире». Когда человек приходит в чувство после обморока, первое, что он начинает понимать, — рядом есть что-то, кроме него самого. Хотя в бессознательном состоянии мозг тоже воспринимает информацию. Иногда больные, очнувшись, рассказывают о том, чего не могли видеть. А душа,… что такое душа, я не знаю. Говорю вам, как есть. Пытались даже взвешивать душу. Какие-то очень небольшие граммы получаются. Я не очень верю в это. При умирании в теле человека происходит тысяча процессов. Может быть, оно просто худеет? Доказать, что это именно «душа отлетела», нельзя.

— Вы можете точно сказать, где находится наше сознание? В мозге?

— Сознание — феномен мозга, хотя и очень зависимый от состояния тела. Вы можете лишить человека сознания, пережав ему двумя пальцами шейную артерию, изменить кровоток, но это очень опасно. Это результат деятельности, я бы даже сказала — жизни мозга. Так точнее. Когда вы просыпаетесь, в ту же секунду приходите в сознание. «Оживает» сразу весь организм. Как будто одновременно включаются все лампочки.

— ЧТО в минуты клинической смерти происходит с мозгом и сознанием? Можете описать картину?

— Мне кажется, мозг умирает не тогда, когда в сосуды в течение шести минут не поступает кислород, а в момент, когда он, наконец, начинает поступать. Все продукты не очень совершенного обмена веществ «наваливаются» на мозг и добивают его. Я какое-то время работала в реанимации Военно-медицинской академии и наблюдала, как это происходит. Самый страшный период — когда врачи выводят человека из критического состояния и возвращают к жизни.

Некоторые случаи видений и «возвращений» после клинической смерти кажутся мне убедительными. Они бывают такие красивые! Об одном мне рассказал врач Андрей Гнездилов — он потом работал в хосписе. Однажды во время операции он наблюдал за больной, которая пережила клиническую смерть, а потом, очнувшись, рассказала необычный сон. Этот сон Гнездилову удалось подтвердить. Действительно, описанная женщиной ситуация происходила на большом расстоянии от операционной, и все детали совпали.

Но так бывает не всегда. Когда начался первый бум изучения феномена «жизни после смерти», на одном из заседаний президент Академии медицинских наук Блохин спросил академика Арутюнова, который дважды переживал клиническую смерть, что же он все-таки видел. Арутюнов ответил: «Всего-навсего — черную яму». Что же это такое? Он все видел, но забыл? Или на самом деле ничего не было? Что это — феномен умирающего мозга? Это ведь подходит только для клинической смерти. А что касается биологической — вот оттуда уж действительно никто не возвращался. Хотя у некоторых священнослужителей, в частности у Серафима Роуза, есть свидетельства и о таких возвращениях.

— Если вы не атеист и верите в существование души, значит, сами не испытываете страха перед смертью…

— Певец Сергей Захаров рассказывал, что в момент собственной клинической смерти видел и слышал все, что происходило вокруг, как бы со стороны: действия и переговоры реанимационной бригады, как принесли дефибриллятор и даже батарейки от пульта управления телевизором в пыли за шкафом, которые он потерял накануне. После этого Захаров перестал бояться умереть.

— Мне трудно сказать, что именно он пережил. Может быть, это тоже результат деятельности умирающего мозга. Почему мы иногда видим окружающее как бы со стороны? Не исключено, что в экстремальные моменты в мозге включаются не только обычные механизмы видения, но и механизмы голографической природы. Например, при родах: по нашим исследованиям, у нескольких процентов рожениц тоже бывает состояние, как если бы «душа» выходит наружу. Рожающие женщины ощущают себя вне тела, наблюдая за происходящим со стороны. И в это время не чувствуют боли. Я не знаю, что это такое — краткая клиническая смерть или феномен, связанный с мозгом. Больше похоже на последнее.

ШВЕЙЦАРСКИЙ профессор Олаф Бланк после наблюдений за состоянием своих пациентов в госпитале Женевского университета пришел к выводу: феномен, известный как «выход души из тела» во время клинической смерти, может быть вызван электростимуляцией мозга. В момент обработки током зоны мозга, ответственной за синтез зрительной информации, происходят нарушения восприятия, и больные испытывают чувство необыкновенной легкости, полета, душа как бы парит под потолком. В этот момент человек видит со стороны не только себя, но и то, что находится рядом.

В западных научных кругах появилось и такое предположение: сознание человека не связано с мозгом, а лишь использует серое вещество как приемник и передатчик мысленных сигналов, которые преобразуются в поступки и эмоции. Пока неясно, откуда в мозг поступают эти сигналы. Может, извне?
Главный контролер мозга
Говоря упрощенно, это некий невидимый «цензор», который следит, насколько правильны наши действия. Большинство людей о нем и не подозревают, не замечают, как он работает: нельзя же постоянно фиксировать каждый вдох и выдох, каждое движение тела.

Пока все идет по плану, мы ни о чем не задумываемся. Например, находясь в машине, не слышим шума нормально работающего двигателя. Но стоит появиться неисправности, и шум уже слышен, поскольку отличается от привычного

«Детектор ошибок» постоянно сравнивает то, что происходит в данный момент, с заложенным в памяти «правильным» стереотипом, и если что-то не так, подает «тревожный» сигнал. Вот классический пример его работы: человек выходит из дома, и вдруг у него появляется ощущение, будто он что-то забыл взять или сделать. Что конкретно, не помнит, но в голове словно «загорается» сигнал: «Стоп!». Возвращаясь назад, он обнаруживает, что оставил, например, включенным свет или того хуже — утюг.
Повседневная жизнь человека в принципе невозможна без этого контрольного механизма мозга, нарушение его работы может стать причиной серьезных заболеваний и психических расстройств.
- А зачем мозгу «детектор ошибок»?
- Спасибо за вопрос, это моя любимая тема. Дело в том, что человек на протяжении жизни все время учится: что можно делать и чего — нельзя. Последнему хорошо учила церковь: не убий, не укради и так далее. Выстраивала в мозгу человека некий забор, за который нежелательно было проникать.

А можно попроще: человек выходит из дома, идет по улице и кажется ему, что что-то он забыл. Вот это чувство вызывает «детектор ошибок». И у вас два варианта действий — либо, не обращая внимания, двигаться дальше, и «гори все огнем», или вернуться и, возможно, обнаружить, что вы забыли выключить газ или утюг. Благое дело! Но назавтра вас снова подмывает вернуться и послезавтра тоже. Некоторые так и поступают. Постепенно «детектор ошибок», который когда-то предупреждал и выручал, подчиняет себе человека. Он становится детерминатором ошибок — подталкивает к ним. У человека могут развиться тяжелейшие навязчивые состояния. Такие почти не излечиваются с помощью лекарств — лишь хирургически.
Оказалось, что в нашем мозге существуют популяции клеток, которые реагируют именно на ошибки. Причем они расположены в разных зонах — и в подкорке, и в коре мозга
«…Наибольший интерес представляют «точки», обнаруживающие воспроизводимые изменения при ошибочном выполнении пробы… Эти точки представляют собой что-то вроде «детектора ошибок», анализатора правильности действий…» А вот Галилей использовал для зашифровки своих мыслей разработанные им анаграммы, Леонардо да Винчи — специальный код
Интересные данные — это данные о детекторе ошибок. В этой же эпохе в мозгу были открыты структуры, которые уберегают вас от ошибок, например, когда вы уходите из квартиры, они не дают вам оставить в ней возможность для пожара. Вы стоите у двери, и вам кажется, что вы что-то забыли, только неизвестно, что, то ли это не выключенный утюг, то ли газ, то ли ключи. Забытые ключи ещё дёшево обойдутся, либо придётся искать, у кого же ещё есть ключи, либо взламывать дверь за энную сумму денег.
Когда вы забеспокоились у двери, есть выбор: либо вернуться и всё посмотреть, либо сказать себе: «Я прав, у меня всё хорошо, я пошёл.» Какая из этих двух тактик правильная? Если с вами такое бывает редко, правильно вернуться и проверить, это детектор ошибок бережёт вас.
Но если нечто становится привычкой, то решите ту проблему, которая вас беспокоит как следует и скажите механизму: «Не ты хозяин, я хозяин, я пошёл.» А почему это важно? Вы, вероятно, с таким явлением сталкивались, когда выходя из дома, хочется вернуться. Дело в том, что этот детектор ошибок, наш страж от ошибок, может стать нашим командиром. Он может вызвать тяжелейший невроз, если мы позволим ему стать хозяином, таких интересных вещей порядочно накопилось за вот эту эпоху.
ФЕНОМЕН ДЕТЕКТОРА ОШИБОК
Существует интересное явление — феномен «детектора ошибок», открытый в Институте мозга еще в 1968 году. Возникает он в виде реакции мозга на отклонение деятельности человека от какого-либо плана.

Например, уходя из дома, человек проверяет, выключил ли он утюг. Достаточно сделать это один раз, как в мозгу формируется некая контролирующая программа. В результате спешащий на работу человек, уже на улице начинает чувствовать дискомфорт. Его беспокойство усиливается до тех пор, пока он не возвращается домой и не обнаруживает, что забыл выключить утюг.

Оказывается, мозг сам, независимо от человека, проверяет, все ли его хозяин сделал правильно. Если нет, он доступными способами пытается сообщить об ошибке. Чем опаснее отклонение от нормы, тем громче об этом заявляет мозг. Часто это называют интуицией. Это открытие имеет очень важное значение. Какое?

«На протяжении сотен лет человеку со школьной скамьи говорили — не убий, не укради, — говорит Бехтерева. — Что при этом происходило? В мозгу возникала своеобразная охранная служба, которая называется совесть. Эта служба работала иногда сильнее, чем указы, постановления и суд. Человек, не осознавая причины, стремился не выходить за рамки десяти заповедей».

Что произошло потом? Эти законы исчезли из школьной программы. Их заменили законами физики, химии, зоологии, а, историю представили перечнем войн и биографиями властителей и завоевателей. Можно себе представить, какие «охранные» программы сейчас стоят в мозгу.

Последствия их работы мы видим на каждом шагу, поскольку наш «детектор ошибок» не знает, что есть норма. При решении задач взаимоотношений между людьми он пользуется физическими законами, вроде «сила действия равна силе противодействия». И тогда человек начинает крушить все вокруг — «око за око, зуб за зуб». Ничего не поделаешь — другой-то программы у него нет.

Я верю в вещие сны…

- А по какому, интересно, ведомству проходят вещие сны?

- Это такая штука… не воспроизводимая. Их нельзя по желанию заказать, хотя однажды я повторно вызвала очень яркий сон, в котором не до конца разобралась. Но это скорее исключение. Вещий сон возможен, хотя и не вероятен. Можно найти иголку в стоге сена? В принципе да, но не факт.

- Значит, совпадение, что сны иногда сбываются?

- Нет, обычно вещий сон подготовлен многими факторами, тем, что человек не выводит в сознание, но что в нем живет.

- Но как можно увидеть будущее, которого еще нет?

- У меня было шесть или семь вещих снов. Однажды приснился почтальон, принесший телеграмму о смерти мамы. Сон изобиловал деталями, был так правдоподобен, что, проснувшись, я пересказала все мужу. Он ответил: «И ты, ученая, в это веришь?» Действительно, накануне я получила письмо от мамы, очень хорошее, спокойное. И никуда не поехала. А через 10 дней пришел почтальон… Позже много раз прокручивала ситуацию, думала: откуда возник сон, оказавшийся явью и повторившийся в мельчайших подробностях? Видимо, что-то позволило мозгу самостоятельно выстроить ситуацию, сложить вместе различные детали.
- А с отцом как получилось? Вы ведь предвидели его арест.
- И этот сон был подготовлен. Наверное, представляете, что творилось в Ленинграде в 1937 году? Аресты, аресты, аресты… Папа долго не верил, что его тронут, но однажды сказал: «За мной ходит какой-то человек с голубыми глазами. Я его уже несколько раз встретил». Для ребенка этих фактов было достаточно, чтобы задуматься о возможной беде. Мне приснилось: папа стоит в конце коридора, у него под ногами поднимается пол, и оттуда выбивается нестерпимо яркое пламя. Потом папа падает…

- Вас эти сны пугали?

- Это не страх, тут другое… Каждый такой случай сопровождался жутким эмоциональным состоянием. Я давно не плачу, переживаю иначе, но, когда приснилась смерть мамы, рыдала, причем насильственно.

- Это как?

- Не могла не плакать. Не то чтобы распустилась и дала себе волю — ничего подобного. Мне было не сдержаться! Обычно просыпаюсь в хорошем настроении, и надо постараться, чтобы мне его испортить, а тут испытывала необъяснимое состояние горя. Эти сны были такие яркие, такие красочные…

- Мистика?

- Для меня вещий сон сродни научному открытию. Человека вдруг озаряет! Да, вдруг, но есть первопричина. Процесс идет, внутри что-то варится, а потом вырывается наружу. Например, Менделееву его Периодическая таблица приснилась. Вещий сон? Вероятно. Но ведь таблицу увидел человек, который занимался химией, шел к открытию, думал о нем. Таких случаев масса! У меня есть друг в Америке, он вообще считает: самые хорошие мысли приходят ниоткуда.

- Ну да, вы же убеждены: человек помнит все, хотя иногда кое-что и забывает.

- Нет, мы ничего не забываем. Память — сложный процесс, включающий в себя несколько стадий. Порой в мозгу выходит из строя механизм считывания информации, он очень хилый, легкоранимый.

- С вами такие сбои случаются?
- Забываю ли я? Память у меня сегодня похуже, чем была в 25 лет, но лучше, чем у многих двадцатипятилетних. До сих пор помню сотни телефонных номеров, исторических дат…
- Голова не мусорное ведро, зачем ее засорять, Наталья Петровна?

- А зачем раньше учили мертвые языки? Это эмпирика, тренировка. Мозг надо загружать, нельзя позволять ему лениться. Очень полезна не только интеллектуальная нагрузка, но и двигательная активность. Надо побольше ходить, бегать. Не менее 20 — 30 минут ежедневно.

- Значит, если с детства зубрить латынь и много двигаться, на старости лет не придется кругами бродить по квартире в поисках вещи, которую засунул неведомо куда?

- Бывает, и я сразу не нахожу чего-то, но мне не составляет труда «отмотать» назад и восстановить логическую цепочку. Повторяю, забыть «насовсем» ничего нельзя!

- Но иногда ведь это бывает полезно?

- Да, порой хочется забыть, и тогда срабатывает защитный принцип саморегуляции. Мозг что-то затормаживает в памяти, идет подавление негативной информации, но это не значит, что мы забываем.

Кто на свете всех умнее?

- А существуют критерии, позволяющие говорить, кто умный, а кто глупый?

- Единого правила нет, они разные, скажем, для профессии и повседневной жизни, хотя формально все можно обозначить одними словами. Умный тот, кто принимает максимальное количество правильных решений при минимуме ошибок. Но тут важно сделать поправку: например, знаю случаи, когда прекрасные шахматисты, просчитывающие многосложные комбинации на доске, в жизни оказывались почти дебилами.
- Насколько объективен IQ, коэффициент интеллекта по-американски?

- В среднем это отражает возможности человека, но результаты тестов всегда относительны. Один легко справляется с заданиями, а у другого не столь быстрый ум, что не исключает правильности его решений и яркой одаренности в какой-то области. Существует предрасположенность к тому или иному роду занятий.

- Как полагаете, Наталья Петровна, человечество умнеет по мере «взросления»?
- То, что мы приобретаем в течение жизни, условно-рефлекторная деятельность, не наследуется. Так считается по классическим работам Павлова и других физиологов.

- То есть каждому новому поколению приходится начинать с нуля?

- Человечество накапливает опыт в виде разнообразных знаний, открытий, но практические, житейские навыки мы обретаем самостоятельно. Все. Даже гении.

- А, правда, что гении обязательно должны быть малость того, не от мира сего?

- Нет, есть среди них и вполне адекватные. Тут работает другое правило: гением нельзя стать, им надо родиться. Для этого нужна особая функциональная организация мысли, идеальная биохимия.

Сверхъестественное — то, чему еще нет объяснения

- Может, поэтому и открыли свое Зазеркалье, некий иллюзорный мир, где физические кондиции не так уж важны?

- Не торопилась, бы называть этот мир иллюзорным. Вопрос намного сложнее, чем кажется. У меня на столе лежит недочитанная автобиография индийского йога. Он описывает поразительные вещи, рассказывает, например, о двух женщинах — европейке и индианке, которые десятки лет жили без пищи. Ничего не ели! Это не фантазии автора, а документально подтвержденные факты, не поддающиеся логическому пониманию. В книге приведены случаи материализации, дематериализации, выхода из тела. Прочитаешь такое и…

- …в сверхъестественное поверишь?

- Дело не в вере. Скажем, феномен клинической смерти, выход человека из телесной оболочки, взгляд на себя со стороны, доказаны наукой. Но ведь за клинической смертью наступает биологическая. Что происходит тогда? Задавала себе вопрос: согласна ли я уйти совсем, чтобы от меня ничего не осталось? Согласна. Хотя, не скрою, интереснее, если бы ТАМ что-то оказалось. Я верю тому, что написано в житиях святых, что рассказывает мне отец Геннадий, настоятель Софийского собора в Пушкине…

- Что это?
- Однажды я летела из Москвы в Будапешт в самолете, который должен был разбиться. Добрались чудом, садились на крыло или, как говорят летчики, на плоскость… Домой я возвращалась уже поездом. Поездом, который ночью загорелся… Вспыхнул соседний вагон, люди из него выпрыгивали в нижнем белье… Словом, увиденное произвело «некоторое» впечатление. Вид самолета, вагона метро или поезда, даже включенный в парикмахерской фен вызывали ужас. Не страх, а именно ужас. Это не передать словами! Но я сама себя вылечила, потом и другим помогала избавиться от подобного невроза. Однако то, что случилось со мной в 1990-м, было совсем иным. Я пришла к выводу, что это не болезнь, не патология, а вариант измененного состояния сознания. И вот тогда мне порекомендовали поговорить с отцом Геннадием, с которым мы теперь в хороших отношениях. Я все ему рассказала, он понял и спросил: «Вы, в самом деле, хотите расстаться с видениями? Очень многие живут с этим». Я сказала: «Хочу». Тогда он вернул меня в нормальное состояние. Вот и вся история. Теперь у меня есть вера, но нет признания правильным абсолютно всего, что делается от имени Господа. Даже Папа Римский покаялся за грехи инквизиции и правильно сделал…

Вот вы напечатаете это, и будет грустно. Мое личное дело, верить или нет. Не хочу никого соблазнять верой или настраивать против нее. Пусть каждый решает сам…

Интервью c Натальей Бехтеревой

А в принципе может ли человеческий мозг устать?

- Нет, в усталость мозга я не верю. А вот разные неблагоприятные факторы могут влиять на самочувствие человека. Например, человек долгое время работал в душной комнате, и его несчастный мозг плохо снабжался кислородом, или человек неудобно сидел, отчего кровоснабжение мозга было недостаточным. Ему кажется, что он устал думать, но это не так.

- Если посмотреть на карту мозга, какая часть его изучена, а какая нет?

- Нельзя сказать, что какая-то часть мозга изучена, а какая-то нет. Весь мозг в принципе изучен, но только — надо признать — не очень хорошо изучен, еще очень много свойств мозга нам предстоит изучить. Что мы знаем о мозге, а чего не знаем? Прежде всего, мы знаем многое об организации движений. Знаем также некоторые общие принципы организации мышления, эмоций. Не говоря уже о том, что достаточно хорошо изучена такая функция головного мозга, как руководство всей внутренней сферой организма. Но вот чего мы пока не знаем и даже не видим пути к тому, чтобы это узнать, — можно ли будет когда-нибудь на основе объективных данных понять, о чем думает человек.

- Значит, поговорка «чужая душа — потемки» еще долго останется актуальной?

- Думаю, что да. Мы сегодня можем зафиксировать, что делается в мозгу человека при применении какой-то пробы, но обратная задача гораздо сложнее. Скажем, подсоединить к человеку какие-то датчики и, глядя на их показания, сказать: человек думает о том-то — это практически невозможно. Трудно сказать, достигнет ли этого наука когда-нибудь.

- Народные целители утверждают, что при лечении заболеваний можно добиться хороших результатов, воздействуя на подкорку головного мозга с помощью внушения. Как вы, Наталья Петровна, к этому относитесь?

- В общем, так: те целители, которые могут вызывать к жизни собственные возможности человека, способны помочь. Если человеку, оказавшемуся в сложной ситуации, чуть-чуть помогли себя самого поднять, то ничего плохого в этом нет. Но есть так называемые целители, которые говорят, что они благотворно влияют на человека, а на самом деле их влияние приносит очень большой вред.

Скажем, первые сеансы Кашпировского вселили восторг и надежды в души людей, а последующие привели к отрицательным эффектам. Поэтому разрешать публичные сеансы целителей надо с очень большой осторожностью. Мы, врачи, разделяем заболевания на два вида: с поражением органов и без патологии органов, но с поражением их функций. Врачи лечат и вылечивают бесконечное количество больных. Целитель же, обладающий даром внушения, в лучшем случае вылечивает одного из тысячи — того, у кого так называемое функциональное заболевание.

- Можно ли отличить настоящего целителя от шарлатана?

- Лучше вообще обходиться без них. Если это не удается, то надо сочетать лечение у такого целителя, воздействующего на волю пациента и его скрытые резервы, с лечением у обычного врача, который оперирует фармакологическими средствами или скальпелем. Только на помощь целителей полагаться опасно — можно прозевать что-то серьезное, и тогда будет поздно вообще лечиться.

- Наталья Петровна, наших читателей очень интересует природа сновидений. Верить ли сонникам, которые, как многие полагают, способны предсказывать будущее?

- Как правило, сновидения не имеют отношения к будущему, поэтому к сонникам не стоит относиться всерьез. Но в моей жизни было несколько сновидений, которые оказались пророческими. Причем одно из них было невероятно пророческим, вплоть до деталей. Это был сон о смерти моей матери. Мама была жива-здорова, отдыхала на юге, незадолго до этого я получила от нее хорошее письмо. А во сне, причем я заснула днем, мне приснилось, что ко мне пришел почтальон с телеграммой, в которой сообщалось, что мама умерла. Я еду на похороны, встречаю там людей, которых я раньше никогда не видела, здороваюсь с ними, называю их по именам — это все во сне. Когда я проснулась и рассказала мужу свой сон, он сказал: «Неужели ты, специалист в области мозга, веришь снам?».

Короче говоря, несмотря на то, что я была твердо уверена в том, что мне надо лететь к маме, меня отговорили от этого. Вернее, я дала себя отговорить. Ну, а дней через десять все произошло именно так, как это было в моем сне. Причем до мельчайших подробностей. Например, я уже давным-давно забыла слово «сельсовет», оно мне просто никогда не было нужно. Во сне же я искала сельсовет, и наяву мне пришлось его искать — вот такая история. Это было лично со мной, но я не единственная. Есть немало других случаев пророческих сновидений и даже научных открытий во сне. Например, известно ли вам, что Менделеев свою Периодическую систему элементов открыл во сне?

- Как вы сами объясняете это?

- А это объяснить нельзя. Лучше не мудрить и сказать прямо: так как это никаким из современных научных способов объяснению не подлежит, придется предположить, что будущее дано нам заранее, что оно уже существует. И мы можем, хотя бы во сне, войти в контакт то ли с высшим Разумом, то ли с Богом — с Кем-то, кто владеет знанием об этом будущем. С более определенными формулировками мне бы хотелось подождать, потому что успехи технологического направления науки о мозге так велики, что, может быть, и откроется еще что-то такое, что позволит пролить свет и на эту проблему.

- Раз уж вы сами заговорили о Боге, то не могу не спросить о том, как вы относитесь к религии?

- Я верю, в Бога, и имела случай лично убедиться в возможностях религии. Я никогда не была воинствующим атеистом, но вера эта пришла ко мне после того, как я испытала очень многое из того, что находится за пределами выносливости человека. И тогда то, что оказалось не под силу врачам — вывести меня из тяжелого состояния — было сделано буквально за десять секунд обычным священником.

- Что это было — тяжелая депрессия?

- Нет, это была не депрессия, это было такое состояние, в котором я видела и слышала больше, чем положено видеть и слышать обычному человеку. Я видела странные вещи, слышала странные звуки, причем это не было галлюцинациями.

- Посоветуйте, к чему прислушиваться, если разум говорит одно, а сердце — другое?

- Сердце или разум? Я бы сформулировала эту проблему иначе: рациональный и интуитивный подход. Это все зависит от человека. Дело в том, что есть люди, которые интуитивно решают проблему очень хорошо. А потом другие, уже на основе объективных методов, доказывают эти же положения, кирпичик за кирпичиком строят «здание», основываясь исключительно на разумных основаниях. Оба пути имеют право на существование. Единственное, что первый путь — это путь, обреченный на потоки критики в его адрес, а второй путь, наоборот, практически безопасен. Но, тем не менее, я отношу себя к первому типу людей, и, затевая что-нибудь в науке, я заранее знаю, что будет получено. И, как правило, это подтверждается впоследствии.
. Витамины нужно принимать только во время еды и обязательно вместе с микроэлементами. На упаковках хороших витаминов обычно печатают мелким шрифтом два списочка. Верхний — это собственно витамины, а нижний — это микроэлементы: цинк, железо, различные минеральные и органические вещества, которые необходимы человеческому организму.

- Когда нас, не дай Бог, скрутит радикулит или разболится зуб, мы, не теряя времени, бежим к врачу. А если какие-то нелады с памятью, то мы обычно отмахиваемся: а, ладно, ерунда, потом вспомню…

- Действительно, мы очень халатно относимся к таким сигналам, которые посылает нам наш мозг. И совершенно, между прочим, напрасно. Забывчивость, провалы в памяти — это очень тревожный знак, на который следует обратить самое серьезное внимание. Я бы сказала, что каждый человек должен быть очень озабочен состоянием своей памяти, качеством своих мыслительных процессов. В этих вопросах не следует полагаться на самозащиту мозга. Да, у человеческого мозга много степеней защиты, но против нарушений памяти у него защиты нет. К сожалению. Наша память функционирует следующим образом: сначала в нее закладывается какая-то информация, а потом, когда вам нужно что-то вспомнить, вы считываете, извлекаете эту информацию из памяти. Так вот, все дело в том, что механизм считывания информации из памяти очень хрупкий, легкоранимый, он часто выходит из строя. Но память тренируется.

- Когда нужно начинать тренировать свою память?

- Этим нужно начинать заниматься, как только появятся первые сложности в процессе считывания информации из памяти. Не забывание, нет, — ведь вы же не забыли, вы, в конце концов, вспоминаете то, что хотели вспомнить, но не сразу, с трудом. Это тревожный симптом. Нужно сразу же принять его во внимание и заняться своей памятью серьезно. Я уже сказала, что если мозг можно тренировать, заставляя его выполнять разнообразную деятельность. И не обязательно, кстати сказать, умственную, человек занимается двигательной активностью, он тоже тренирует мозг, потому, что все виды деятельности человека, так или иначе, связаны с мозгом.

- В народе говорят: «Девичья память коротка». Скажите, а на самом деле есть какие-то особенности у женской памяти?

- Механизмы памяти и у женщин, и у мужчин одинаковы. Как я уже говорила, они включают в себя приобретение, сохранение и извлечение информации. Невозможность извлечь информацию называют забыванием. А почему человек помнит об одном и забывает, о другом? Потому что наша память избирательна. Расскажу вам один случай, который произошел со мной. Я увидела у одного хорошо знакомого мне человека признаки серьезной болезни. Потом на какое-то время я потеряла его из виду и даже забыла о его существовании. Но меня все время преследовало смутное чувство, что произошло что-то тяжелое, страшное. А что именно, не могла вспомнить. Когда я встретила его снова, то сразу же вспомнила и то, что меня поразило две недели назад, и всю обстановку, в которой я увидела его тогда.

Что же произошло со мной? Кратковременное расстройство памяти? Но тридцать лет назад, а это было именно тогда, память меня не подводила. Очень редко подводит она меня и сейчас, и то лишь тогда, когда я нервничаю. А может быть, я забыла об этом, потому что мне хотелось об этом забыть? Как-то один американский бизнесмен, очень много сделавший для здоровья людей, прислал мне рассказ Марка Твена «Моя первая ложь и как я избавился от нее». Он посвящен свойству человека не видеть того, что он не хочет видеть.

Наша память тоже работает по принципу саморегуляции: не нужно — забываю, с глаз долой — из сердца вон. В данном случае мы имеем дело с такой формой забывания, как подавление. Оно играет полезную защитную роль, не позволяя неприятным мыслям проникать в сознание. Произошел травмирующий меня инцидент, и всякий раз, когда я пыталась извлечь его из памяти, вмешивался внутренний цензор и прекращал эту операцию. Подавление является самой простой формой забывания. Бывают и другие, более драматические случаи, например, клиническая амнезия, при которой больной забывает целый кусок жизни.

- Есть ли какая-то специфичность расстройств памяти в наши дни?

- Сегодня многие люди испытывают продолжительный стресс, связанный, прежде всего, с неуверенностью в завтрашнем дне, с национальными, мировоззренческими, политическими, экономическими, личными проблемами. А это нередко приводит к патологическим реакциям, которые могут развиваться в двух направлениях. Либо человек пребывает в перевозбужденном состоянии, на грани нервного срыва. Либо развивается другая крайность — состояние психического отупения в результате активности защитных механизмов организма, пытающегося противостоять эмоциональному стрессу.

Защитная реакция торможения часто проявляется в виде вялости, сонливости и, в том числе, в виде нарушения процессов управления памятью. Не забывайте, что мы живем в пору постоянно возрастающего информационного потока. В памяти содержится так много информации, что главной проблемой становится обеспечение доступа к ней. Потому что наша память может удержать в каждый данный момент в активном состоянии только определенное количество материала.

- Какие рецепты улучшения памяти вы могли бы дать нашим читателям?

- Для того, чтобы память была лучше, ее надо упражнять. Точно так же, как существуют упражнения для укрепления мышц рук, ног, спины, шеи, брюшного пресса, существуют и упражнения для укрепления памяти. Они очень простые, общедоступные, их можно делать в любой обстановке. Например, многие люди очень любят обзаводиться большим количеством блокнотов, персональных еженедельников, записных книжек. А почему бы не потренировать свою память и не попытаться зазубрить наизусть все номера телефонов своих друзей и знакомых?

Ведь не случайно же раньше в школах детей заставляли зубрить очень многое наизусть. В том числе заучивать без всякой разговорной практики так называемые «мертвые языки», на которых люди уже давно не разговаривают. Зубрежка вообще была одним из методов обучения. Мы же ее всегда очень критиковали и в конце концов ликвидировали. А вместе с ней выкинули на свалку хороший тренажер для памяти. Для тренировки памяти очень полезно заняться изучением какого-нибудь иностранного языка, заучивать ежедневно хотя бы по пять-десять новых слов. Или учить наизусть стихи — казалось бы, совершенно праздное занятие, но, поверьте моему опыту, это очень эффективное упражнение. Многие люди увлекаются разгадыванием кроссвордов — тоже неплохой метод для развития памяти и ассоциативного мышления.

Обязательно нужно пополнять свой словарный запас, больше читать. И не только газеты, хотя пресса сейчас у нас достаточно интересная и разнообразная, но и фантастику, и лирику, и специальную литературу — для того, чтобы получать как можно больше информации. То есть заставлять работать свой мозг. Вообще, чем больше разнообразной информации человек будет стараться запомнить, тем лучше у него будет с памятью. Поэтому не делайте больших перерывов в умственной работе.

Разумеется, мы не отказываемся от медикаментозного лечения, от применения фармакологических препаратов, улучшающих деятельность мозга. Они, как правило, помогают и в детском, и в зрелом, и в преклонном возрасте — тогда, когда нарушается память, замедляются ассоциативные процессы в мозгу. Есть и другие способы укрепления памяти. Например, естественный отдых на природе. Очень благотворны лесные прогулки, потому что это не только другой состав воздуха, другие запахи, но это еще и принципиальная смена обстановки, которая сама по себе оказывает положительное воздействие на механизм нашей памяти

Ирина Кораблева. Наталья Бехтерева в Зазеркалье

- Вы так много знаете про наш мозг… Скажите, можно с детства направлять мысли только в доброе русло?

- Обычно это дается воспитанием. Но есть люди, которых воспитать невозможно. Вообще, в человеческой популяции всегда есть группы людей с так называемыми злыми, агрессивными наклонностями. Это понятно: правый отдел височной доли у них немножко не в порядке. А всех остальных, в общем, можно воспитать. Раньше воспитывали Законом Божьим: заповеди выстраивали в памяти забор, чтобы человек не лез во все плохое.

- Как это странно звучит: не считаю себя умной…

- У меня была очень умная мать, она прошла через лагерь, тяжело болела. Она мне говорила: «Ради Бога, не заблуждайся, не считай себя умной. Ты просто очень способная». Благодаря ней я и блокаду вынесла, и окончила институт. Она, говоря образно, заложила мне в голову то, что должно быть, — «матрицу памяти». А вообще, могу сказать так: может быть, я накопила какой-то жизненный опыт. Все, что касается науки, могу осмыслить. А так, не думаю, что я умная.

- Тогда что такое, по-вашему, ум?

- Просто опыт. За столько лет много чего поднаберешься. А если серьезно, умный тот, кто в бытовых, жизненных ситуациях делает наименьшее количество ошибок. Да вы не переоценивайте меня очень сильно.

- В вашей книге есть глава «Зазеркалье», где вы много пишите о жизни и смерти. Скажите, жизнь — промежуточное состояние или все-таки основное?

- Мне кажется, все-таки основное. Другое дело, очень трудно сказать, есть там что-то или нет; в период клинической смерти кажется, что там что-то есть, а биологическая смерть? Бог его знает, как это выглядит. Во всяком случае, у меня был период в жизни, когда я разговаривала с моим умершим мужем, и у меня было такое ощущение, что это не сон, а явь. У нас такие темы под негласным запретом.

- Почему до сих пор о паранормальных явлениях нельзя говорить с научной точки зрения? Не подготовлено человеческое сознание?

- Я не знаю, может быть, оно никогда не будет подготовлено. Вот смотрите, Блаватская написала, Елена Рерих написала — и как будто этого нет. Будет ли когда-нибудь время, я не знаю.

- А как, по-вашему, все-таки тот мир есть или нет?

- Мне нередко задают этот вопрос. Я верю, что есть Высшее Существо, но я не люблю это обсуждать. Что касается того мира, есть он или нет, — я не знаю. Готовлю себя к тому, что его нет. Я в принципе должна буду уйти, и должна понимать, что это может быть дорога в никуда. Мне кажется, что это может быть даже избирательно. Много фактов говорят, что тот мир есть.

- Что такое судьба?

- Судьба — это в основном человек. Конечно, есть такое ощущение, как будто с вами что-то происходит независимо от вашего характера. Жизнь человека складывается из каких-то внешних факторов, которые ему по жизни встречаются, и, конечно, из его кармы, но очень многое зависит от человека.

Заметки Королевы

понедельник

Наука ни с какой точки зрения не является антагонистом вере. Если вы полистаете литературу, вы увидите, что религия никогда в истории не противопоставляла себя науке. Джордано Бруно, к примеру, вопреки принятой точке зрения, осуждали не за его учение, а совсем за иные вещи. Другой вопрос, что сама наука в какой-то момент начала противопоставлять себя религии. И это, с моей точки зрения, странно, потому что сегодняшнее ее состояние как раз убеждает в правдивости постулатов, изложенных, к примеру, в Священном Писании.

- Но ваши собственные занятия наукой и такой тонкой материей, как человеческий мозг, имели какое-то отношение к приходу к Богу? Или это был совершенно независимый от профессиональной деятельности процесс?

- Они имели отношение к привычному для меня способу анализа событий. Дело в том, что я не отношусь к тому типу ученых, которые утверждают: того, что я не могу измерить, попросту не существует. Между прочим, это слова одного уважаемого мною коллеги. На которые я всегда возражаю: наука есть путь к звездам. Дорога в неведомое. Как, к примеру, в этом случае быть с документальными свидетельствами, на основе которых воссоздается история войн? Разве подтвержденные свидетельства об одном и том же событии не являются поводом для анализа и серьезным документом? Я в данном случае не защищаю Евангелие, не нуждающееся в защите, — я в данном случае говорю о самой системе осмысления непонятных, неординарных вещей — таких, например, как многочисленные показания людей, видевших и слышавших окружающих в состоянии клинической смерти. Этот феномен подтверждается множеством больных, причем свидетельства поразительным образом совпадают при опросе пациентов разными лицами на разных концах земли. Множество женщин во время родов переживали это состояние — как бы временного выхода из тела и наблюдения за собой со стороны… Науке известно, что нарушение, тем более прекращение деятельности органов зрения и слуха обязательно приводит к нарушению, соответственно, зрения и слуха. Как же тогда при выходе из тела можно видеть и слышать?.. Предположим, что это некое состояние умирающего мозга. Но как тогда объяснить неизменность статистики: лишь 7-10% от общего числа переживших клиническую смерть помнят и могут рассказать о «феномене выхода из тела»…

А, по-вашему, это есть доказательство постулата о том, что «много званых, но мало избранных»?

вторник

- Я пока не готова дать на это ответ. У меня его просто нет. Но ученый должен, прежде всего, четко ставить перед собой вопросы. Не боясь. Сегодня очевидно: тело без души не живет. Но биологическая смерть, ведет ли она к смерти души — вот вопрос вопросов. Я впервые поставила его перед собой в ходе встречи с Вонгой. Так получилось, что в конце 80-х годов я оказалась в Болгарии у нее на «приеме». Я сама просила устроить эту встречу: хотела как человек, который всю жизнь занимается проблемами живого мозга человека, своими глазами увидеть, что это за явление. Мне надо было понять: вот такой феномен, пусть один на всем Земном шаре, — он может существовать? Существует или нет человек, общающийся с умершими? И, несмотря на увещевания захвативших меня там, в полон профессоров (они наперебой пели мне о том, что у Ванги по всему свету осведомители и любое слово, которое она скажет, нужно пропускать через фильтр ее возможности или невозможности об этом знать), я должна признать: встреча эта меня глубоко потрясла. Более того: чем больше проходит времени, тем сильнее я убеждаюсь в том, что имела дело с уникальным явлением ясновидения. Я потом встречала множество людей, претендующих на обладание этим даром. Но ничего общего с Вонгой они не имели. Пример Ванги абсолютным образом убедил меня в том, что существует явление контакта с умершими.

Ванга беседовала с моей умершей матерью, упоминая факты, известные только нам двоим. Она начала свой разговор с того, что я только что пережила три смерти. Это тоже было правдой: за два года я похоронила трех близких мне людей. А потом она показала мне трясущиеся руки: «Вот мать твоя стоит, у нее с руками вот такой паралич. (Ванга говорила на странной смеси болгарского и македонского, поэтому не могла правильно назвать болезнь.) Твоя мать стоит в дверях и повторяет: ‘Это все болезнь, это все болезнь’…»

среда

- Надо вам сказать, что мама моя последние двенадцать лет болела тяжелейшим паркинсонизмом. И это были именно те слова, которые она все время повторяла… Но это не единственная поразившая меня вещь. Например, Ванга окликнула меня, не зная, что я пришла (а ведь она была слепа!). Или другое: она в ходе разговора все время всматривалась куда-то и говорила, что никак не может найти моего мужа. Я тогда не придала этому значения. Но вскоре после этого мой муж умер… Разумеется, мне было бы легче сказать, что всего, что я увидела, попросту не существует. Вы же понимаете: такая позиция резко повышает индекс цитирования в научной литературе. Но я считаю своим долгом честно констатировать факты. Вы не представляете, сколько раз мне потом приходилось слушать упреки типа: «Как же вы, ученый с мировым именем, можете клевать на такие вещи?»

- Ваше желание изучать это явление после личной встречи с Вангой претерпело какие-то изменения?

- Я честно рассказала Ванге об исследовательской цели своего приезда. Она, кстати, ничуть, на это не обиделась. Но желания изучать ее после нашей встречи у меня лично не возникло.

- Вы просто убедились в том, что существуют неисследованные сверхвозможности мозга? Или все-таки поставили для себя вопрос о существовании невидимой реальности?

- Отвечу вам так. Несмотря на то что я посвятила всю жизнь исследованиям мозга человека, мне никогда в голову не приходило доказывать, что его строение убеждает в происхождении человека от млекопитающего. Просто до определенного момента эта проблема была вне сферы моих научных и человеческих интересов.

Четверг

- Вас интересует, как я пришла к вере. Этот момент не имел отношения ни к личности Ванги, ни к занятиям наукой. Так получилось, что после поездки к Ванге — это просто по времени совпало — я очень многое пережила. Я пережила предательство ближайших друзей, травлю в Институте экспериментальной медицины, который я тогда возглавляла и где объявила о своем решении уйти в новый Институт мозга, и самое страшное — смерть двух моих родных людей: мужа и его сына от первого брака. Они умерли, почти одновременно: Алик покончил с собой, а муж не перенес его смерти и скончался в ту же ночь. Вот тогда я очень изменилась.

- Иными словами, только опыт страдания привел вас к какому-то новому пониманию действительности?

- Пожалуй, это так. Но не само страдание, а то, что этот опыт полностью выходил за рамки известного мне объяснения мира. К примеру, я никаким образом не могла найти объяснения тому, что фотография моего мужа после его смерти плакала (это происходило в присутствии свидетеля). Как и тому, что муж, явившись мне после этого во сне, просил помочь в издании рукописи его книги, которую я не читала и о которой не узнала бы без его слов. Это был не первый подобный опыт в моей жизни (перед арестом отца в 1937 году я тоже видела сон, затем в точности повторившийся в реальности), но здесь я впервые задумалась о происходящем всерьез. Разумеется, эта новая реальность пугала. Но мне тогда очень помог мой друг, священник, настоятель Софийского собора в Царском Селе отец Геннадий… Кстати, он мне настоятельно советовал меньше рассказывать о подобного рода переживаниях. Тогда я не очень к этому совету прислушалась и даже написала о произошедшем в книге — точно так же, как привыкла писать о любом другом своем открытии. Но со временем — мы, же все меняемся! — я внимательнее стала относиться к этому совету. Потому что задумалась об истории Евы, вкусившей плод от древа познания. Сегодня для меня, к примеру, предельно важен тот факт, что митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн благословил меня на исследование «зазеркалья».

Пятница

- Это, кстати, было для меня полной неожиданностью: мы встречались с владыкой по совершенно постороннему поводу, речь шла о закупке аппаратуры для нашего института, и я по ходу дела рассказала о возникших у меня вопросах на тему исследования неведомого… Я тогда не знала, что благословение в мирском понимании — это почти приказ.

- Наталья Петровна, я могу спросить, мешало ли вам в жизни отсутствие религиозного воспитания?

- Вы знаете, мое детство пришлось на крайне — антирелигиозный период. В те времена, к примеру, был очень популярен журнал «Безбожник», в котором рассказывалось о том, как темная бабушка, порезав палец, завязывает его паутиной, а умный внучек в этих случаях мажет палец йодом. Как вы знаете, в паутине потом был обнаружен пенициллин… Но дело в том, что у нас дома никогда не звучало ничего нелояльного в адрес церкви. Нам не внушали безбожия: эта тема всегда обходилась, как и тема священников, которых в тот период было модно осмеивать. В детском доме ситуация повторилась: религиозного воспитания не было, но не было и антирелигиозной пропаганды. И очень долгое время, даже когда я уже начала ездить за границу, я бывала в храмах, воспринимая их исключительно как произведение искусства. Мне это очень нравилось именно с художественной точки зрения. Но я и представить себе не могла, что это когда-нибудь станет мне близко совсем в другом смысле.

- И как вы в этой связи понимаете евангельское изречение «никто не уверует иначе, чем по воле Творца»?

- Очевидно, что к вере нельзя прийти ни под чьим-то влиянием, ни по одному лишь эмоциональному порыву, ни тем более по причине логически выстроенных умозаключений. Духовный путь человека — слишком тонкая материя. Никакие примеры здесь не уместны. Убеждать кого-либо в правдивости Евангелия на основании моих научных регалий невозможно. Моя история есть просто некий частный опыт.

Суббота

- Тогда спрошу иначе. Вот вы в 13 лет после ареста родителей остались сиротой. Как вы спустя годы оцениваете этот опыт? Видите ли вы в нем какую-то логику, необходимую для осуществления вашей судьбы?

- Это очень трудный вопрос. Давайте поставим его так. Могла ли я кому-нибудь пожелать пережить такое? Даже учитывая то, что человек в этой ситуации закаляется и что-то приобретает? Нет. Я бы никому этого не пожелала. Никому. Но если вы спрашиваете, получила ли я что-нибудь благодаря этому опыту, я отвечу так. Я получила возможность убедиться в том, что человек в любых обстоятельствах может оставаться человеком.

- То есть для вас эта история не стала историей Чучела, которое травят за инородность?

- Вы знаете, мне всю жизнь жалко Кристину Орбакайте за то, что ей пришлось играть такую чудовищную роль! Там есть ужасные вещи. Человек поставлен перед необходимостью предать. Что может быть страшней?.. Слава Богу, мне очень повезло с детским домом. Мы с братом попали в детский дом для латышских детей, чьи родители тоже были репрессированы. И там был потрясающий директор, Аркадий Исаевич Кельнер. Сказать, что в детском доме, которым руководил такой человек, было плохо, будет попросту нечестно. Несмотря на то, что прежде у нас была хорошая квартира, уютный дом и обеспеченная жизнь. Трагедия состояла не в утрате всех этих уютных обстоятельств, а исключительно в потере родителей. Поначалу она была несколько меньшей, потому что я не знала, что отец расстрелян (нам сказали, что ему дали 10 лет особого режима), и верила, что, когда закончу школу, жизнь вернется на круги своя: вернется мама и, быть может, отец… Но через пару лет мама написала, что ей дали восемь лет, а не пять, как я думала, и я поняла, что с этого момента я иду в жизнь одна. Вот это было по-настоящему драмой. Но вот вопрос: не свершись она в моей судьбе, стала ли бы я тем, кем мне пришлось стать? Дома я учебника в руки не брала: я занималась музыкой, языками, много читала и к учебе относилась крайне прохладно. А Кельнер мне сразу сказал: «Положение у тебя такое. Если ты не будешь первой ученицей в школе (а школа была не детдомовская, а общая), мне тебя не отстоять: после седьмого класса ты отправишься на кирпичный завод. Дети так называемых «врагов народа» получали такую путевку в жизнь… И вот в этих обстоятельствах я поневоле стала первой ученицей. Хотя, честно говоря, это не потребовало особенных усилий. Я просто взяла в руки учебники. Узнала, как они выглядят. Нас было двое первых в школе — я и покойный ныне Витя Гольданский. Он тоже потом стал академиком…

- И как вы сегодня, с высоты всех полученных научных званий и наград, воспринимаете фразу «в начале было Слово»?

Воскресенье

- В начале всего лежит мысль. Мысль мозга. Говорю об этом не в отрицание материальности мира и эволюционной теории, хотя лично мне ближе иной взгляд. Очевидно другое. Если есть мозг, то — как хотите — все действительно начинается со слова.

- Слова Творца. Так?

- Отвечу так. Общеизвестно, что творчество является высшим способом нервной деятельности. Создание видимого из невидимого — всегда великий акт, будь то сочинение музыки или стихов…

- По-вашему, можно с этой позиции осмыслять процесс сотворения мира?

- Весь вопрос в том, что ученый ни при каких обстоятельствах не имеет права отвергать факты на том основании, что они не вписываются в его мировоззрение. С моей точки зрения, в этом случае разумнее переосмыслить позиции.

Бехтерева Н.П. Я так думаю
Об озарении писалось и ранее — и немало. Оно посещает композиторов и ученых, представителей самых разных творческих специальностей, и, конечно же, и не творческих. Только в этом случае, как правило, говорится иначе: «Я вдруг понял», «Я сообразил», «Я вдруг подумал» и т. д. Озарения бывают у тех, кто намеренно ведет аскетический, отшельнический образ жизни. Однако есть большая разница в озарении творческих личностей и отшельников. В первом случае они всегда возникают на коротком или длинном пути к какой-то важной цели и с этой целью связаны тематически. Во втором — это всплески на долгом особом жизненном пути, иногда со смыслом этой жизни также связанные. Впрочем, здесь я говорю с чужих слов, лучше, полнее об этом расскажут другие. Моя задача в этой главе книги — по возможности очень близко к реальности рассказать о решениях, которые и к профессионалу, и к дилетанту приходят «ниоткуда», о том, что я пережила сама. Наверное, поэтому мне захотелось поместить эту главу сразу же за главой «Зазеркалье», не боясь распространить на нее отношение разных читателей к предыдущему.

Умозаключение — относительно простое мозговое действие, прочно базирующееся на имеющихся сведениях. Наверное, оно под силу практически каждому в своей области — в простейшей форме даже животным, — если мозг не отягощен болезнью, делающей всю веселую мозговую человеческую работу безрадостным трудом.

Однако умозаключения (еще не концепции, не идеи) не все одинаково логично и просто формулируются. От самых примитивных форм умозаключения могут подниматься почти до уровня озарения. Почти. Но не озарения. Даже у умозаключений высшего порядка всегда находится логика интеграции заложенных в мозг сведений.

Есть у человека (а может быть, и у животных) качество, степень выраженности которого очень широко варьирует от индивидуума к индивидууму, позволяя в одних случаях говорить о способностях, в других — о таланте. И очень редко, если серьезно подходить к оценкам, — о гениальности.

Есть и разные определения гениальности. Некоторые из них соотносят гениальность со способностью общения с так называемым Высшим Разумом, или Богом. Трудно понять и объяснить проявления гениальности. Для меня гениальность — способность находить правильные решения сложных проблем по минимуму выведенной в сознание информации. А иногда этот базис информации в сознании очень трудно обнаруживается или как будто бы не обнаруживается вообще. В ход идут аналогии и что-то, что кажется очень близким к «здравому смыслу». «Почему это так? — Я просто так думаю, вот и все».

Размышление дилетанта

Здесь я, пожалуй, изобретаю велосипед. Пример мне этот нужен для того, чтобы показать, как формируется мысль в не очень-то близкой области. А чем дальше, тем ближе к своей узкой профессии будут примеры.

Сейчас термином «бессмертие» в связи со множеством исследований обозначают, в первую очередь, возможность существенного увеличения срока жизни клетки. Речь идет о генах теломеразы, активных в яйце, сперме и раковой клетке. Так называемые теломеры (повторяющиеся последовательности TTFGG/CCCTAA), располагающиеся на конце молекулы ДНК, укорачиваются каждый раз при делении клетки. Таким образом, достигается порог, за которым деление прекращается. Искусственно созданные (генная инженерия) гены теломеразы при введении в клетку удлиняют теломеры, со всеми последствиями, и приводят к увеличению срока жизни клетки, в том числе человеческой.

Известно, что воздействие на многие организменные, в том числе и клеточные, процессы можно осуществлять, влияя как на клетку, так и на звенья центрального регулирующего аппарата. Думаю, что и увеличение срока жизни (не бессмертие) возможно также за счет местных и системных воздействий.

Я думаю, что где-то на земле живет очень старый долгожитель. Старше тех, которые были известны. Частично существование сверхдолгожителя подтверждается самим фактом, самой реальностью долгожительства. Действительно, если уж 150 и более, то почему не 200, не 300? Я так думаю, что механизмом долгожительства, особенно у сверхдолгожителя, является несрабатывание какой-то последующей фазы мозговой или организменной программы, обрекающей нас на умирание, и, таким образом, продолжение работы предыдущей. Мужчины и женщины с продленным сроком (возрастом) воспроизведения — редкие факты известны — что это? Супернормальный вариант? Думаю, что нет, что это «ошибка» программы жизни и умирания, и искать те «оптимальные» условия, которые порождают сверхдолгожительство или (ну пусть — почти) бессмертие, бессмысленно. Лучше искать, какие факторы среды и жизни данного индивидуума вызвали эту чудесную ошибку. Особенно если сверхдолгожитель действительно долго живет, а не существует.

Рождается человек. И если он живет в человеческой возрастной шкале, наступит день, когда он встанет на ноги, произнесет первое слово. Наступят и трудные годы полового созревания, далее — пора «вселенской» любви (влюбляться можно и раньше и позже, «любви все возрасты…», но у большинства есть годы, когда это происходит почти обязательно). Рождаются дети, формируется личность, и — как всегда, вдруг — в период великолепной зрелости происходит крах, так четко обрисованный у женщины началом менопаузы.

От разных причин люди уходят из жизни в любом возрасте. Но после выполнения своей биологической миссии — воспроизведения — они просто как будто бы обязаны умирать. Безжалостная программа даже не трудится делать это сама. Она отдает уже ненужную особь всем ветрам — и не защищает от них… И все-таки многие живут долго. Могут ли продлить жизнь другие социальные и социобиологические программы?

Я думаю, что старение является фазой развития в ходе процесса, организованного мозгом. Причем таким образом, что, в конечном счете, накопление ошибок в организме есть результат этой «организации». То, что было недавней сенсацией, — удлинение срока жизни клеток организма за счет фактора, обеспечивающего рост раковых клеток, — вряд ли определит долгожительство. Включение фаз развития (старения) идет на фоне остаточной активности предыдущего регулирующего звена, причем активация следующего подавляет предыдущий, еще, вполне жизнеспособный. Какова его остаточная активность? Можно ли ее использовать, выключив следующее звено хирургически (в эксперименте) и пептидно-гормонально-фармакологически — у человека? Можно ли «подкачать» предыдущее, нужное звено, также пептидно-гормонально? Не убудет ли в этом случае число больных раком и атеросклерозом (неслучайные сопровождающие!)

Появление этих мыслей закономерно, сама мысль об «организации» жизни и, в общем виде, смерти — вечна и не оригинальна. Конкретные механизмы, схожие и отличные от циклических изменений в растительном мире, где жизнь может, как бы чередоваться с проявлениями типа «клинической смерти», вызывают ощущение: «так должно быть».

Вопрос не исследован нами в связи с досадной случайностью, в связи с тем, что я рассказала о своих мыслях известному эндокринологу, занимавшемуся проблемами жизни и смерти. Он упомянул о них в своей книге («От чего наступает смерть»), и так неинтересно, что за обилием других идей мне стало просто скучно думать на эту тему. Так и не взялись мы за разработку идеи под кодовым названием «Бессмертие» (видите, название уже было!). Мне было тогда достаточно мало лет (около 40), чтобы я этим всерьез озаботилась.

Сейчас разрабатывать идею мне с моей маленькой группой сотрудников сложно технически. Я буду рада, если кому-то из геронтологов что-то в этих строчках покажется отличным от его собственных мыслей и интересным.

Я начала думать о программе в «жизнеорганизации» человека давно, но отчетливо помню, как какой-то внутренний толчок: «Лист. Лист. Лист!» Все так просто, казалось бы: наступает август, сентябрь — дереву и листьям на нашем Севере холодно, ветер, холодный дождь, снег — всем надо защищаться от них. А деревья, их листья — они ведь открыты всем непогодам. Вот и падают…

Все оказалось иначе. Конечно, «с учетом погоды и непогоды», динамики светового дня, лист отторгается активно! В том месте, где лист прикрепляется к ветке, начинает расти нечто, активно отторгающее лист наших не вечнозеленых деревьев.

В моей памяти это знание и сейчас хранится где-то рядом с очень значимыми событиями моей жизни. Силы, заложенные в программе жизни дерева, заставляют лист уйти, чтобы на его месте весной вновь вырос молодой, зеленый, сочный, но уже также обреченный лист.

Вероятно, основные звенья программы-матрицы организации жизни у человека располагаются в мозге, в глубине его, в наиболее защищенном месте — в области гипоталамуса, контролирующего управление всеми жизненными функциями организма. Программа должна быть многозвенной, причем с последовательным во времени включением звеньев регуляции одного за другим. В соответствии с этими представлениями и раннее старение, и долгожительство — результат каких-то сбоев в этой программе.

Слишком рано активируются звенья программной цепочки — преждевременная старость. Каждое или какие-то звенья работают «сверхурочно» — долгожительство.

Каждое звено уступает место следующему наступающему дирижеру, далеко не исчерпав своих возможностей управления. Наиболее значимый в жизни человека период — здоровая, полноценная зрелость, после полового созревания и до менопаузы или ее эквивалента, — по-видимому, мог бы длиться дольше. А дальше? Судя по тому, как массивно начинают наступать болезни, что-то в этот период в программе жизни происходит очень ответственное… или, наоборот, безответственное.

Рак, атеросклероз и т. д. — сансара через фазы развития человека. Боритесь, люди, за себя — хотя это и нелегко: у природы много запасов оружия выведения нас из циркуляции. И СПИД — не последнее из них. Хотя и на него постепенно найдется управа, надо всегда помнить, что запасы природы на этом не кончаются.

Значит ли климактерический период: живи теперь, как получится, биологическая программа уже не защитит тебя? Может быть. А в каких-то условиях, может быть, и нет. А могут ли управление жизнью взять на себя другие отделы мозга — программы «почти биологические» или чисто человеческие, приобретенные в индивидуальной жизни?

Я так думаю: теперь после срока (?) биологической программы и защиты жизнь человека в большой или, пожалуй, в большей мере во власти тех задач, которые поставили перед ним его собственные интеллектуальные, особенно творческие, или семейные интересы. Посмотрите на стареющий состав — элиту науки — членов Академии наук России: средний возраст академиков повышается и далеко перешел за общий «средний».

Нужен, безусловно, нужен приток молодых, свежих сил. И все же активно работающие ученые иногда в очень пожилом возрасте живут, оставаясь полезными членами общества и, пусть даже на лекарственной подпитке, более или менее здоровыми.

Известно, что женщины живут дольше, чем мужчины. Этому есть много объяснений, но если говорить об управлении процессом умирания, то вышедший на пенсию мужчина как бы меньше, чем пенсионерка, чем-то всерьез озадачен, если не говорит в нем не зависевшая от общественного труда индивидуальная страсть к чему-то. Легкие или трудные, а сейчас нередко очень трудные, внуки всегда определяют «озадаченность» и одновременно — хотя бы частично — долголетие женщины.

По-видимому, это должно было бы быть общим случаем, включенным в программу выживания женщины. Но формирование городов и, далее, городская жизнь во многом вмешались в эту семейную программу озадаченной старости женщин. Работающие женщины, сложности «жилищного вопроса», масса нервирующих факторов современной жизни находят «внешних и внутренних» — реальных или виртуальных — «врагов» («Если бы не это, то, та, тот- я — мы были бы счастливы!»). И избавляются от них более или менее гладко или, наоборот, более или менее драматично. Взрослые дети, строя свои семьи, предпочитают жить отдельно от родителей, да и родители не прочь отдохнуть от деток. Во многом ежесекундно выигрывая, проигрывают часто и те и другие. У работающих родителей растут беспризорные дети. У родителей этих родителей — сначала привозимые, затем приводимые и далее приходящие — или не приходящие — внуки. Конечно, в жизни все не так схематично. Бабушки и дедушки нередко задействуют какие-то свои, отличные от биологической, программы, особенно если есть средства их реализовать. Дети детей не всегда беспризорные, энергичные родители успевают и к детям — особенно, опять же, если все в порядке с возможностями.

То, о чем я здесь говорю, — не призыв «назад, к природе». Это констатация реальности — в данном случае в связи с глобальной проблемой умирания и ее субпроблемой — цели в жизни. Итак, предполагается наличие биологической последовательности регулирующих возраст и всех с ним связанных влияний. Думаю, что это «всем известно», или, по крайней мере, против этого не возражают. Существование биологических последовательных регуляторов, где каждый последующий «наступает» на еще активный предыдущий, не исключает влияния внешних, и прежде всего социальных, факторов на адекватность реализации программы, а затем социальные факторы приобретают ведущее значение в длительности и плодотворности заключительной фазы жизни — или умирания.

Наиболее выгодным с точки зрения длительности плодотворных фаз жизни является наличие у индивидуумов программы, цели жизни. Наименее выгодным, как хорошо известно, является внезапное прерывание активности, особенно с переходом на худшие условия обеспечения потребностей. Биологическая программа, как известно, имеет приоритетное значение в фазах жизни человека. Однако было бы ошибочно отрицать значение социальных программ, возводя первую в абсолют.

Идея в целом не может претендовать на новизну. В области проблем старения ведутся широкомасштабные исследования. Есть ли и в чем интерес представленного мною подхода? В подчеркивании активного торможения каждым последующим регулятором еще весьма «полного сил» регулятора предыдущей фазы. В предположении о возможности воздействия факторов внешней среды и образа жизни на включение последующей (каждой или одной из них) регуляции и таким образом создания индивидуумов с активным сверхдолгожительством. Мы сможем благоприятно управлять длительностью активной жизни человека (или животных), открыв ключи к каждой фазе регуляции процесса умирания. И обеспечив значимость программ уже за пределом основной биологической защиты.

Я не пытаюсь углубляться в детали непрофессионально знакомого мне предмета. Здесь приведен пример представлений дилетанта, где выведенным в сознание опорным элементом был только… лист. Я просто так думаю…
Это — уже ближе к моей профессии
Отношения пространства и времени, как правило, привлекают внимание, прежде всего физиков. Однако в истории народов и в жизни индивидуума события прошлого регистрируются на бумаге (пергаменте, коре дерева, глине, камне и т. д.) и в мозге человека. В обоих случаях события, протяженные во времени, оказываются представленными на пространстве того материала, на котором пишется летопись, или в пространстве мозга. В обоих этих хранилищах памяти мы становимся в большой мере, если не абсолютно, независимыми от времени — можно извлечь события из внешней или внутренней, мозговой, памяти целенаправленно, не затрагивая ни более ранние, ни более поздние события.

Известно, что человек в экстремальной ситуации может буквально в мгновение увидеть свою прошлую жизнь. И даже если не всю, а только ее репрезентативные моменты — все же это не часто встречающееся явление.

Я так думаю, что объяснение его достаточно просто и основано на одном из внутренних механизмов мозга — превращать информацию, поступающую ежеминутно, последовательно во времени, в пространственный узор мозгового хранилища памяти.

Связанность пространства и времени, описанная в рамках теории относительности, исключительно ярко проявляется в мозговых — а возможно, и не только мозговых — механизмах человека. И, конечно, не только человека.

Обычно мы оперируем кладовой нашей памяти — лучше или хуже — индивидуально, зависимо от всесильной химии мозга и, как ни грустно, от возраста. Нередко память нам навязывает приятные или неприятные события далекого или недавнего прошлого.
Однако наша мыслительная деятельность была бы невозможна без избирательной активации памяти. Луч активации, поступающий от неэмоциогенных и эмоциогенных активирующих структур, более или менее услужливо доставляет нам «кирпичики» для мышления, для анализа, сопоставления, обобщения и т. д. Чаще всего в обыденных условиях обходится без активации эмоциогенных структур мозга. В экстремальных условиях, скорее всего, основное активационное влияние исходит от эмоциогенных структур. Я так думаю: мгновенное переживание событий прожитой жизни в экстремальной ситуации связано с процессом, обратным тому, который происходил в течение всей жизни. Происходит как бы обращение (превращение) пространственного фактора во временной. Здесь хорошо бы рассмотреть вопрос о последовательности воспоминаний в экстремальной ситуации (объяснение любого варианта возможно), но нужен специальный детальный опрос тех, кто испытал это явление (событие). Действительно ли при почти мгновенном воспоминании сохраняется последовательность прошлого опыта? Насколько подробно воспроизводится прошлое? Или последовательность как бы выстраивается уже потом, после экстремальной ситуации, а в экстремальной ситуации вспоминается как бы «всё сразу»? Этим феноменом недавно целенаправленно занялся Л. И. Спивак, в связи, с чем я надеялась, что детали ситуации будут уточнены. К большому сожалению, он умер… Думаю, что вряд ли само объяснение этой вспышки памяти придется менять. Оно очень очевидно, разумно: вспышка происходит на основе трансформации соотношений времени и пространства в работе мозга.

Профессиональный вопрос с дилетантским решением. Говорят, Юлий Цезарь мог одновременно заниматься несколькими делами. Когда хотят впечатляюще оценить интеллект человека, нередко вспоминают эту «историческую легенду» — и чаще всего без имени героя (Юлия Цезаря) говорят: Х (Y, Z) может одновременно слушать, писать, говорить. Почему-то я в такой вариант в прямом его смысле не поверила. И показалось мне, что здесь используется как бы обходной вариант — идет быстрое переключение с одной деятельности на другую при минимальных потерях информации и с удержанием в памяти ведущей линии во всех трех ситуациях. И, как я думаю сейчас, не очень «захватывающих» , не очень эмоционально значимых. Если хотя бы одно из «дел» окажется доминирующим — в его пользу сломается вся система или сломается без «пользы» какому-либо из дел. Мой сын (С. В. Медведев), тогда еще почти совсем мальчишка, по моей просьбе нарисовал мне и график такого переключения при реализации трех деятельностей, казалось бы, одновременно.

Я и сейчас убеждена, что это так, хотя сама мысль об этом появилась как бы на основе здравого смысла, как бы «почти ниоткуда».

Я думаю, так и только так может быть. Могут работать и работают параллельно разные сенсорные входы, но мыслительная деятельность в каждый данный момент — одна. И если какая-то деятельность приобретает особую важность, в других, происходящих одновременно, но не одномоментно, будут потери.

Вот это второе положение неожиданно нашло подтверждение в проводившейся в 1967 г. в Англии проверке того, как влияет слушание увлекательных радиопередач на поведение водителей машин на сложной дороге. Оказалось — именно так, как я и предполагала. А конкретно — одна из деятельностей обязательно страдала, как только другая требовала к себе повышенного внимания. Или — или. Или водитель выходил с победой на трудной дороге — и терял нить рассказа, или рассказ «сохранялся» при появлении дефекта вождения. Или рассказ по каким-то объективным причинам увлекал настолько, что ситуация становилась и для водителя, и для пассажиров опасной. Но, к счастью, такая возможность, скорее, предполагалась. При данном тестировании рассказ был интересным, но не захватывающим.

Не каждое вождение у опытного водителя можно назвать мыслительной деятельностью, хотя и полного автоматизма обычно нет. Но как только дорога становится трудной, особенно неожиданно, нужны профессионализм и быстрые решения, иногда сверхбыстрые. Как видите, этот пример не абсолютно подходящий, но другой, специальной «проверки» не было. Для себя, а иногда и не только для себя, я привожу пример с просмотром фильма. Вначале — если фильм не начинается сразу с чего-то драматического — «попутно» с фильмом человек думает о чем-то еще или даже решает (или хоть пытается решать) какие-то другие проблемы — и без потери нити фильма. Особенно часто так развиваются события при домашнем просмотре видеофильмов. А затем — затем все опять решается в пользу субъективно важнейшего в данный момент. Если фильм захватит — берегись, плита! Но, конечно, разумная хозяйка все предусмотрит…

Почему я не проверяла это «почти ниоткуда»? Да потому что за множеством других проблем это не казалось важным: просто занимательная мыслишка, да и уверенность в своей правоте была — и осталась — чрезмерной для проверки такой мелочи. И, слава Богу, другое, что сделано, действительно важнее.

Таких маленьких «ниоткуда» было еще немало. Одно из них — распределенность памяти, что не исключает ее ключевых звеньев. Другие — да Бог с ними, здесь речь идет не о полном перечне, а о представительных примерах в размышлениях, «как приходят мысли».

А здесь я уже профессионал

Устойчивое патологическое состояние со своей матрицей в памяти и реакциями, его поддерживающими, как важный механизм адаптации при длительно текущих болезнях.

Вот здесь-то я детально помню, как эта идея пришла мне в голову. В очередной раз сотрудник, с которым я вместе хотела писать статью, попытался выдать в своей статье мои гипотезы за свои. Его упорядоченный ум гораздо лучше, чем мой, справлялся с анализом наблюдений, все, раскладывая по полочкам. Статьи его привлекали ясностью и четкостью формулировок. Однако, если по части анализа клинических и физиологических материалов он был непревзойденным мастером, с синтезом и отсюда формированием гипотез у него дело обстояло несколько хуже. А хотелось ему этого очень, и как результат — заимствование, может быть, даже иногда не вполне сознательное. Я пишу об этом вовсе не затем, чтобы обвинить прекрасного работника науки. А для того, чтобы охарактеризовать мое состояние, показать, что причиной некоторого моего раздражения в тот момент была научная или, скорее, паранаучная ситуация.

Думала я в этот момент о том, почему так сложно лечить хронические болезни, почему, если посмотреть на некоторые конкретные ситуации лечения, создается впечатление, что больной как бы сопротивляется лечению.

Так как речь шла о клиническом материале, я взяла в соавторы нейрохирурга. И не взяла сотрудника, о котором шла речь выше, и не включила ни слова из его материалов, ни крупицы его данных. От начала нашей совместной работы тогда прошло уже 6 лет, было еще время подъема и большого энтузиазма, мы все были дружны — и вот такая маленькая заноза! Не то чтобы уж всерьез я злилась — не в первый раз, но все-таки, сев за стол, не была образцом миролюбия.

И вдруг — понимание (идея!) пришло в голову буквально «ниоткуда», с ощущением удивительной, неправдоподобной простоты решения. Так все это казалось просто, что я, для страховки, дала текст прочесть тем ученым, которые читали больше, чем писали сами. Я спрашивала: откуда я это взяла?! И после долгих раздумий следовал ответ: «Не знаю, ниоткуда». Только после этого я послала статью в печать…

Конечно же, при хронических болезнях мозга на смену гомеостазу здоровья приходит патологический гомеостаз, устойчивое патологическое состояние, со своей (новой) матрицей в долгосрочной памяти, определяющей реакции, его поддерживающие. Именно новое устойчивое состояние на смену дестабилизации, вызванной болезнью, дестабилизации, жизнь в которой очень сложна. Устойчивое состояние, адаптивное по своему значению для организма. В эти представления легко включается и концепция «порочного круга», кстати, здорово мешавшая мне поначалу найти правильное решение.

Устойчивое патологическое состояние развивается после дестабилизации, как уже указывалось, как патологический гомеостаз. В результате лечения желаемый эффект может наступать не сразу, а также через фазу дестабилизации. Особенно ярко это обнаружилось при наиболее физиологическом виде лечения — электростимуляции (подметил этот факт В. М. Смирнов). Болезненная симптоматика становилась нестабильной, а при продолжении серий лечебных стимуляции тех же зон мозга, которые вызвали эту дестабилизацию, развивалось (правда, к сожалению, не в 100% случаев) новое устойчивое состояние, более близкое к нормальному. Или варьировала дестабилизация и лишь после этого происходил желаемый позитивный сдвиг.

Какую роль в этих представлениях об устойчивом патологическом состоянии и вытекающей отсюда стратегии и тактике лечения играют представления о «порочном круге»?

В тех случаях, когда компенсаторные возможности поддержания нормального гомеостаза еще не подавлены матрицей устойчивого патологического состояния, любая форма прерывания «порочного круга» может оказаться полезной. Естественно, такая ситуация проявляется при удалении мозговых опухолей, рубцовой ткани, кист и т. п. В этом случае, однако, если устойчивое патологическое состояние и развивается как форма адаптации, роль собственно болезнетворного фактора — преобладающая. И все же даже после удаления наиболее доброкачественных опухолей, после очень удачной операции больной нередко долго носит в себе отпечатки устойчивого патологического состояния.

Формально теория и практика шли как бы параллельно, не пересекаясь и как бы не взаимодействуя. Однако каждый работавший в сильной лаборатории, в сильной клинике знает роль и влияние научной (клинической) атмосферы. На самом деле они постоянно взаимодействуют, даже если те, кто «внутри», этого не осознают. Кстати, когда отдел нейрофизиологии НИИЭМ был молод, был у нас девиз:

«Если не мы, то кто же?» Очень мобилизующий.

Как появилось у меня в голове представление об устойчивом патологическом состоянии? Вероятно, каждый день, думая о событиях в лаборатории и клинике, я и сознательно и подсознательно была очень богата фактами-ординатами, не все из которых были выведены в сознание. Сработало интуитивное мышление, опирающееся, как я полагаю, и на выведенные, и на не выведенные в сознание ординаты. И все же, если строго не придерживаться единственно принятой в науке материалистической идеологии, это больше похоже на другое. На то, что, находясь в определенном эмоциональном состоянии, я превратилась в детектор. Ах, как не хочется писать «Высшего разума»! Хватило на мою жизнь и эту книгу «Зазеркалья». Надо сказать, что, зажив своей жизнью, концепция устойчивого патологического состояния сразу же привлекла похитителей идей. Поданные мною на научную конференцию Академии медицинских наук СССР тезисы были попросту присвоены одним ученым, в общем милым и статистически порядочным… Может быть, и ему «показалось», что он сам так же думает? Ну, тогда хотя бы перефразировал…

Далее концепция устойчивого патологического состояния превращается в фольклор («слова народные») — ее применяют, упоминают, лишь изредка ссылаясь на автора… Не свидетельствует ли это также о детекции, хотя, может быть, и другого рода? Мысль, которая «носилась в воздухе»?!

Система обеспечения мыслительной деятельности. Фон настроения был, если можно так выразиться, мозаичный, позитивно-негативный — в целом выше обычного уровня. С желанием готовилась выступить на методологическом семинаре Института экспериментальной медицины, это — позитивная часть мозаики. А негатив, причем достаточно сценичный, выражался в желании — и чувстве возможности — положить конец буквально «террору», осуществлявшемуся на этих семинарах научным сотрудником Ш., претендовавшим на единоличное право трактовок философских текстов. И, скорее, даже не трактовок, а их избирательного цитирования.

На семинарах я, тогда еще относительно недавний сотрудник ИЭМ, сидела тихо, присматривалась к тому, что происходит, — и удивлялась, удивлялась. Выходили на трибуну немолодые и очень немолодые профессора и, как мальчишки, терялись от карманной картотеки Ш. В тот период круг философских работ, так или иначе включавшихся в обсуждение, я практически знала почти наизусть, причем многое — в подлинном, нередко иностранном, тексте. И скоро начала понимать, что неудачник в науке Ш., таким образом, самоутверждается за счет других. Ну, нет! Хватило мне таких семинаров за пару лет, что я прослушала.

Идеей моего выступления было обобщение того, что мы уже «наработали» в области изучения мозга, исследуя больных, для лечения которых применялась так называемая инвазивная техника, с философской трактовкой. Фактов научного материала было много, и я понимала, что рассказать есть о чем. Было ли чувство, что чего-то еще недостает? Трудно сказать, наверное, где-то в подсознании меня что-то беспокоило. Иначе, почему же я придала этому, совсем не неожиданному, событию такое значение? Только ли оппонирование Ш.? Скорее всего, не было баланса между позитивной частью, и, назовем ее условно, негативной (наступательно-оборонительной, «воинственной «).

И абсолютно вдруг, буквально «ниоткуда», в голове появляется стройная формулировка: мозг обеспечивает мыслительную деятельность системой с жесткими (обязательными) и гибкими (переменными) звеньями. Именно это обеспечивает и надежность, и огромные возможности мыслительной работы мозга в самых различных условиях. Далее я опубликовала эту концепцию, каждодневная научная жизнь постепенно превратила концепцию в теорию, гибкие звенья стали использоваться для лечения методом электрических, а затем и магнитных стимуляцией. Формулировка гипотезы уже вполне рационально была далее обогащена и в ее сейчас известном варианте звучит так: мыслительная деятельность обеспечивается корково-подкорковой структурно-функциональной системой со звеньями различной степени жесткости — жесткими, обязательными, и гибкими, включающимися или не включающимися в зависимости от условий, в которых реализуется мыслительная деятельность.

Кстати, именно эту красивую концепцию пытался «заимствовать» один из моих сотрудников. Когда я его на этом поймала — он включил ее в последний момент в свою главу нашей совместной монографии, уже после моего прочтения, в свою заказную статью, — его объяснением было: уж очень это красиво, я бы хотел, чтобы это было моим, и почти убедил себя в этом! Случилось так, что я опубликовала эти соображения раньше и показала ему. Он не спорил, не отстаивал себя, сказал: «Бейте меня по рукам, если я опять (!) что-либо подобное сделаю». Кстати, именно в подобном «мозаичном» состоянии появилась во мне (привычнее — в моей голове) и формулировка представлений об «устойчивом патологическом состоянии»… Читатель, годятся ли мои «ниоткуда» на роль озарений, инсайдов, просветлении? А если да, то, назвав их озарениями и т. д., я ничего, к сожалению, не добавлю к объяснению явления. Надо думать, работать — и, может быть, мечтать об озарении про озарения?

Успехи в понимании мозговых механизмов мышления и болезни явились своего рода энергетическим зарядом для понимания других мозговых механизмов. Однако различие было очень существенным. Если в этих двух случаях формулировки появлялись буквально «ниоткуда», то понимание механизмов мозга, о которых пойдет речь, ниже, вполне объяснимо, оно произошло на основе фактов логики и накопленного умения обобщать.

Основной механизм сохранения мозга в истории вида и индивидуума. Этот механизм — прежде всего общая генерализованная реакция мозга на любое изменение, на всякую новизну — факт широко и давно известный как ориентировочный рефлекс, рефлекс «что такое», механизм, обеспечивающий оптимальную реакцию организма. Много и очень долго работая в области изучения мозга, я задала себе вопрос: а зачем он может быть нужен еще? И возник образ атрофии органов от бездеятельности. И тут же — как результат энергетической подпитки удачными концепциями: конечно, это универсальный механизм защиты мозга от бездеятельности, работающий с самых ранних дней жизни и до глубокой старости. И полагаю, что именно это — важнейшая функция данной реакции. Далее уже не размышления, а исследования дополнили эти представления. Оказалось (работы С. В. Медведева), что «надо не надо», а идет в мозге непрекращающаяся перестройка связей между нейронными популяциями, как детерминированная происходящими событиями, так и, по-видимому, спонтанная, — механизм над механизмом, механизм, может быть, более глубинного характера, присущий именно мозгу. И дальше, и дальше: к механизмам сохранения мозга как бы примыкают факторы организации его надежности. Как логическое развитие предыдущего. Это многозвенный, системный характер обеспечения функций, наличие в этих системах не только жестких, но и гибких звеньев, реальная или потенциальная полифункциональность звеньев мозговых систем и т. д.

Слово сказано: защита, надежность — и происходит осмысление фактов с учетом возможности наличия собственных защитных механизмов мозга. И видишь защиту в разнонаправленных сдвигах сверхмедленных физиологических процессов при эмоциональных ситуациях, защиту в медленноволновой генерализованной пароксизмальной активности — при эпилепсии, иногда — в какие-то фазы сна. Защиту от переросшего ее эпилептогенного пожара, эмоциональной и информационной перегрузки…

Профессиональная удача. Детектор ошибок. У англоязычных народов решение простых задач иллюстрируется фразой: «to put to and two together». Наш аналог — «как дважды два» (хотя буквально было бы чуть иначе). Если в англоязычной устной и письменной речи этот словесный оборот часто встречается, то у нас он используется много реже. Именно поэтому я начала с английского образного обозначения простого умозаключения.

Так вот. До нас было известно, что в мозге есть разного рода детекторы, структуры (зоны, нейронные популяции), избирательно реагирующие на какое-то явление, процесс и т. п. Мы увидели избирательную или преимущественную реакцию сначала некоторых подкорковых зон68, а затем и коры на ошибку в достаточно тривиальном действии. И назвали эти зоны детекторами ошибок. Никакого особого умственного напряжения это определение не требовало, просто было обозначением удачной находки «по аналогии». Сам феномен оказался очень привлекательным, в частности, для объяснения многих событий и действий человека в повседневной жизни. Оказалось далее, что после реакции детекторов может развиться активация мозга, что, вероятнее всего, в данном случае может рассматриваться как предпосылка для последующей оптимизации осуществляемых действий.

Вот эта прекрасная удача, оценка ее — это то, что я отнесла бы к «кирпичиковой» науке. Откуда этот «термин»?

Я его не вычитала, просто сама для себя оценивала так научные исследования, порой очень важные по результатам, по последствиям, где каждый последующий шаг строго базируется на предыдущем, где каждая мысль имеет свой исходящий адрес, и ничто не может появиться «ниоткуда». Ученые, проводящие такие исследования, оказываются часто увенчанными уже при жизни лаврами, иногда высшими, но последнее — не очень часто. У них легко формируются научные школы, так как в их работе действительно все понятно, доказано и достоверно. Они, как правило, не верят тем, кто получает формулировку гипотез «ниоткуда», не признают их — и в меру своей агрессивности воюют, или уживаются с ними. И все-таки в науке есть и те и другие, и те и другие имеют право на существование и на развитие науки. Кстати, ученые с гипотезами «ниоткуда» чаще всего не воюют с «кирпичиковой» наукой, обычно, очень ее уважают, хотя опять же — дело в характере, темпераменте.

Итак, каждому свое. «Кирпичиковую» науку — с разной степенью способностей и соответственно результатов — могут строить все, у кого есть желание работать в той или другой области и способности. Решения «ниоткуда» сравнительно редки, но часто определяют научные прорывы, хотя прорыв за счет накопления материала (переход количества в качество) также возможен и в предыдущем варианте научной жизни.

На что похоже «ниоткуда»? Зная, что аналогия не есть доказательство, все же — на что?..

Мне почему-то кажется, что это частично похоже на гипноз, в том числе и гипноз без речевого компонента. В гипнозе человек или масса людей после какого-то сигнала принимают сигналы гипнотизера безоговорочно, в большинстве случаев как гораздо более важные, чем свое знание и свои решения. В институтских лекциях о гипнозе в курсе психологии или психиатрии обычно говорится, что в гипнозе человек все-таки не преступает каких-то крайних барьеров, но так ли это?! Кто это проверял и доступно ли это проверке с юридических (этических, моральных, медицинских) позиций? В так называемых закрытых работах такого рода проверка могла быть и осуществлена… Но я этого не знаю.

Однако здесь — опять не в этом дело. То, что я хотела бы подчеркнуть, — это проникновение и освоение индивидуумом чужих мыслей, желаний, приказов. Значит, в принципе такое возможно?! Разумного объяснения гипноза нет, но факт есть и используется.

Если принять аналогию — то важно только то, что проникновение в чьи-то помыслы и освоение их возможно. Может быть, отсюда и идеи черпания идей из «Высшего разума», идеи о мозге как детекторе? Так ли это — не знаю, мне такое понимание проблемы «ниоткуда» не близко — но, может быть, потому, что я вольно или невольно нахожусь под давлением моего материалистического воспитания, моего ограниченного рамками идеологии мышления?

Решения «ниоткуда» кроме «склада ума» требуют определенного настроя, определенного психического состояния. Это как бы состояние «приема»! Интересно, что этот настрой, это психическое состояние не является чем-то экзотическим, не слишком отличается от нормы. Близкое состояние (а кто знает, может быть, именно оно) описано у Стейнбека в его замечательной и трагической «Жемчужине». Для того чтобы найти жемчужину, нужно хотеть найти ее; но не слишком сильно хотеть — можно спугнуть удачу.

А что произойдет, если хотеть чего-либо — в том числе и проникновения в явления природы — очень страстно? Вплоть до изменения психического состояния, изменения состояния сознания? Чаще всего эмоции заслонят разум, мозг не окажется оптимальным детектором истины, в том числе и логически оправданной. А изредка… Изредка человек может оказаться как бы в другом измерении (которого, как пишет Хокинг, нет): он видит, слышит, обоняет то, что окружающим обычно не дано. Если хватает сдерживающих сил — молчит о своих находках, боясь оценки психиатров. Но именно в конце этого столетия все чаще появляются надежные свидетельства реальности таинственного «Зазеркалья»… А в обобщениях (см.: иеромонах Серафим (Роуза)) оказывается даже, что все было известно очень, очень давно.

Почему для изучения феноменов «Зазеркалья» мы исследуем мозг? Казалось бы, это — организменные явления.

Мозг — это что-то вроде сенсорных входов «души», не имеющей способности к влиянию в нашем пространстве, не имеющей, таким образом, выходов. Может ли в этом случае идти приобретение способности к действию тоже через мозг? Как описывают предпосылку к «действиям души»? «Я подумала: а что там у меня дома? а что где-то? где мои близкие? а что это делают врачи со «мной», которое уже не «я»? » И приводятся рассказы тех, кто побывал не здесь, перемещения мысли, вплоть до редких взаимодействий с миром оставленным…
То, что здесь писалось, — это попытка на личном опыте (хотя такого «опыта» много и в литературе) осторожно коснуться одного из механизмов творчества. А как с антитезой творчеству — стереотипией, так закономерно формирующейся в мозге, открывая простор для мышления? Кроме этого последнего, кроме обеспечения почти автоматизмов, есть ли у стереотипии именно в человеческой жизни своя, особая роль?

Познавая мир, растущий человек постоянно удовлетворяет «жажду» мозга к деятельности, причем все время новой. И одновременно в мозге и в организме непрерывно идет автоматизация повторяющейся деятельности с формированием соответствующих матриц памяти, далее поддерживающих приобретенные полные или полуавтоматизмы. Эти два экстремума в деятельности мозга — стремление к познанию разнообразного мира и автоматизация — оптимально формируют функциональный мозг человека, где базовая стереотипная деятельность освобождает территории мозга для нестереотипной деятельности, а нестереотипная использует стереотипную как фундамент. Наглядным примером этого может служить соотношение двигательной активности, у взрослого человека в основном матрично-обеспеченной, и собственно мыслительной деятельности; в мыслительной деятельности — это автоматизация простейших математических операций (таблицы умножения) и дальнейшее познание части или всего математического мира, автоматизация чтения и познание содержания читаемого и т.д., и т. п.

Принципиально по такому пути шло на протяжении многовековой истории большей части человечества формирование нравственности человека, когда в процессе воспитания и обучения основные нравственные догмы буквально вписывались постоянным повторением в мозг и охраняли очень многих людей от выхода за пределы матрицы их памяти, на которой было высечено «не убий», «не укради» и т. д., и т. п. В поддержании, по крайней мере, некоторых нравственных норм имеют значение уже упоминавшиеся собственные защитные механизмы мозга, способствующие сдерживанию отрицательных эмоций путем создания в сбалансированном мозгу препятствия для распространения по мозгу «волны» отрицательных эмоций. Конечно, такого рода базис «охранял от греха» далеко не всех и не всегда. В любом обществе существовали и существуют группы людей, агрессивные потенции которых превышают необходимые любому индивидууму для реализации честолюбивых замыслов, нередко полезных обществу. Эти люди, как бы в связи со своей генетической предопределенностью, ломают стереотипы в бытовом, групповом, общественном или даже глобальном масштабе. Их действия должно ограничивать и корригировать общество — если общество здорово само, если большая его часть прочно базируется на фундаменте нравственных норм. Если общество нестабильно, оно легко модифицируется, и не всегда — к лучшему.

Как в мозге поддерживается деятельность, базирующаяся на сформированной в течение жизни матрице памяти? Здесь придется сослаться на уже упоминавшийся выше механизм мозга, играющий роль поддержания деятельности в соответствии с планом во многих жизненных поведенческих ситуациях,- речь идет о детекторе ошибок. Каждая сформированная матрица работает под контролем детектора ошибок, зон мозга, реагирующих исключительно на поведенческое отклонение от заданных матрицей границ.

Итак, формирование основных нравственных стереотипов является первым и основным базисом создания здорового общества. Кстати, одно из самых субъективно тяжелых переживаний, свойственных людям с активным нравственным настроем, феномен раскаяния, глубочайшего сожаления о своих действиях, принесших вред себе или своим близким, может быть понят на основе функционирования, и в данном случае доминирования, детектора ошибок, его взаимодействия с матрицей соответствующего поведения.

Однако — и это очень важно подчеркнуть, — создавая базисные нравственные стереотипы, исключительно важно не просто сохранить, но и развить способность творчества, основной драгоценности мозга человека. Если стереотипы служат, прежде всего, стабилизации и сохранению индивидуумов и общества, творческие способности человека, выполняя те же задачи, одновременно являются естественным и единственным залогом развития и процветания нашей планеты. Таким образом, эта вторая позиция — развития творческих возможностей, — безусловно, не менее важна, чем первая. Именно творческие способности вместе со стереотипными базисными формируют противостояние человека разрушающей среде.

Творческие потенции в той или иной мере присущи большинству популяции. В варианте, который определяется обычно словом «талант» или, более того, «гениальность» (возможность принятия правильных решений на основе минимума выведенных в сознание факторов, ординат), они встречаются гораздо реже. Следует вспомнить легендарного мальчика, спрашивавшего после смерти Пушкина, «кого теперь поставят писать стихи». Пушкиным надо родиться, хотя я не думаю, что Лицей помешал ему.

Для благосостояния общества подлежат выявлению и развитию творческие способности, присущие популяции в целом. Именно их развитие помогает ежедневно и ежечасно находить в нестереотипной ситуации нравственно и биологически оптимальное решение, принципиально согласующееся с базисной моралью. А что касается особо одаренных личностей — именно их заслугой, как известно, является продвижение в отдельных областях и в обществе в целом, к новым уровням жизни, в свою очередь создающим новые, лучшие предпосылки для гармонического развития людей.

Известно, что государство — это не только совокупность отдельных личностей, оно не может рассматриваться как простая сумма людей. Государство обладает по отношению к сумме людей новыми свойствами, новыми возможностями, облегчающими или осложняющими жизнь каждого из них. Нравственность личности — фундамент нравственного государства, однако именно стабильно развивающееся нравственное государство создает условия для развития устойчиво нравственной и в то же время творческой личности…

Наука. Мозг.
«Сознание, как ветер, Вы его не видите, только то, что этот ветер вытворяет»
В переводе:
Мы можем судить о том, что представляет собой сознание, только по поведению.
«Сознание вообще не наблюдаемая вещь и что-то вроде квантовой системы на макроуровне, потому, что в тот момент, когда вы его начинаете наблюдать, т.е. с ним вступать в какой-то контакт, оно меняется, соответственно меняется вся история, нечего было и начинать»
«Возможно сознание- это какие-то квантовые аномалии».
«Нет никакой разницы в процессах, обеспечивающих в мозгу реальные события, их последствия или воспоминания о них:
Наша зависимость от мозга больше, чем мы привыкли думать»
«Мы должны его знать». 150 лет назад И. М. СЕЧЕНОВ.
Эти данные получены с помощью функционального магнитного резонанса. Если снимать характеристики с мозга во время галлюцинаций у человека, к примеру: слуховых галлюцинаций, то картинка, которую мы получим, будет неотличима, от той картинки, которая с этого же мозга снята, в то время, когда обрабатывается реальный слуховой сигнал. Мозг нам может морочить голову — вообще-то говоря, он самодостаточен.
Есть работы учёных, которым можно доверять. Из этих работ следует, что мозг принимает решение примерно за 20, а то и за 30 секунд, до того как вы про это узнаете. Мозг не только сам принимает решение, что поднимает вопрос о свободе воли, но он ещё иногда, заметим иногда, посылает вам сигналы, что вы решение приняли добровольно.
Если мы запрограммированы заранее, то это оскорбительная история для всего нашего биологического вида. Запрограммированы на что? На язык.
Варианты:
1. Сознание- противоположность подсознанию
2. Сознание- противоположность отсутствию такового, н-р: под глубоким наркозом.
3. Сознание- противоположность сну
4. Сознание- противоположность интуиции, когда что-то делается, но не осознаётся.
5. Сознание — рефлексия, т.е. осознание, понимание — это отнюдь не весь список.
Д. ЧАЛМЕРС «Почему информационные процессы не идут в темноте?»
Объяснение субъективного опыта — главный вопрос проблемы сознания.
Мы можем функционально объяснить информационные процессы, связанные с восприятием, мышлением, поведением, но остаётся непонятным, почему эти информационные процессы «аккомпанируются субъективным опытом »
Возможно, это обеспечивает самость, понимание границ «Я». Иными словами растущую независимость от внешней среды и её обитателей. Нарастающая в ходе эволюции многоступенчатость психических операций позволяет субъекту выходить за рамки текущей ситуации, обобщать опыт, развивать способность «отсроченного действия», прогнозировать построение моделей будущего.
Человеческий язык
Как и когда возник в собственном смысле слова — вопрос открытый. Скорее всего, это произошло по одному из двух возможных сценариев: « Грамматический взрыв», как результат макромутаций, или как результат отбора мелких мутаций, т.е. гораздо более постепенного процесса. В результате этого мозг стал развиваться ассиметрично так, что языковые функции отделились в одно из полушарий и пошла работа, которая обеспечивает очень сложный фонологические фокусы, а также синтаксис, собственно наше главное умение «СИНТАКСИС», потому что слова, понимаемые в кавычках есть и у других.
Данные археологии, антропологии, говорят нам о том, что палеоантропологические и приматологические данные свидетельствуют, что у гоминид развивались сложные кортикальные связи, особенно в лобно-височных областях, обеспечившие регуляцию социального поведения и интеллектуальные потребности, обусловленные социумом, что привело к уязвимости мозга для генетических или иных нарушений: такова плата за сложную организацию нейронной сети.
Вопрос не в килограммах и объёме мозга, а вопрос в организации сенсорной сети.
И.И. Шмальгаузен говорил: « Эволюция начинается вовсе не с изменений генотипа, а наоборот — это изменение фенотипа, которое постепенно фиксируется, оформляется в изменении генотипа».
Язык оккупировал мозг
Язык- это вроде вируса такого, который оккупировал мозг и заставил его «этот мозг» развиваться таким образом — его этого языка обеспечивать.
Человеческий язык является лучшим средством противостоять сенсорному хаосу, который атакует нас каждую миллисекунду: именно язык обеспечивает номинацию ментальных репрезентаций сенсорного опыта и, таким образом «объективизирует» индивидуальные впечатления, обеспечивая описание мира и коммуникаций.
Именно язык, будучи культурным феноменом, хотя и базирующимся на генетически обусловленных алгоритмах, соединяет объекты внешнего мира с нейрофизиологическими событиями в мозгу, используя конвенциональные семиотические механизмы.
Человеческий язык не просто одна из высших психологических функций, а совершенно особая, видоспецифическая способность мозга, дающая возможность и организовывать чрезвычайно сложные коммуникационные сигналы и обеспечивать мышление- формирование концептов и гипотез о характере, структуре и законов мира. «Обеспечивать мышление»
«ГЕНЕРАТОР ГИПОТЕЗ» у человека есть
Языковая способность- это система базисных универсальных правил, предположительно лежащих в основе всех человеческих языков, врождённые свойства нашего мозга, обеспечивающая речевую деятельность.
Язык животных представляет собой закрытые списки коммуникационных единиц.
Язык людей — открытый список (за исключением, грамматических слов)
Главная черта языка – продуктивность, т.е. возможность создания и понимания бесконечного количества сигналов любой длины из конечного набора первичных единиц (атомов- фонем).
Язык представляет собой иерархическую структуру в виде матрёшки с цифровой организацией (фонемы, морфемы, слова, фразы, тексты.)
Язык использует рекурсивные правила (Маша удивилась, что Петя не знает, что Нина лгала Саше).
Наш язык линеен. Фонетические законы позволяют мозгу компенсировать эти единицы в акустические сигналы, спектральные и временные характеристики которых способно декодировать человеческое ухо.
Язык не находится в определённых зонах мозга, он рассыпан по всему мозгу в динамической играющей ситуации.
Распределённое сознание
(зеркальные системы)
Представление о сознании и состоянии «другого» и планирование действий с учётом этого обеспечивает успешность коммуникаций. Способность к экстраполяции и к синтаксическим процедурам, её оформляющим требует хорошо развитой оперативной и долговременной памяти и мощного мозга (нарушение при аутизме и шизофрении).
Большая часть когнитивной деятельности происходит не индивидуально, а коорденированно с другими людьми. Было сделано открытие: были открыты зеркальные системы, это системы в мозге, которые включаются тогда, когда мы наблюдаем за тем, что делает другой человек. Сопереживаем, вспоминаем или только планируем. Эти зеркальные системы нарушены у детей с аутизмом и шизофренией.
Например, в процессе чтения участвуют примерно 17 участков коры. Количество нейронных связей в мозгу больше, чем звёзд во вселенной.
Компьютер способен выполнить отдельную команду меньше чем за наносекунду, тогда как нейроны действуют в миллионы раз медленнее.
Мозг сторицей восполняет это, поскольку идёт множество параллельных процессов, т.е. не смотря на преимущество в миллионы раз физической скорости переключения, оказывается, что мозг выполняет все свои действия гораздо быстрее.
У нашего мозга есть возможность опережающей деятельности (синхронные переводчики), при этом у них горит весь мозг, включая правое полушарие (зафиксировано приборами).
За организацию адекватной работы всего мозга и в частности за процедуры вероятного прогнозирования отвечают лобные доли коры, несформированность функций которых, как известно, наблюдается у детей, а распад у больных шизофренией или другими лобными патологиями.
Лобные доли коры — это одна из медленно и долгозреющих частей мозга. Лет до 20-ти эти доли ещё зреют. Нарушение этих механизмов проявляются на разных уровнях обработки речи, от лексики и даже фонетики, до текста.
Интеллект требует понимания и осознания
А) мы не знаем, что такое понимание.
Б) мы не знаем, что такое осознание.
Эммануил Кант «у человека обширнее всего сфера смутных представлений » творцы, художники, писатели.
Не стоит думать, что всё наше мышление построено на Аристотелевской логике! (знают учёные)
На этом построена наука, но не обыденное сознание.
Сознание не субстанция, а процесс, результат работы некоего носителя, не обязательно биологического и индивидуального…
Получается, что мозг «СРЕДСТВО!» не причина, не автор. А кто тогда АВТОР?
У зомби нет сознания и свободы воли.
Зомби можно определить по поведению, а у него поведение такое же, как у нас. И говорить может, и цели себе ставит, более того, в него «засобачили» альтруизм, в общем, всё в него положено. Сильный — хороший.
Сон и сновидения
В таких произведениях, как у «Понешады» и Веды, найденных в древних пергаментах, созданных за пятьсот лет до «Будды» и за тысячу лет до «Христа», которые чудом дошли до наших дней, совершенно недавно было обнаружено описание проблем, сна и сновидений, удивительно созвучными с представлениями двадцать первого века.
А именно: эти анонимные авторы, писавшие в незапамятные времена, в течение сотен лет эти трактаты: они упоминают о том, что наша жизнь, наше существование имеет три состояния:
А) состояние бодрствования, когда Душа слита с телом.
Б) состояние сна, когда Душа отходит, но недалеко, где-то прибывает, и очень быстро может вернуться обратно.
В) состояние сновидений, когда Душа сливается, но не полностью, т.е. имеется ввиду, что во время сновидений Душа видит образы, но мы не можем управлять своим телом.
И вот такое представление о природе сна и сновидений, тогда отвечает нынешнему двадцать первому веку. В те далёкие времена, цивилизации развивались изолированно, философские идеи друг другу не передавались. И такие идеи для Европейской цивилизации были совершенно чуждыми. Аристотель писал о сне так: «Сон же, по-видимому, принадлежит по своей природе, к такого рода состояниям, как например, пограничное между жизнью и не жизнью. Спящий ни не существует, вполне ни существует.» Парадигма, созданная Аристотелем, просуществовала два с половиной тысячелетия. И даже Фрейд и Павлов были в плену этой парадигмы.
Первым человеком, который сделал шаг в сторону, на рубеже 19-20-ых веков, была Мария Михайловна Моисеева, Петербургская учёная. Она делала опыты на щенках: если щенку не давать спать мягкими методами, то щенок погибает. «Учёные, признающие сон за остановку или диастолу мозговой деятельности ошибаются, т.к. во время сна мозг вовсе не спит, не бодрствует весь целиком, а засыпанию подпадают только те части его, которые составляют анатомическую основу, анатомический субстрат сознания» И.П.Павлов
«Ясное дело, что наша дневная работа представляет сумму раздражений, которая обуславливает известную сумму истощения, и тогда эта сумма, дошедшая до конца, и вызывает автоматически, внутренним суммарным путём тормозное состояние сопровождаемое сном»
«Я сплю и вижу сны, следовательно, я существую»
«Я должен спать и видеть сны, чтобы существовать»

Каждые три состояния имеют самостоятельные механизмы — или отдельные блоки в нашем мозге
А) Электрическая активность головного мозга (энцефолограмма)
Б) Электрическая активность глаз (околограмма)
В) Электрическая активность мышц тела
Зная эти параметры, можно определить в каком состоянии находится человек, когда он находится в состоянии покоя.
Центральные механизмы: Сон – Бодрствование.
1 Механизмы циркадных и диурнальных ритмов
2 Механизмы поддержания бодрствования
3 Механизмы медленного сна
4 Механизмы быстрого сна
Если хотя бы один из данных механизмов перестает работать, то у человека исчезает сознание, речь и т.д. человек попадает в кому.
Биологические часы это такой механизм, который встроен в каждую клетку нашего организма. Это механизм, который сформировался на заре революции, для него не нужна цепочка нейронов, просто в клетке находятся определенные гены их немного всего шесть. Шесть в каждой клетке, в большинстве клеток они заблокированы. Полный набор генов находится в лобной части каждой клетке. Одни гены активированы, другие заблокированы. Данные гены находятся у животных, растений, бактерий, грибов, и т. Д. Биологические часы — немонотонное существование клетки. У человека имеется целый ряд осцилляторов и существует главный, где эти клетки все работают на полную мощь, и определяет этот обще- клеточный механизм. Этот механизм связан с определенными процессами синтеза белка т. Е. гены синтезируют определенные белки. Эти белки накапливая, тормозят свой собственный синтез, потом распадаются и снова и синтез, снова возобновляется. Периодичность синтеза распада примерно близка, но не совпадает с периодом вращения Земли вокруг своей оси, но очень близка к нему. Примерно у человека – 25 часов. У человека центр биологических часов это супрфиозмальные ядра – крошечное образование в глубине мозга у самого основания его. Крошечная головка всего 20000 нейронов – главный ритмический ваятель нашего организма. Это генератор тактоимпульсов. Ядра тикают, создавая ритм, а в каждом органе есть клетки, которые подчиняются ему, тоже ритмически вырабатывают определенные вещества для разрушения этих ядер. У животных это не приводит к гибели, просто все ритмы стираются.
Другой частью биологических часов в нашем организме является эпифиз – это такое образование, находящееся в глубине мозга, в геотетрическом центре мозга человека. (Железа внутренней секреции — это то, что у ящериц и птиц является третьим глазом на затылке и реагирует на свет. Но у нас, у человека, эпифиз не имеет связи с внешним миром — свет не проникает туда). Он получает информацию об освещённости только через глаза.
В глазу есть специальные клетки, которые проецируются не на зрительную область, а на эпифиз. Освещённость предметов управляется синематической нервной системой.
Эпифиз — выделяет гормон- мелатонин — является одним из важнейших управляющих нашим поведением, определяющим чередование ритмов, чередование сна и бодрствования. Сейчас его усиленно стараются применять в медицине, уже есть первые успехи.
Механизмы в человеке работают по принципу «один другого тормозит»
Мелатонин выбрасывается, как только исчезает свет.
Лучше всего за два часа до сна поместить себя в помещение неяркой освещённости, чтобы организм постепенно адаптировался и мелатонин постепенно начал выделяться.
Пик. Выброс основной наступает среди ночи и утром. Как только открываются глаза, мгновенно блокируется выброс мелатонина и больше он не выделяется. Ядра и мелатонин определяют синхронизацию внутреннего ритма с внешними факторами освещения.
В больнице, у больных температуру тела замеряют в 6 часов вечера — это температурный minimum температурной кривой. Она имеет 6-ти часовой ход, а maximum температурной кривой наступает в 5 утра, когда наступает maximum периода сновидений.
При этом оказалось, что характерным периодом для переживания сновидений является быстрое движение глаз (глаза в этом состоянии могут двигаться независимо друг от друга)
На первых порах, когда открыли это явление, сначала думали, что мы рассматриваем сновидения, внутренние образы, но это не подтвердилось. Оказалось движение глаз связано с внутренней активацией систем организма.
Три кита соннологии — это цикла, фаз и стадий график называется гипнограммой. Глубокий сон- это когда ничего не снится, после этого человек меняет позу, смена позы в течение ночи происходит раз 10. Это важная особенность. Если во время сна мы не будем менять позу, то у нас будут серьёзные нарушения кровообращения в конечностях и других органах. Это известно врачам скорой помощи (пьяный упал и заснул — алкогольный сон). Перевороты тела происходят при переходе из одного состояния сна в другое. Мы переворачиваемся во время сна не хаотично, а в конце первого периода (синоним быстрого сна). В конце этого периода, перед каждым новым периодом и в конце. Мы каждый раз меняем позу, таким образом, если у нас 4-5 циклов сна — мы 8-10 раз меняем позу, сохраняя при этом нормальное кровообращение, на фоне лежачей позы. Во время сна идёт замедление пульса, сердцебиения, дыхания. Чем глубже сон, тем меньше мы себе отдаём отчёт, что мы спим. Т.е. не отдыхаем, именно во время глубокого сна, но потом, когда картинка резко меняется, через час после засыпания, человек как бы «подбуживается», доходит до состояния лёгкого сна, и в это время, происходит тот процесс, который внешние признаки мозга — такие же, как и в состоянии бодрствования, но тело, при этом полностью расслабленно, очень быстро бегают глаза и, если человека разбудить в этот момент, он быстро отчитается об эмоциональных образах яркого сна.
Сновидения нам снятся всю ночь, каждые полтора часа, но есть люди (небольшой процент), которые при пробуждении не могут рассказать сон, хотя приборы показывают, что сон снился (эффект мгновенного забывания).
Когда мы засыпаем, первая половина является глубокой, зато вторая половина, ближе к утру, являет нам лёгкий поверхностный сон.
Цивилизация от человека требует, чтобы мы днём бодрствовали, а ночью спали. На самом деле человек устроен не так. Исследования, проведённые на примитивных племенах, которые кое-где ещё существуют (не связанные с цивилизацией), они в течение дня спят 2 раза, как маленькие дети. Первый раз они ложатся около полудня, другой раз около 4-ёх часов дня. И об этом же говорят правила системы, принятые в южных странах — это естественный цикл, который возвращает человека к более естественному ритму, который ему присущ, как существу биологическому.
В современном городе другой социум, и уже в школе ребёнка приучают, что днём спать нельзя, отсюда рождаются депрессии, закон-дипревации.
Механизм бодрствования
Существует 10 разных систем, которые находятся в глубине мозга, которые занимаются тем, что активно тонизируют нашу кору, т.е. обеспечивают возможность ей для работы. Если одна из этих систем вдруг почему-то не срабатывает — всё, мы не можем жить, мы приходим в состояние комы.
Механизм сна намного проще, центр его находится в передней части гипоталамуса, который занимается тем, что тормозит, блокирует все системы бодрствования. Под влиянием каких-то ситуаций или веществ (н-р мы выпили)- эти системы бодрствования устают, их активность ослабляется, но как только она ослабляется, тут, же включается система сна, и начинает сильно тормозить. Завоагназин — недавно открытое вещество, которое влияет на бодрствование и сон. С ним связаны крепкий чай и кофе. Вывод такой, что чай и кофе полезны для мозга — это вещество любит мозг. Чай и кофе перед сном не применять — сна не будет. А вот при пробуждении — наоборот, усиливается и обостряется работа мозга.

«кто познает тайну сна, тот познает тайну мозга» Мишель Жуве.

Методами исследования мозга человека можно проникнуть в тайны его мышления, коды его физической деятельности.
«Для достижения успеха надо ставить цели несколько выше, чем те, которые в настоящее время могут быть достигнуты» М.Планк
- Возможно ли декодирование мыслей животных?
- Возможно ли мысленное управление машинами и компьютерами?
- Возможна ли передача информационных сигналов непосредственно к мозгу, минуя органы чувств?
Военное применение
- Мысленное управление беспилотными передвижными устройствами.
- Контроль вооружений с помощью мыслей.
- Беспроводные мысленные коммуникации между людьми.
- Дистанционный контроль между действиями других людей.
_____________________________________________________________________________________
Мысленно попробовать держать шарик в воздухе.
(Правое полушарие — образное мышление «считывание образа»)
Приёмным — передающим устройством (т.е. вспомогательный разрыв – пространства и времени между объектами замены инфра — красной связью)
Это решение проблемы того, как наш разум, наша психика, наше сознание соотносятся с нашим мозгом, как материальные процессы в мозге рождают психические, как мысль о сгибании пальца способна вызвать сгибание пальца и способна быть передана, чтобы произошло сгибание пальца.
Позиция соотношения этих двух пространств: разума и сознания с одной стороны, и мозга в значительной степени происходят от размышление по Рене Декарту.
Проблема взаимоотношения:
- Души и тела
- Психофизическая проблема разума и мозга
- Психофизиологическая проблема
По сути дела, поставил проблему взаимоотношения пространственного материального объекта мозга с непространственной материальной мыслью.

Теория дуализма
В какие-то моменты нематериальная мысль способна вступит в контакт с материальными процессами мозга.
Декарт думал, что это происходит в одной неизвестной загадочной железе (эпифиз)
Карл Поппер
«мы живём в мире физических тел и сами являемся физическими телами, но когда я с вами говорю, я обращаюсь не к вашим телам, а к вашему сознанию. И здесь возникает вопрос о взаимоотношениях между этими двумя мирами: миром физических состояний и процессов и миром психических состояний или процессов. Этот вопрос и есть психофизическая проблема»
Теория рефлексов по Павлову
«Нас интересует одно — наше психическое содержание»
Основным исходным понятием у нас является Декартовское понятие, понятие рефлекса. Оно вполне научно, т.к. явление им обозначаемое, строго Детерминизируется.

Теория рефлексов
Подходы к решению психофизической проблемы.
«Вся суть изучения рефлекторного механизма, составляющего фундамент центральной нервной деятельности, сводится на пространственные отношения, на определение путей, по которым распространяется и собирается раздражение. Вот почему, ясной должна представляться мысль, что нельзя с психологическими понятиями, которые по существу дела не пространственные, проникнуть в механизм этих отношений. Надо показывать пальцем: где было раздражение, куда оно перешло?» И.П.Павлов
Как сознание может вступать во взаимодействие с мозгом?
Была создана теория: когда сознание — не материальное вступает в контакт с материей человеческого мозга, в так называемых дендронах — колонках нервных клеток в коре головного мозга, имеющих плотность синоптических контактов, где по мнению мысли сознания имеют способность изменять вероятность выделения химического передатчика, влияя таким образом на физиологические процессы (дуалистическое решение). Нематериальные процессы должны каким-то образом сверху влиять на материальные процессы в мозге.
О квантовой физике
Дедукции неопределённости и считающие, что процессы осознания происходят ещё в квантовых процессах микротрубочках, находящихся внутри нервных клеток, с позиции действия квантовых переходов. Всё больше и больше накапливаются факты, которые совершенно не могут быть втиснуты в жёсткие рамки рефлекторной теории и требуют более динамического и комплексного понимания механизма нервной деятельности. Наши работы целиком посвящены поискам новой, удовлетворяющей нас концепции в области нервных функций.
Процессы сознательного восприятия — это процессы, когда синхронизируются с точностью до 1 мл секунды большие популяции клеток в разных областях коры головного мозга. То же самое касается действий. Есть проблема нулевой латентной синхронизации, откуда и как клетки раздражаются синхронно? Как организуются такие ансамбли? Они организуются за счёт сложного синтеза. Поведение детерменированно нефизиологически (перекодирование стимулов моторной программы), а психически (хранящиеся в памяти субъективными образами ещё отсутствующих событий).
Организация активности нейронов отражает параметры, цели, т.е. будущего (результат), а не предшествующего (стимул) события. А раз так — мысль материальна и её можно зарегистрировать.
В.Б.Швырков (1939-1994)
Активность нейронов в бодрствующем мозге специализированна относительно тех или иных функциональных систем, т.е. элементов субъективного опыта:
В функциональные системы синхронно вовлекается нейроны одновременно многих структур головного мозга. В бодрствующем мозге нейроны демонстрируют опережающую активность, определяемую не стимулами, а целями и намерениями (будущими результатами, извлекаемыми из памяти).
Очень важно
1. Возможность использования сигналов от отдельных нейронов, для объективного исследования и декодирования субъективного опыта человека и животных
2. Возможность высокоэффективного считывания сигналов от общемозговых системных процессов, регистрируя активность отдельных нейронов мозга.
3. Возможность использования сигналов от отдельных нейронов в составе функциональных систем для декодирования мыслей ещё до начала осуществления действий.
Достаточно подумать о действии, как снятие сигналов с активности клеток, позволит декодировать «намерение человека или животного»

¬

¬-

Резервные возможности человека

Сказать, что проблема раскрытия и использования резервных возможностей человека возникла лишь в последние годы, будет неверно. Для того чтобы получить информацию об окружающем мире у человека имеется пять органов чувств, данных ему природой. Но для человека ищущего этого не всегда бывает достаточно. Используя научно-технический прогресс, человек пытается расширить свои способности в получении информации об окружающем мире. В военном деле это проявляется как нигде. Человек получает информацию об объекте, принимает решение о воздействии на него. Часто бывает так, что возможности прямым, обычным образом повлиять на этот объект нет. Тут и встает вопрос: а все ли возможности, заложенные в человеке природой, он использует для выполнения данной задачи. Практика изучения этой проблемы показывает, что в человеке заложено гораздо большее.
Встает вопрос, а каким образом вычленить эти возможности, как их классифицировать, для того, чтобы использовать свои внутренние ресурсы? Для этого надо на время отойти от этой задачи, и посмотреть на проблему с другой стороны.
Мы живем в трехмерном пространстве в одномерном времени. Для получения информации из окружающего мира, человек использует органы чувств. ОРГАНЫ ЧУВСТВ — это нервные устройства, служащие приемниками сигналов, информирующих об изменениях в окружающей субъекта среде и в его организме. Принято различать пять внешних чувствительных систем — зрение, слух, обоняние, вкус, кожную чувствительность. Фактически же имеется значительно большее их число (так, только воздействие на кожу вызывает ощущения давления, боли, холода, тепла и др.) Органы чувств обеспечивают доставку именно той информации, которая необходима для организации действий рефлекторного аппарата человека.
Человек пытается решить многие задачи, которые перед ним ставятся жизнью в четырехмерном пространственно-временном континууме. Важным является то, что в трехмерном пространстве, в котором существует сознание человека, человек, получает информацию, которая подводит нас к любопытным выводам.
Обратимся к школьному курсу элементарной физики: значение точек, линий, плоскостей, и так далее. Нарисовав на доске некую плоскость, к примеру, окружность, попытаемся, как наблюдатели со стороны, рассмотреть, что же за объект изображен на ней. Мерность пространства, которую мы имеем, состоит из двух аспектов: ширины и длины, в данном случае. Но что за объект изображен на данной плоскости в данном измерении — шар, сфера, цилиндр или конус, — мы сказать не можем. Мы можем только предполагать.
Вернемся к нулевой мерности пространства, где нет ни длины, ни ширины, ни высоты. Это точка. Информация в точке равна нулю. Но как только точка начинает движение в пространстве, при прямолинейном движении она оставляет в пространстве след в виде линии. Для того, чтобы мы видели эту первую мерность пространства мы обязаны заставить, во-первых, эту точку двигаться, а во-вторых, именно для наших рассуждений она должна двигаться в направлениях тех, которые в этой точке не заключаются.
Сделаем второй шаг. Мы эту линию, обладающую одной мерностью, а именно длиной, заставим двигаться в направлении, в которой значение линии не заключается. Мы получаем некую плоскость, обладающую двумя мерностями: длиной и шириной. На ней мы видим образ какого-то объекта уже в виде окружности или круга, или боле сложной фигуры. Но сказать о том, что, же это за объект мы наблюдаем, мы не сможем, нам мало информации. Двух мерное пространство нам тоже не дает информации о действительном виде объекта.
Поэтому, заставив двигаться плоскость в направлении, которое в ней не заключено, мы вдруг увидим, что плоскость превращается в некое тело, в котором появляется еще одна мерность – назовем ее мерность №3. В результате наблюдатель видит, что в пространстве появилась фигура, к примеру, цилиндр. Этот пример показывает нам насколько информативней человек начинает воспринимать информацию об объекте в зависимости от познания мерности пространства.
Человеческая логика говорит о том, что мы произвели первое движение, второе, третье. Математика говорит о том, что вообще-то мир не трехмерен, он — многомерен. И вот здесь сознание человека начинает «клинить», потому что его сознание живет в трехмерном пространстве. Он думает: «Что же произойдет с телом, какой вид оно примет, при переходе в четвертое измерение, которое гипотетически существует?»
Пытливый человеческий ум продолжает поиск выхода из этого тупика. Математика говорит о том, что существует теория комплексных перемен, где существует действительная и мнимая часть. В комплексной перемене мнимая часть учеными обычно не рассматривается. Ее приравнивают к нулю. Если математики нам говорят о том, что гипотетически существует четвертая мерность пространства, если человек ее видит, естественно получает больше информации об объекте. Наука нам говорит, что возможно сознание может гипотетически понять, что мерность существует, но для практической жизни оно применить ее не может. Что это – тупик? Но ведь любая математическая модель должна приносить пользу человеку. Здесь мы допускаем мысль, что если сознание бессильно выполнить такую задачу, то может быть другие составные части психики человека смогут эту задачу выполнить?

Если на эту попытку увидеть четвертую мерность нашим сознанием, посмотреть с точки зрения изотерической, оккультной или магической, то вдруг мы видим, что в этих направлениях есть нечто похожее, некоторый аналог наших математических рассуждений. Оккультизм аналогичную задачу пытается решить своими способами. Здесь необходимо правильно расставить все точки над I. Что такое оккультизм, какое место он занимал раньше, и какое занимает сейчас? Чем он отличается от науки, и что у них общего? Оккультизм – это древнейшая попытка человека познать окружающий мир, и управлять этим миром. Этим же занимается и наука. Разница в том, что наука только лишь найдя объяснение каким-либо процессам, начинает их применять.
Оккультизма бояться не надо: наука вышла именно из оккультизма. Древний человек, не находя объяснения многим естественным законам природы, пользовался ими на свой страх и риск, не зная, чем это закончится. Конечно же, порой наносил себе определенный вред. С этой точки зрения, например, мнение Русской Православной Церкви в отношении занятия оккультизмом и прочей изотерикой, вполне объяснимо и разумно: не трогайте те разделы психики, которые на сегодняшний день вы не можете объяснить научно, иначе вы можете нанести себе вред. Вот и в Законе Божием в одном месте говорится с большим уважением о психологии как науке. Но одновременно есть и призыв не заниматься изотерикой, экстрасенсорикой, потому что эта практика может оказаться плачевной. Так что, если снять этот мистический налет со слова оккультизм, то станет понятно, что на эти вопросы надо искать ответы, но весьма осторожно.

Так вот попытки человека открыть и развить в себе резервные способности, привели к выводу, что именно в подсознании скрыты такие возможности. Важность изучения данной области несомненна. Наш организм сложен, логичен, безукоризнен. Все жизненные физиологические процессы управляются и контролируются именно психикой.
Человек чаще всего не обращает внимание на работу своего подсознания. Однако если будет разрушено сознание человека, человек будет жив, и всегда будет сохраняться возможность вернуть ему личность. Разрушение же подсознания, ведет к биологической гибели. В области подсознания и надо искать те резервы, которые с практической точки зрения могут быть очень полезны человеку. К примеру, чем подсознание может помочь при решении нашей задачи по получению информации об объекте, окружающем нас мире. Как оно может оказать управляющее воздействие на тот или иной объект?
Сведения о результатах опытов, которые проводились в мировой психологической науке, находятся сейчас в многочисленных архивах об оккультизме. Да, подсознание может решить многие задачи, но нельзя ни в коей мере забывать и считаться с тем, что, познавая самого себя, благодаря этим знаниям, человек может самого же себя и разрушить. Возьмите те же попытки перестроить свою физиологию, свою психику. Именно поэтому официальная наука зачастую подвергает сомнению целесообразность внедрения человеческого разума в область этих знаний.

Каким же образом подсознание может вдруг помочь нам решить задачу? На сегодняшний день прорисовывается определенная логика. Если мы даем подсознанию возможность общаться с объектами окружающего мира в четвертом пространственном континууме, а сознание не способно туда прорваться из трехмерного пространства, то необходимо наладить определенный диалог между сознанием и подсознанием. Выстраивается маленькая логическая цепь: гармонизация сознательного и бессознательного — формулирование задачи сознания в трехмерном пространстве — постановка задачи подсознанию, затем выполнение этой задачи четырехмерным пространством и замыкание обратной связи с получением информации подсознанием, выделение этой информации в сознание.
Подсознание не понимает языка, оно не понимает слов, оно не понимает предложений – оно понимает только язык образов. Поэтому, диалог между сознанием и подсознанием необходимо развивать именно на языке образов. Для того чтобы этот диалог наладить в психологии существует такое понятие как изменение состояния сознания. Получение информации об объекте с помощью подсознательной структуры и затем оказание воздействия на эти объекты. Этот процесс изменения сознания – и есть ключ к решению задачи.

Проводимые на сегодняшний день психологические опыты обнадеживают тем, что решение такой задачи возможно. Действительно проводились опыты по получению информации о состоянии объекта, по передаче информации без применения технических средств, человек получал информацию, не пользуясь официально пятью органами чувств.
Официально 6-го чувства нет. Информация у человека появляется буквально на пустом месте. И здесь мы должны отдать себе отчет, что это подсознание дает нам информацию, и мы должны очень аккуратно этим воспользоваться. Здесь важное значение имеет достоверность информации.

Процесс работы со своим подсознанием у каждого человека совершенно индивидуален. Если говорить об опытах воздействия на предмет, то здесь язык образов является ключевым моментом оказания воздействия на предмет. Трудности в том, что повторяемость в этих опытах колеблется на среднем уровне. Эта область может оказаться ключевой в вопросах здоровья человека. К сожалению, на сегодняшний день сказать, что имеется надежные направления, закрепленные практикой по работе с подсознанием, будет рановато. Но такие работы ведутся.

Как сделать так чтобы тебе приснился человек который любит меня Как сделать так чтобы тебе приснился человек который любит меня Как сделать так чтобы тебе приснился человек который любит меня Как сделать так чтобы тебе приснился человек который любит меня Как сделать так чтобы тебе приснился человек который любит меня Как сделать так чтобы тебе приснился человек который любит меня Как сделать так чтобы тебе приснился человек который любит меня Как сделать так чтобы тебе приснился человек который любит меня Как сделать так чтобы тебе приснился человек который любит меня Как сделать так чтобы тебе приснился человек который любит меня Как сделать так чтобы тебе приснился человек который любит меня Как сделать так чтобы тебе приснился человек который любит меня Как сделать так чтобы тебе приснился человек который любит меня Как сделать так чтобы тебе приснился человек который любит меня Как сделать так чтобы тебе приснился человек который любит меня

Похожие новости:

Длинные поздравления с днем рождения любимому мужу



Парник из металлопрофиля своими руками фото чертежи



Как сделать новогоднюю елку из подручных материалов елку из подручных



Как правильно сделать настойку на пчелином подморе



Как оригинально поздравить мужа с днем рождения своими руками